ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

БАНКРОТСТВО

Елена ВОЛЯНСКАЯ,

Родилась в городе Первомайске Николаевской области. В 2004 году окончила Харьковскую национальную юридическую академию имени Ярослава Мудрого. В Юридической группе LCF работает с 2010 года, с 2019 года — в статусе партнера, руководителя практики банкротства и реструктуризации. Имеет более 20 лет практического опыта в разрешении споров и представительстве клиентов в высших судебных инстанциях Украины, специализируется на коммерческих, банковских спорах, банкротстве и реструктуризации. Является сертифицированным арбитражным управляющим, экспертом проекта ЕС «Право-Justice» по вопросам банкротства, членом рабочей группы при Министерстве юстиции Украины по вопросам усовершенствования законодательства в сфере банкротства. Отмечена среди успешных украинских женщин-юристов согласно исследованию Ukrainian Women in Law 2020, а также в рейтинге «Выбор клиента. 100 лучших юристов Украины 2020».

Панацеи.net

«Очередной мораторий — не панацея для спасения бизнеса, а потенциальный механизм злоупотреблений и затягивания процесса возврата долгов»
подчеркивает Елена Волянская, партнер Юридической группы LCF

 

— Как новый Кодекс Украины по процедурам банкротства (Кодекс) повлиял на практику банкротства?

— В сравнении с предыдущим законом Кодекс — достаточно прокредиторский документ, направленный на уменьшение сроков процедуры банкротства, усиление механизмов защиты кредитора и увеличение возвратности его средств. Важные изменения были внесены, чтобы сделать продажу имущества более эффективной, процедуру — более прозрачной, обеспечить привлечение более широкого числа потенциальных покупателей или инвесторов.

У участников рынка было достаточно времени, чтобы подготовиться к новому регулированию с момента принятия, подписания документа и вступления его в силу. Мы довольно точно спрогнозировали и ожидаемые изменения в практике, и проблемные или коллизионные моменты.

Сейчас весьма продуктивный период совместной работы специалистов в сфере банкротства с регулятором — Министерством юстиции Украины — и представителями законодательного корпуса по усовершенствованию профильного законодательства. В рабочей группе при Минюсте участвуют арбитражные управляющие, адвокаты, представители национальной ассоциации банков, судьи Верховного Суда и судьи судов первой инстанции. Также очень важна роль Национальной ассоциации арбитражных управляющих, представители которой отстаивают интересы нашего профессионального сообщества. В ходе этой работы консолидируются проблемы, вырабатываются единые подходы и принимаются сбалансированные решения для изменения законодательства.

 

— С какими положениями Кодекса на практике возникает больше всего проб­лем и разногласий?

— На самом деле проблем, действительно, немало.

И если начать сначала, то с первыми проблемами можно столкнуться уже на стадии подачи заявления или на стадии открытия дела о банкротстве должника. Часть вопросов носят процессуальный характер, они возникают из-за перекрестного одновременного регулирования и Кодексом по банкротству, и Хозяйственным процессуальным кодексом Украины.

Другие же вопросы связаны с применением новых положений, которые ранее не были апробированы судебной практикой. Так, несмотря на то что Кодексом по процедурам банкротства предусмотрена возможность открытия дела без судебного решения, этот механизм фактически не работает. Требование об отсутствии спора между должником и кредитором (бесспорности) делает практически невозможным открытие дела без предварительного судебного взыскания долга с должника. Ведь последнему достаточно просто не согласиться с суммой долга и сообщить об этом суду.

Также мы столкнулись с проблемными моментами применения кассационных фильтров. Судебная реформа в целом и законодательные изменения в сфере банкротства в частности во многом были направлены на сокращение сроков рассмотрения дел, устранение возможностей для процессуальных злоупотреблений, а также на сужение круга вопросов, которые могут быть пересмотрены Верховным Судом. «Разгрузка» высшего суда должна улучшить качество правосудия по спорам, которые допускаются к пересмотру.

Однако отсутствие практики применения новых норм Кодекса по процедурам банкротства и ряд коллизий с нормами Хозяйственного процессуального кодекса Украины привели к побочному эффекту применения фильтров. Так, в отсутствие единой позиции ВС по ряду вопросов судами первых и апелляционных инстанций разных регионов формируются иногда диаметрально противоположные правовые выводы.

 

— Какие изменения в процедуры банкротства внес Закон № 686-ІХ?

— 17 октября 2020 года вступили в силу изменения в Кодекс Украины по процедурам банкротства, внесенные Законом № 686-ІХ, который парламент принял еще 5 июня этого года.

Наиболее интересной новеллой данного закона является временное изменение порядка назначения арбитражного управляющего в деле о банкротстве.

Теперь кандидатура арбитражного управляющего для управления процессом банкротства юридического лица может быть представлена кредитором, инициирующим процедуру банкротства.

Аналогично такую кандидатуру представляет физическое лицо, инициирующее свое собственное банкротство. Именно этот арбитражный управляющий безальтернативно должен быть назначен в деле. Исключениями являются случаи невозможности назначения кандидата, указанные в законе. Например, если инициатором процедуры банкротства является сам должник — юридическое лицо или предложенный кандидат ранее был руководителем должника, имеет конфликт интересов, является родственником физического лица — должника и т.д.

 

— А как было раньше?

— Начиная с 2013 года действовала система автоматизированного отбора арбитражного управляющего для назначения в деле. Управляющий избирался автоматически из числа всех арбитражных управляющих, внесенных в систему, и назначался судом. Такой порядок не был идеальным, и при условии отказа отобранного системой управляющего в деле мог быть назначен любой другой арбитражный управляющий, который подал соответствующее заявление в суд. Кодекс сохранил автоматизированный отбор управляющих. При разработке проекта Кодекса такой вариант был признан наиболее целесообразным для обеспечения независимости арбитражного управляющего.

Однако сейчас автоматизированный отбор должна была бы обеспечивать Единая судебная информационно-телекоммуникационная система. Но она не создана до сих пор, и с момента введения в действие Кодекса «лотерея» по отбору арбитражных происходила способом, который фактически не предусмотрен законом. Использовалась старая система, которую доработали, чтобы она могла выдавать три кандидатуры. Очевидно, что к предыдущим недостаткам добавились новые дефекты.

 

— Что еще меняется в регулировании процедур банкротства?

— Важные изменения внесены в Кодекс Законом № 728-IX, который вступил в силу одновременно с Законом № 686-IX.

Такие изменения внесены на время действия карантинных ограничений в связи с COVID-19 с целью поддержки бизнеса, по утверждению авторов законопроекта. Их оценка специалистами в сфере банкротства противоречива. Наряду с позитивными изменениями, которые необходимы и своевременны для обеспечения безопасной работы арбитражного управляющего и всех участников дела, в Кодекс внесены нормы, целесообразность которых сомнительна.

Так, возможность дистанционного проведения собрания и комитета кредиторов позволяет кредиторам принимать важные для процедуры решения, не подвергая опасности участников дела.

В то же время автоматическое продление сроков процедур в делах о банкротстве, возможность приостановления торгов, освобождение арбитражных управляющих от ответственности за неисполнение обязанностей, а руководителей — за незаявление об угрозе неплатежеспособности и, главное, введение моратория на открытие дел о банкротстве по обязательствам, которые возникли с 12 марта 2020 года, сложно оценить позитивно. Очередной мораторий — не панацея для спасения бизнеса, а потенциальный механизм злоупотреб­ления и затягивания процесса возврата долгов.

Внесенный Президентом Украины законопроект № 4220 в случае его принятия должен устранить недостатки и дисбаланс в уже вступивших в силу нормах Кодекса. Данный проект исключает положения о моратории на открытие дел о банкротстве, а также возможность остановки торгов по продаже имущества банкрота. Нормы о продлении сроков процедур и освобождении от ответственности были уточнены и предполагают, что такие меры могут быть применены судом в случае их обоснованности.