ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

КОНКУРЕНТНОЕ ПРАВО

Перелом со смещением

Эпидемия COVID-19 сместила акценты работы АМКУ на так называемые социально важные рынки: продуктовый ритейл, аптечные сети, производителей и дистрибьюторов лекарственных средств и медицинских изделий. Тем не менее без внимания Комитета не остались и прежние приоритетные рынки. Усилились масштаб и качество практики в сфере контроля за госпомощью

КРИСТИНА ПОШЕЛЮЖНАЯ

 

С введением карантина именно Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) принялся усмирять аппетиты бизнесов, решивших заработать на «пире во время чумы». Повышение цен на лекарственные средства и исчезновение с полок аптек защитных масок, рост цен на товары первой необходимости и чудесное появление «лекарств от коронавируса». Как с этими и другими вызовами удалось справиться команде ведомства, да еще и в период пертурбаций в руководящем составе?

 

Кадровая политика

В середине июля 2020 года Верховная Рада Украины назначила Ольгу Пищанскую председателем АМКУ — государственным уполномоченным. Она сменила на этой должности Юрия Терентьева, который возглавлял ведомство с 2015 года. В августе 2020-го государственным уполномоченным назначена Ольга Музыченко (теперь она также занимает должность первого заместителя председателя АМКУ), в октябре — Богдан Горобец (ранее занимал руководящие должности в управлении Службы безопасности Украины).

Сергей Денисенко, партнер AEQUO, новые назначения называет одним из наиболее заметных событий в АМКУ: «На сегодняшний день сформирован полный состав команды из девяти госуполномоченных, которые призваны принимать решения от имени органа, и сейчас можно констатировать факт завершения формирования обновленной команды регулятора». Он добавляет, что прошло еще слишком мало времени, чтоб делать выводы о работе нового состава АМКУ. По сути, с момента назначения нового главы АМКУ прошло порядка четырех месяцев, а это слишком маленький срок для того, чтобы судить о сдвигах в работе и приоритетах комитета. Несмотря на это, уже сейчас можно говорить о некоторых трендах.

Г-н Денисенко констатирует приятную тенденцию: новому руководству достаточно оперативно удалось увеличить финансирование АМКУ. Это серьезное достижение на пути к формированию независимого и профессионального состава Комитета. «Думаю, все согласятся с тем, что профессиональный труд должен оплачиваться надлежащим образом. Конечно, уровень вознаграждения младшего и среднего звена сотрудников регулятора еще далек от уровня развитых экономик, однако нельзя не отметить позитивную тенденцию и заслугу нового руководства в этом направлении», — комментирует партнер AEQUO.

Еще одна тенденция, которую эксперт наблюдает сегодня, — это отсутствие новых громких дел от АМКУ. В этой связи он предполагает, что текущие усилия Комитета направлены на финализацию «старых хвостов». «В Комитете все еще есть старые дела двух-, трехгодичной давности, которые необходимо довести до логического завершения. Подтверждением этому может служить недавнее решение АМКУ по делу об антиконкурентных согласованных действиях, вынесенное против известного датского производителя инсулинов — компании Novo Nordisk и ее дистрибьюторов», — приводит пример Сергей Денисенко.
Интересно, что в данном деле АМКУ был применен наибольший штраф из всех имевших место на фармацевтическом рынке за последние годы. «Однако учитывая последнюю судебную практику по обжалованию решений АМКУ, касающихся фармрынков, регулятор допускает очень схожие ошибки в процессе доказывания нарушений, что в результате ведет к отмене решения АМКУ в судебном порядке. В случае если в последнем решении не была проведена работа над ошибками и не учтена последняя судебная практика, компания Novo Nordisk будет иметь неплохие шансы оспорить решение АМКУ», — прогнозирует г-н Денисенко.

В целом 2020 год оказался непростым для всех, и антимонопольная практика не исключение. За весь период с марта по декабрь изменений в работе Комитета практически не происходило, и карантинный период по факту не повлиял на график и интенсивность работы. Незначительные изменения наблюдались в работе органа обжалования публичных закупок, которые скорее коснулись формата взаимодействия с заявителями и перехода в режим онлайн на период карантина, однако сегодня работа вернулась в нормальный авральный режим», — отдает должное партнер AEQUO.

 

Акценты сместились

Эпидемия COVID-19, по словам Александра Алексеенко, партнера Marchenko Partners, сместила акценты работы АМКУ на так называемые социально важные рынки, включающие в том числе продуктовый ритейл, аптечные сети, производителей и дистрибьюторов лекарственных средств и медицинских изделий. «Похоже, что во многих случаях АМКУ, потратив довольно много ресурсов, так и не нашел достаточных оснований для наложения санкций на игроков этих рынков и ограничился лишь предоставлением рекомендаций, которые в той или иной мере были выполнены», — предполагает г-н Алексеенко.

