Читать PDF

ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

БАНКРОТСТВО

Алексей СТЕПАНЕНКО,

советник EQUITY

Дмитрий ТИЛИПСКИЙ ,

советник EQUITY

Госрасчет

Хотя в рамках большой приватизации приостановлены все ликвидационные процедуры государственных предприятий, тренды судебной практики указывают на значительный потенциал института субсидиарной ответственности государства как собственника в таких банкротствах

Алексей Степаненко, советник EQUITY
Дмитрий Тилипский, советник EQUITY

 

Любой спор о взыскании задолженности является достаточно сложным и длительным. Несмотря на имеющиеся механизмы досудебного урегулирования спора или урегулирования спора с участием судьи, примеров их применения сегодня крайне мало, большинство решаются в привычном судебном порядке. Однако зачастую и решения суда в пользу кредитора недостаточно, нужно приложить еще много усилий, чтобы исполнить такое решение и взыскать задолженность.

Если речь идет о юридических лицах частного права, то у кредитора довольно широкий инструментарий для успешного взыскания как на стадии обращения в суд (иск о взыскании долга, заявление об открытии производства в деле о банкротстве), так и на стадии исполнения судебного решения. Несмотря на несовершенство таких процедур, они могут быть достаточно эффективными.

Однако, когда контрагентом по договору выступает государство, то ситуация с взысканием намного сложнее. При декларируемом равенстве сторон договора законодателем предусмотрен ряд предохранителей, которые существенно затрудняют взыскание долга с государственных предприятий на всех этапах этого и без того длительного процесса.

 

Отлагательное условие

Сложность взыскания задолженности с госпредприятий вызвана их финансированием в рамках бюджетных программ из госбюджета при отсутствии внешних источников. Это приводит к невозможности фактического взыскания средств, если бюджетную программу «свернут».

Но до констатации факта отсутствия денег на счетах надо еще дойти. На практике кредиторы сталкиваются с рядом дополнительных преград еще на стадии инициирования судебного разрешения спора. К ним относятся, например, квазиотлагательные условия договоров, связывающие возникновение у госпредприятия обязательств по оплате работ/услуг исключительно с поступлением средств из государственного бюджета на счета такого предприятия. Эти условия не являются отлагательными в понимании Гражданского кодекса (ГК) Украины в силу того, что они обусловливают наступление (изменение) соответствующих прав и обязательств лишь для одной стороны договора — госпредприятия, а не для обеих (решения в делах № 910/2996/15, № 910/4554/16).

При этом и имущество госпредприятий им не принадлежит, а находится у них на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления, что лишает возможности ареста и последующей продажи такого имущества в рамках исполнительного производства. В этом контексте не стоит забывать и о Законе Украины «О введении моратория на принудительную реализацию имущества», установившем мораторий на принудительную реализацию имущества гос­предприятий и хозяйственных обществ, доля государства в которых составляет не менее 25 %. То есть даже если имущество есть, использовать его для погашения долга не так уж просто.

 

Таков путь

Механизм взыскания задолженности с госпредприятия при отсутствии средств и имущества предусмотрен Законом Украины «О гарантиях государства относительно исполнения судебных решений». Он позволяет погасить долги за счет средств, заложенных соответствующей бюджетной программой, при условии невозможности фактического исполнения такого решения в рамках исполнительного производства. Однако на практике он малоэффективен, ведь и в бюджетной программе, как правило, нет достаточного количества средств для погашения всей задолженности.

Инициирование процедуры банкротства госпредприятий, как один из возможных путей взыскания задолженности, в большинстве случаев также является малоэффективным все по той же причине отсутствия у них собственного имущества. И даже если у госпредприятия и есть активы, за счет которых потенциально можно удовлетворить требования, инициирование процедуры банкротства и доведение ее до логического завершения проблематично с практической точки зрения.

 

Не тронь!

В первую очередь, необходимо обратить внимание на законодательный запрет открытия производства в деле о банкротстве относительно конкретных предприятий. Частью 4 статьи 96 утратившего силу Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» была предусмотрена невозможность применения даже процедур ликвидации и санации к предприятиям, не подлежащим приватизации.

Сегодня Кодекс Украины по процедурам банкротства (Кодекс) не содержит подобной нормы, а Закон Украины «О перечне объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации» утратил силу. Однако это не свидетельствует о возможности применения процедур ликвидации/санации к госпредприятиям. Все потому, что Законом Украины «О признании утратившим силу Закона Украины «О перечне объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации» от 2 октября 2019 года предусмотрена невозможность применения процедуры санации и ликвидации в отношении всех госпредприятий (за небольшим исключением) в течение трех лет со дня вступления в силу настоящего закона. Суды, руководствуясь этой нормой, закрывают производства в делах о банкротстве госпредприятий как не подлежащие дальнейшему рассмотрению в хозяйственных судах Украины (постановление Кассационного хозяйственного суда (КХС) в составе Верховного Суда (ВС) по делу № 916/61/13-г от 20 октября 2020 года).

 

Рассчитывать на субсидию

В последние годы в сфере банкротства юридических лиц сформировалась тенденция привлекать к субсидиарной ответственности учредителей, акционеров должника за долги предприятия перед кредиторами. Кодекс напрямую предусматривает такую возможность в случае недостаточности имущества должника для погашения требований кредиторов и вины учредителей в доведении его до банкротства. Базовые позиции, оживившие институт субсидиарной ответственности, были сформулированы КХС ВС в 2018—2020 годах. Выводы ВС гласят, что для доказательства вины акционеров нет необходимости получать приговор в уголовном производстве, а наличие вины может быть доказано другими способами. При этом ликвидатор обязан проанализировать наличие или отсутствие оснований для применения субсидиарной ответственности.

Стоит отметить, что Кодекс разрешает применять субсидиарную ответственность только на завершающей стадии дела о банкротстве — в ликвидационной процедуре после осуществления продажи имущества должника.

Спорные выводы

Нередко государство и органы местного самоуправления как собственники решают не финансировать государственное/коммунальное предприятие либо изымают у него все ценное имущество (передают на баланс вновь открытого), что приводит к полной остановке хозяйственной деятельности и последующей невозможности погашения требований кредиторов должника.

Такая ситуация была рассмотрена КХС ВС в деле о банкротстве коммунального предприятия, с которого было изъято имущество, генерировавшее доход. Суд в постановлении от 10 марта 2020 года в деле № 902/318/16 согласился с необходимостью возложения субсидиарной ответственности на орган местного самоуправления, так как именно его действия привели к образованию задолженности, невозможности ее погашения и банкротству.

По нашему мнению, государство как учредитель предприятий также должно нести субсидиарную ответственность за доведение их до банкротства. Но применить на практике это невозможно ввиду вышеупомянутого моратория на переход к ликвидационной процедуре в делах о банкротстве госпредприятий.

Фактически Кодекс стимулирует государство играть активную роль в банкротстве его собственных предприятий. Суд обязан привлечь к участию в деле о банкротстве орган, который управляет госпредприятием, с предоставлением ему совещательного голоса на собрании кредиторов и права вето относительно утверждения плана санации. Кроме того, Кабинет Министров Украины и другие органы государственной власти уполномочены принимать решения о целесообразности государственной поддержки неплатежеспособных предприятий и, помимо защиты интересов государства, должны участвовать в выборе оптимальных путей реструктуризации и погашения долговых обязательств. Но установление тотального моратория на ликвидационную процедуру госпредприятий блокирует эти полномочия и противоречит нормам Кодекса, а также основам частноправовых отношений между кредиторами и должниками.

Несмотря на временные искусственные преграды для банкротства госкомпаний, потенциал института субсидиарной ответственности государства и органов местного самоуправления при банкротстве государственных и коммунальных предприятий велик. Он даст кредиторам эффективные механизмы защиты их прав и выполнения денежных требований.