ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

УГОЛОВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС

Виталий СЕРДЮК,

Родился в 1980 году в Киеве. В 2002 году окончил юридический факультет Киевского нацио­нального университета имени Тараса Шевченко. В 2012-м стал одним из соучредителей АО AVER LEX, в котором сейчас является старшим партнером. Специализируется на защите собственников и топ-менеджеров бизнеса в сложных уголовных кейсах, а также чиновников и публичных лиц в политически мотивированных преследованиях и в делах с международным элементом. Признан одним из лучших в сфере White Collar Crime национальными и международными рейтингами (такими как Chambers and Partners (Band 1), Legal 500 (Tier 1), Who’s Who Legal, Best Lawyers). В 2019 году он был отмечен исследованием WWL Thought Leaders: GIR 2019, которое впервые назвало лучших в сфере WCC. «Юрист года» в уголовной практике по версии Best Lawyers 2019.

 

Позиция разыскивает

«Превентивные меры по защите клиента необходимо принимать даже при возможном наличии риска инициирования процедуры объявления в международный розыск»
предостерегает Виталий Сердюк, старший партнер АО AVER LEX

 

— Объявление подозреваемого в международный розыск в рамках уголовного производства — это вынужденная процессуальная мера следственных органов или «игра на публику»?

— Объявление в международный розыск является одной из процедур привлечения к уголовной ответственности лиц, местонахождение которых неизвестно, или находящихся за рубежом. И только в случае соблюдения процедуры и доказанности факта объявления лица в международный розыск у стороны обвинения возникает возможность инициировать избрание наиболее «востребованной» меры пресечения правоохранительных органов — содержания под стражей при физическом отсутствии человека, а также получения решения суда о специальном (так называемом заочном) досудебном расследовании / судебном рассмотрении.

Желание правоохранителей пойти по простому пути и ускорить получение результата больше свидетельствует о «процессуальной игре», которая приводит к многочисленным нарушениям. К примеру, прежде чем реализовывать процедуру объявления подозреваемого в международный розыск, необходимо надлежащим образом вручить уведомление о подозрении, вследствие чего человек приобретает соответствующий статус. Но нередко орган досудебного расследования игнорирует предоставленные защитой данные и документы о местонахождении лица на территории другой страны, таким образом не реализовывается надлежащая процедура вручения подозрения. Более того, при наличии информации, предоставленной защитой, следователь может продолжать утверждать о неустановленном местонахождении и на этом основании вынести постановление о международном розыске.

 

— Когда лицо считается объявленным в международный розыск? И как часто следственные органы манипулируют этим вопросом в публичной плоскости?

— УПК Украины не раскрывает понятия «международный розыск» и не обозначает момента объявления лица в международный розыск. Но порядок использования украинскими правоохранителями базы Интерпола предусматривает, что установление местонахождения разыскиваемых лиц является одной из целей международного сотрудничества с использованием информационной системы Интерпола.

Важно отметить, что 17 августа 2020 года утверждена новая Инструкция о порядке использования правоохранительными органами Украины информационной системы Международной организации уголовной полиции — Интерпола. В соответствии с процедурой решение об объявлении лица в международный розыск принимается Генеральным секретариатом Интерпола, впоследствии данные вносятся в базу Интерпола.

Но в последние годы украинские правоохранительные органы начали отрицать необходимость решения Интерпола касательно объявления лица в международный розыск и применяют новые способы, желая упростить себе работу. Дело в том, что Интерпол отказываться потакать и объявлять в международный розыск «неугодных» украинским правоохранителям лиц или политических деятелей.

Это касается ситуации, когда для подтверждения в суде указанного факта обвинение ограничивается вынесением постановления об объявлении лица в международный розыск и его направлением в Укрбюро Интерпола. При этом не представляются доказательства того, что Интерпол удовлетворил данный запрос и непосредственно объявил лицо в международный розыск. Таким образом, фактически сторона обвинения приравнивает к решению Интерпола постановление об объявлении международного розыска, которое следователь может вынести и, образно говоря, спрятать в ящик.

 

— Является ли судебная практика касательно объявления лица в розыск единой и прогнозированной? Как эта практика сказывается на соблюдении прав лиц, в отношении которых рассматриваются вопросы, связанные с необходимостью наличия факта объявления в международный розыск?

— В основном судебная практика идет  двумя путями. В первом случае факт объявления лица в международный розыск подтверждается извлечением (справкой) из базы данных Интерпола. К примеру, определением от 27 февраля 2020 года в деле № 760/11359/16-к Высший антикоррупционный суд отказал в избрании меры пресечения и указал на то, что именно с момента публикации данных в базе Интерпола лицо считается объявленным в международный розыск.

В другом случае для подтверждения международного розыска судами признается достаточным наличие соответствующего постановления и направление его в Укрбюро Интерпола. При такой позиции в качестве дополнительного доказательства также учитывается и извлечение из Единого реестра досудебных расследований с отображением вынесения постановления об объявлении лица в международный розыск.

Довольно часто следственные судьи удовлетворяют соответствующие ходатайства, признавая постановление органа досудебного расследования, внесение сведений об этом в ЕРДР и направление постановления в Укрбюро Интерпола достаточными доказательствами для подтверждения объявления международного розыска.

Но что касается ситуации, когда сторона обвинения пытается доказать объявление лица в международный розыск одним лишь постановлением, то тут судебная практика свидетельствует о недостаточности постановления без его последующей реализации.

Буквально недавно по ряду наших дел были получены судебные решения, которыми подтверждено недоказанность стороной обвинения объявление лица в международный розыск (определение ВАКС от 26.10.2020 по делу № 991/4717/20, определение ВАКС от 26.10.2020 по делу № 991/4911/20, определение Киевского апелляционного суда от 16.11.2020 по делу № 757/16624/20-к).

Неопределенность судебной практики и отсутствие единой правовой позиции судов часто приводит к нарушению прав человека. Ведь при совершенно одинаковых обстоятельствах дела вопрос об избрании в отношении лица меры пресечения или осуществлении специального досудебного расследования решается на основании разного подхода к толкованию законодательства.

 

— Достаточно ли инструментов, предоставленных уголовным процессуальным законодательством, для эффективной защиты клиентов от незаконного объявления в международный розыск? И что делать, если «преследователи» пренебрегают установленными правовыми механизмами?

— Предоставленных уголовным процессуальным законодательством инструментов для защиты клиентов однозначно недостаточно. В частности, это касается отсутствия механизма обжалования стороной защиты и/или отмены следственным судьей постановления об объявлении лица в международный розыск.

Но мы определили эффективные способы для защиты прав клиентов, и начинаются они еще с превентивных мер при наличии риска начала процедуры объявления в международный розыск. В частности, это касается подтверждения местонахождения лица и того факта, что человек не скрывается от органа досудебного расследования. После получения информации о вынесении постановления об объявлении клиента в международный розыск необходимо обратиться в Комиссию по контролю за файлами Интерпола о предоставлении информации относительно наличия/отсутствия данных о клиенте в базе Интерпола. Также нужно реагировать на незаконные действия правоохранителей путем подачи Генеральному прокурору жалобы на постановление.

Следует отметить, что в судебном процессе по избранию меры пресечения в виде содержания под стражей или рассмотрению вопроса о специальном досудебном расследовании необходимо использовать все имеющиеся инструменты, направленные на подтверждение незаконности действий стороны обвинения.