В этом контексте Александр Вознюк, партнер Asters, отмечает другой момент — все еще сильный крен конкурентного ведомства в сторону попыток ценового регулирования. Особенно наблюдалось давление, по его словам, на операторов рынка нефтепродуктов, чтобы они снижали цены. «Потом негативное восприятие АМКУ любого роста цен ощутили на себе десятки компаний по всей цепи от производителей до ритейлеров в FMCG и фармацевтическом секторе, где возникли ажиотажный спрос и дефицит, спровоцировавшие скачок цен на продукты, маски, антисептики. И даже в недавнем решении по крупным компаниям фармацевтической отрасли красной нитью проходит стремление подменить ценовое регулирование конкурентным законодательством», — отмечает г-н Вознюк.

По словам эксперта, далеко не всегда в таких случаях можно говорить о вопросах конкурентного права, и это сильно подрывает ожидания национальных и иностранных компаний относительно прозрачности правил конкуренции на рынке и предсказуемости правоприменения.

«Такая неопределенность создает риски и сдерживает нормальную и такую необходимую в текущих условиях активность бизнеса. Все это не может не сказываться на экономической эффективности как отдельной компании, так и отрасли и экономики в целом. То, что эти проблемы не так видны и популярны, как социальные, не означает, что их нет, и стратегически их решение намного серьезнее и важнее, чем кратковременное удовлетворение электоральных интересов. Но кажется, что все же дух экономической свободы и осознания ценностей конкурентного рынка понемногу проникает и в кабинеты, и в умы и сердца людей, и не только тех, которым доверено защищать конкуренцию», — комментирует Александр Вознюк.

 

Все новое — незабытое старое

Юристы наблюдают тенденцию к сохранению АМКУ основных приоритетов — это ритейл и продукты питания, энергетика, реализация топлива, фармацевтика.

Заявленные АМКУ приоритетные кейсы по возможному злоупотреблению крупными игроками на рынках ­электроэнергии и сельского хозяйства все еще не завершены. «В случае их окончания принятием решений о признании нарушений и наложении значительных санкций это может послужить четким месседжем для других рынков и игроков, обладающими значительной рыночной властью», — предостерегает партнер Marchenko Partners.

Он с сожалением констатирует, что никуда не делись проблемы дискреционных полномочий АМКУ и процессуальной справедливости при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства. «Это ярко демонстрирует кейс о так называемом табачном сговоре. Размер наложенных АМКУ штрафов в этом кейсе настолько большой, что очень велика вероятность обращения некоторых компаний, не нашедших справедливости в украинских судах, к международно-правовым способам разрешения такого спора с аргументами в том числе об отсутствии надлежащего и справедливого процесса рассмотрения дела», — считает Александр Алексеенко.

Контроль АМКУ за государственной помощью пусть и не так быстро, как хотелось бы, но превращается в фактор, который бизнесу невозможно игнорировать. «Несколько крупных кейсов, затрагивающих уже не просто государственные и коммунальные, а крупные частные компании, могут заставить различные бизнесы обратить внимание на это относительно новое направление работы АМКУ. В то самое время изменения законодательства о госпомощи давно назрели, и есть надежда, что уже разработанные обновления будут приняты в 2021 году», — выражает надежду г-н Алексеенко.

Солидарен с коллегой и Александр Вознюк. Расширение масштаба и повышение качества правоприменения в ­сфере контроля за госпомощью он называет важным позитивным фактором. АМКУ все больше и глубже мониторит различные формы господдержки, в частности налоговые и другие льготы для предприятий. «Похоже, не за горами то время, когда это направление практики по масштабу и значимости станет в один ряд со спорами об антиконкурентных нарушениях», — предрекает г-н Вознюк.

По его словам, Комитет был также довольно активен в сфере транспорта и инфраструктуры, в которой традиционно много неоднозначных практик и нарушений со стороны государственных органов и монополистов. «Так, решение о злоупотреблении монопольным положением «Укрзализныцей» в отношении определения малодеятельных станций, скорее всего, приведет к увеличению практики по возмещению убытков, причиненных нарушениями конкурентного законодательства», — предполагает Александр Алексеенко.

«Несмотря на, казалось бы, вечную актуальность указанных приоритетов, хотелось бы констатировать попытки, пусть едва заметные, перехода регулятора к трендам XXI века и смещения фокуса в более технологичные сферы. Особенно на фоне неотвратимого процесса перехода нашей жизни и работы в онлайн, влияния big data и современных программных алгоритмов на жизнедеятельность простых украинских потребителей», — выражает надежду Сергей Денисенко.

 

Законодательный штиль

Эксперты отмечают также некое затишье на законодательном поле в отношении конкуренционных правил игры. Тем не менее, по словам Александра Алексеенко, юристы не могут надеяться лишь на улучшение законодательного поля и консультируют клиентов, а также представляют их в отношениях с АМКУ исходя из имеющихся на данный момент норм и правил. «Конкурентное законодательство уже давно требует существенного обновления, с более современным и четким регулированием для настоящей защиты конкуренции у всех участников процесса будет намного больше возможностей», — отмечает он.

Г-н Алексеенко надеется, что затишье на законодательном поле в скором времени закончится, и речь будет идти не только об усилении полномочий и возможностей АМКУ, но и о получении бизнесом достаточных инструментов для защиты прав и интересов в по-настоящему состязательном антимонопольном процессе, соответствующем стандартам надлежащего и справедливого рассмотрения.

 

Молниеносная реакция

Ольга ПИЩАНСКАЯ,

председатель Антимонопольного комитета Украины

Главное достижение? Мы выжили! Вызов очевиден, он, наверное, один для всех — пандемия COVID-19, карантин и все последствия этого глобального кризиса. Нам, как конкурентному ведомству, пришлось очень быстро принимать меры для защиты конкуренции. Ведь с мгновенным ростом спроса на продукты и медицинские изделия, в первую очередь маски, у многих игроков этих рынков возникло желание заработать на панике. Следовательно, наши действия должны были быть молниеносными. АМКУ ввел мониторинг цен силами своих сотрудников и первым в стране, получив срез этой информации, использовал самый быстрый инструмент из нашего арсенала — субъектам на рынках продуктов и медсредств были даны обязательные рекомендации. Результат также был быстрым: цены начали падать, сети снизили или вообще отменили наценки на ряд социально значимых продуктов и маски. Также рекомендациями и штрафами удалось остановить рекламу так называемых лекарств от коронавируса. Вообще, отмечу, роль адвокации и действий на опережение значительно возросла в нашей деятельности в последнее время. Там, где бизнес идет навстречу, ведет себя социально ответственно, удается достигнуть быстрого и ощутимого каждому потребителю результата. К тому же в сжатые сроки были разработаны критерии допустимости государственной помощи относительно мероприятий, связанных с эпидемией COVID-19.

Добавлю, что карантин вообще не повлиял на другую текущую работу Комитета, ни одно задание не было снято или отложено. Даже скажу больше — количество жалоб, подаваемых в орган обжалования публичных закупок, быстро растет, а кейсы, которые мы расследуем, также масштабные и тяжелые. Штат такой же, как и раньше. Несмотря на все новые и сложные вызовы, мы исполняем возложенные на нас обязанности и выносим очень значимые для экономики и граждан решения. Это и 190-миллионный штраф за завышение цен на инсулины Novo Nordisk и связанными дистрибьюторами, и раскрытие сговоров на торгах при участии таких крупных компаний, как «Интерпайп» или, например, связанных с «Укрбудом», и значимые штрафы на производителей «сладкосливочного масла», в котором доля растительных жиров достигла 90 %. Отдельно отмечу, что нам удалось заставить теплоснабжающие компании пересчитать стоимость уже оплаченных населением услуг по отоплению (сумма, между прочим, — 3 млрд грн). Очень хорошие отзывы мы получили от бизнеса после того, как вынудили «Укрзализныцю» отказаться от ограничительных практик под видом так называемых малодеятельных станций.

Нам приходится все активнее работать в судах, отстаивать правомерность решений, и часто это новые для Комитета дела, такие как решения по принудительному распределению, картельным сговорам, облгазам и так далее. И на фоне всего этого мы провели реформу территориальных отделений, оптимизировав их работу. А еще разработали три законопроекта, которые являются началом реформы конкурентного законодательства. В первую очередь, это антитрастовый законопроект. При его разработке мы применили новый для себя подход — взяли анализ пробелов действующего законодательства, осуществленный европейскими коллегами, также все имеющиеся законопроекты, разложили их на составляющие, а затем вместе со специалистами из конкурентных ведомств Литвы и США и народными депутатами разработали новый текст, который сейчас активно обсуждается лучшими юристами страны и бизнес-ассоциациями. Два других законопроекта — усовершенствование работы органа обжалования и развитие функции контроля по госпомощи.

Отдельно отмечу, что впервые за длительное время нам удалось повысить заработные платы наших специалистов — это один из ключевых для развития ведомства показателей.

Мы как раз завершаем работу над определением дальнейших приоритетов в 2021 году. Конечно же, ни одна значимая отрасль или рынок из нашего поля зрения не выпадут. Из нового — изучаем представленный правительством аудит государства и согласовываем наши приоритеты с общегосударственными. Ведь развитие конкуренции — крайне важная составляющая развития страны как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Чтобы идти в ногу со временем, хотим предложить государственным уполномоченным больше внимания уделять высокотехнологическим рынкам.

И, конечно же, будем продолжать работать над реформой законодательства — над разработкой ее второго этапа (законопроектов относительно вопросов доминирования и злоупотребления монопольным положением, институциональной независимости Комитета), а также подзаконных актов и внутренних процедур после приятия этих законопроектов.

Лидеры рынка. Антимонопольное и конкурентное право

Ведущие
юридические фирмы

1

Asters

2

Sayenko Kharenko

3

AEQUO

4

DLA Piper Ukraine

5

Arzinger

Ведущие юристы

1

Игорь Свечкарь (Asters)

2

Владимир Саенко (Sayenko Kharenko)

3

Александр Вознюк (Asters)

4

Сергей Денисенко (AEQUO)

5

Галина Загороднюк (DLA Piper Ukraine)

Другие известные юридические фирмы*

AVELLUM

Baker McKenzie

CLACIS

CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang

Dentons

INTEGRITES

Kinstellar

Marchenko Partners

Redcliffe Partners

Антика

Ильяшев и Партнеры

Авторитетные юристы

Александр Мартыненко (Kinstellar)

Другие
известные юристы*

Александр Алексеенко (Marchenko Partners)

Ольга Белякова (CMS Cameron McKenna
Nabarro Olswang)

Александр Дякулич (Arzinger)

Андрей Горбатенко (Правовой Альянс)

Валентина Гвоздь (Sayenko Kharenko)

Алексей Кот (Антика)

Денис Лысенко (AEQUO)

Ярослав Медведев (AVELLUM)

Максим Назаренко (Sayenko Kharenko)

Никита Нота (AVELLUM)

Алексей Пустовит (Asters)

Оксана Симонова (Baker McKenzie)

Лана Синичкина (Arzinger)

Анастасия Усова (Redcliffe Partners)

Александр Фефелов (Ильяшев и Партнеры)

Сергей Шершун (INTEGRITES)

Антонина Ягольник (CLACIS)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2020. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS

Лидеры рынка. Интеллектуальная собственность

Ведущие
юридические фирмы

1

Дубинский и Ошарова

2

Пахаренко и партнеры

3

AEQUO

4

Baker McKenzie

5

Sayenko Kharenko

Ведущие юристы

1

Ярослав Огневьюк (Sayenko Kharenko)

2

Александр Мамуня (Mamunya IP)

3

Виктория Сопильняк (Дубинский и Ошарова)

4

Александр Пахаренко (Пахаренко и партнеры)

5

Екатерина Олейник (Arzinger)

Другие известные юридические фирмы*

Arzinger

Asters

AVELLUM

DLA Piper Ukraine

Synergy

Городисский и Партнеры

Грамацкий и Партнеры

Ильяшев и Партнеры

Коннов и Созановский

Правовой Альянс

Михайлюк, Сороколат и Партнеры

Авторитетные юристы

Михаил Дубинский (Дубинский и Ошарова)

Антонина
Пахаренко-Андерсон 
(Пахаренко и партнеры)

Другие
известные юристы*

Александр Алексеенко (Marchenko Partners)

Руслан Дробязко (Baker McKenzie)

Наталия Дрюк (AEQUO)

Ирина Кириченко (Ильяшев и Партнеры)

Наталия Кириченко (DLA Piper Ukraine)

Олег Климчук (BRANDSFIELD)

Евгений Компанец (Пахаренко и партнеры)

Антон Коваль (Дубинский и Ошарова)

Мария Коваль (Redcliffe Partners)

Анна Кравчук (Synergy)

Тарас Кислый (Arzinger)

Вадим Михайлюк (Михайлюк, Сороколат и Партнеры)

Виктория Остапчук (Synergy)

НАТАЛИЯ ПАХОМОВСКАЯ (DLA Piper Ukraine)

АНТОН ПОЛИКАРПОВ (AVELLUM)

МАРИАННА ПОЛИЩУК (Asters)

Анна ПРОХОРОВА (Mamunya IP)

ЮЛИЯ СЕМЕНИЙ (Asters)

Алексей Столяренко (Baker McKenzie)

Татьяна Шпакович (Дубинский и Ошарова)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2020. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS