Читать PDF

ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

УГОЛОВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС

Беспрецедентный проступок

Практика уголовного права и процесса пользуется завидной популярностью, а всевозможные кризисы (политический, экономический, антикоррупционный, конституционный, социальный) только усиливают этот тренд. Одним из главных событий года в уголовно-правовом пространстве стало введение в правовое поле уголовных проступков

КРИСТИНА ПОШЕЛЮЖНАЯ

 

Как ни странно, периоды законодательных «турборежимов», политических пертурбаций, глобального и регионального экономического кризиса благоприятны для развития практики уголовного права и процесса. Эта отрасль стабильно пользуется популярностью среди клиентов.

Силовики и контролирующие органы продолжают злоупотреблять своими процессуальными правами и административными функциями. И если со стороны органов прокуратуры злоупотреб­лений все больше, то органы полиции и Службы безопасности Украины несколько умерили свои аппетиты. Бизнес продолжает жаловаться на рейдерство. Атаки инициируют как конкуренты, желающие завладеть чужим бизнесом, так и правоохранители, преследуя свои гнусные цели.

Лишив коммунальные предприятия регистрационных полномочий, государству удалось прикрыть основной источник манипуляций в государственных реестрах, однако злоумышленники апробируют новые и давно забытые старые пути захватов. Нестабильность 2020-го стала прекрасным прикрытием для этого. Офис противодействия рейдерству усилил свое институциональное присутствие в публичной плоскости, однако реагирует на жалобы бизнеса с переменным успехом.

В сентябре год процессуальной деятельности отметил Высший антикоррупционный суд (ВАКС) — новый для правовой и судебной систем Украины суд. Юридическое сообщество до сих пор неоднозначно высказывается о деятельности этой институции: одни ее критикуют (огульно или обоснованно), другие отмечают высокий уровень написания судебных решений и новое качество правосудия, демонстрируемое судьями ВАКС.

Вопреки ожиданиям общества, этот суд не стал панацеей от коррупционной болезни. Впрочем, само государство системного подхода для борьбы с коррупцией не имеет. А функции суда заключаются не в «быстрых посадках коррупционеров», а в эффективном и справедливом осуществлении правосудия. Хотя, по мнению некоторых адвокатов, ВАКС просто замкнул антикоррупционную вертикаль, которая лишь выполняет пожелания Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП).

В 2020 году настоящим репутационным ударом на международной арене для Украины как государства и вызовом для всей отрасли права стали решения Конституционного Суда Украины (КСУ), которые в течение года становились все изобретательней и витиеватей: в середине года была ­признана ­неконституционной статья 375 «Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления» Уголовного кодекса (УК) Украины; в сентябре КСУ констатировал, что отдельные положения закона Украины о НАБУ относительно полномочий главы государства в кадровом обеспечении функционирования НАБУ не отвечают Конституции, поскольку Президент Украины не осуществляет исполнительной власти в государстве; принятие самого свежего решения КСУ, которое в публичной плоскости называют решением об отмене электронного декларирования. Президент Украины ничего лучшего не придумал и внес в Верховную Раду Украины законопроект, которым среди прочего призвал признать решение КСУ никчемным. Как только юристы отошли от недоумения, вызванного таким шагом главы государства, начали обсуждать вероятные пути выхода из сложившихся институциональных кризисов. Пока оптимальный сценарий не найден.

В середине года произошло другое знаковое событие, к которому Украина шла длительное время: заработал институт уголовных проступков. Изменения УК Украины в этой части специалисты называют «малой реформой уголовного законодательства» (изменения коснулись более чем 330 статей). Однако правовое регулирование нового института содержит еще много коллизий и пробелов, поэтому говорить об эффективной его работе пока не приходится. Самая существенная критика касается анализа Конституции Украины, где заложена концепция единого уголовного правонарушения — преступления.

Но и «большая реформа уголовного законодательства», пожалуй, не за горами. Комиссия по вопросам правовой реформы работает над новым УК Украины. Общая часть кодекса будет состоять из трех книг: об уголовном законе, о преступлении, об уголовно-правовых последствиях преступления. И это будет один из ключевых вызовов в новом году. Если заработает Высшая квалификационная комиссия Украины, которая не работает уже больше года, удастся разрешить катастрофическую ситуацию с кадровым голодом в общих судах, специализирующихся на уголовных делах.

В целом 2021 год будет посвящен сценариям выхода из правовых и мировоззренческих кризисов. В попытках устранить одни кризисы главное — не спровоцировать новые.

 

Тенденция к единству

Станислав КРАВЧЕНКО,

председатель Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда

Знаковым событием 2020 года в области уголовного и уголовного процессуального права стали изменения, вступившие в силу 1 июля этого года, в результате которых, наконец, заработал институт уголовных проступков. Прогнозируется, что введение этого института должно разгрузить органы досудебного расследования в связи с созданием, а точнее, восстановлением работы органов дознания в структуре правоохранительных органов, а также определенным образом упростить судебное разбирательство соответствующей категории уголовных производств (дел).

Следует отметить, что эти изменения в УК Украины и УПК Украины создали определенные законодательные коллизии и пробелы. Так, например, не определено, как должен действовать суд в случаях, когда на его рассмотрение до вступления в силу этого закона поступило уголовное производство по совокупности преступлений, одно из которых впоследствии было признано уголовным проступком. Не урегулирован вопрос назначения (замены) наказания лицу, действия которого были переведены из категории преступления в категорию уголовного проступка и которое отбыло часть наказания. Возникают отдельные вопросы применения обратной силы уголовного закона во времени. Немало дискуссий вызвал вопрос о том, какая ответственность должна наступать за управление транспортным средством в нетрезвом состоянии: административная или уголовная. Ответы на эти и другие вопросы должны быть даны во время судебного рассмотрения соответствующей категории уголовных производств (дел).

В 2020 году на фоне стабильно высокого уровня поступления в Верховный Суд процессуальных обращений и уголовных производств отмечается резкий (на 92,1 %) рост количества представлений, ходатайств о направлении уголовных производств (дел) из одного суда в другой, что является следствием общегосударственной проблемы недостаточного количества судей в местных и апелляционных судах. Их доля в структуре всех процессуальных обращений, поступивших в Кассационный уголовный суд в составе Верховного суда, составила около 22 %.

Отмечаем также уменьшение процента измененных или отмененных судебных решений по результатам кассационного пересмотра уголовных производств по сравнению с предыдущими годами, что свидетельствует о тенденции устойчивости судебной практики и дальнейшего обеспечения ее единства.

Кассационным уголовным судом в 2020 году был принят целый ряд решений, направленных на обеспечение единства судебной практики, например:

— о допустимости как доказательства протокола следственного эксперимента, если обвиняемый отрицает в судебном заседании сведения, которые следователь, прокурор проверял или уточнял с его участием во время этого следственного действия;

— о содержании понятия «преступление, связанное с домашним насилием» и определении условий, при которых запрет закрытия уголовного производства, установленный в пункте 7 части 1 статьи 284 УПК, распространяется на лиц, совершивших преступление, связанное с домашним насилием;

— об условиях, при которых апелляционный суд может изменить формулировку обвинения, признанную доказанной судом первой инстанции и связанную с установлением фактических обстоятельств уголовного производства;

— о случаях, когда прокурор вправе поручить проведение досудебного расследования любого уголовного правонарушения, кроме отнесенного к подследственности НАБУ, другому органу досудебного расследования.

Кассационный уголовный суд и дальше продолжает активную работу в этом направлении.

Лидеры рынка. Уголовное право / White collar crime

Авторитетные юристы

Ярослав Зейкан (EQUITY)

Ведущие
юридические фирмы

1

AVER LEX

2

Asters

3

EQUITY

4

VB PARTNERS

5

Sayenko Kharenko

6

GOLAW

7

АРИО

8

Barristers

9

Arzinger

10

Ильяшев и Партнеры

Ведущие юристы

1

Виталий Сердюк (AVER LEX)

2

Сергей Гребенюк (Asters)

3

Ольга Просянюк (AVER LEX)

4

Евгений Солодко (Sayenko Kharenko)

5

Александр Лысак (EQUITY)

Другие известные юридические фирмы*

Алексеев, Боярчуков и Партнеры

Вдовичен и Партнеры

Скляренко, Сидоренко и Партнеры

Соколовский и Партнеры

Шкребец и Партнеры

Другие
известные юристы*

Денис Бугай (VB PARTNERS)

Олег Вдовичен (Вдовичен и Партнеры)

Артем Дроздов (AVER LEX)

Игорь Глушко (GOLAW)

Екатерина Гупало (Arzinger)

Константин Глоба (Barristers)

Евгений Грушовец (АРИО)

Вячеслав Краглевич (EQUITY)

Александр Лукьяненко (VB PARTNERS)

Татьяна Лисовец (Соколовский и Партнеры)

Алексей Менив (Шкребец и Партнеры)

Анжелика Моисеева (GOLAW)

Денис Ненов (Ильяшев и Партнеры)

Тарас Пошиванюк (EQUITY)

Денис Пономаренко (Barristers)

Константин Рыбачковский (Алексеев, Боярчуков и Партнеры)

Злата Симоненко (Sayenko Kharenko)

Сергей Смирнов (Sayenko Kharenko)

Орест Стасюк (Asters)

Александр Тананакин (Barristers)

Игорь Федоренко (AVER LEX)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2020. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS