ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Валентин ГВОЗДИЙ ,

управляющий партнер GOLAW, адвокат

Екатерина МАНОЙЛЕНКО,

партнер GOLAW, адвокат

Обеспеченное будущее

Законодательные новшества и судебная практика обеспечения иска усиливают тенденцию борьбы со злоупотреблением этим процессуальным инструментом, реализация которого нередко бывает важнее разрешения спора по существу

Валентин Гвоздий, управляющий партнер GOLAW, адвокат
Екатерина Манойленко, партнер GOLAW, адвокат

 

Обеспечение иска — один из ключевых процессуальных инструментов, призванный гарантировать исполнение судебных решений. Сжатые сроки рассмотрения заявления, отсутствие необходимости вызова сторон, возможность приостановить оспариваемое решение и заблокировать действия оппонентов — это далеко не полный перечень преимуществ обеспечительных мер. Более того, иногда целью инициирования судебного процесса является не разрешение спора по существу, а именно обеспечение иска. Рассмотрим подробнее новшества, касающиеся одного из самых популярных процессуальных инструментов.

 

Нововведения — 2020

2020 год ознаменовался вступлением в силу Закона Украины «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины относительно усовершенствования порядка рассмотрения судебных дел» № 460-ІХ (Закон).

Кроме введения нашумевших «кассационных фильтров», Закон изменил правила обеспечения иска. Так, с 8 февраля нынешнего года во всех видах судопроизводства исключена возможность обеспечения иска путем установления обязанности совершить действия.

Отметим, что исключением стал гражданский процесс: в нем допускается обеспечение иска посредством установления такой обязанности, но только в том случае, если спор возник из семейных правоотношений.

В хозяйственном и гражданском судопроизводстве исключена также возможность обеспечения иска путем передачи вещи, являющейся предметом спора, на хранение другому лицу, которое не заинтересовано в результатах рассмотрения спора.

В административном судопроизводстве Законом запрещено обеспечивать иск путем приостановления среди прочего актов Кабинета Министров Украины.

Более того, Закон существенно ограничил перечень возможных обеспечительных мер в хозяйственном и гражданском процессах. Так, ранее кодексы допускали обеспечение иска другими, прямо не предусмотренными ими мерами, если такие меры необходимы для обеспечения эффективной защиты либо восстановления нарушенных или обжалуемых прав и интересов. Однако после вступления в силу Закона не установленные Хозяйственным и Гражданским процессуальными кодексами обеспечительные меры допускаются только в случаях, прямо предусмотренных законами и международными договорами, являющимися частью национального законодательства.

Также Закон запретил обеспечивать иски путем прекращения, отложения, приостановления либо другого вмешательства в конкурс, аукцион, торги, тендер, другую публичную конкурсную процедуру, которая проводится от имени государства (государственного органа), территориальной общины (органа местного самоуправления) или при участии назначенного государственным органом субъекта в составе комиссии, которая проводит конкурс, аукцион, торги, тендер либо другую публичную конкурсную процедуру.

Логика законодателя касательно последнего новшества направлена на недопущение блокирования и дезорганизации работы государственных органов и органов местного самоуправления. Но в то же время указанное нововведение ограничивает возможности пресечь нарушение права, восстановление которого потребует больших усилий впоследствии. К примеру, это может быть право собственника отчуждаемого имущества, который оспаривает правомерность и просит приостановить аукцион, проводимый с явным нарушением процедуры.

В целом Закон существенно ограничил перечень возможных обеспечительных мер, за что не раз подвергался критике. Ведь упомянутые ограничения на практике могут привести к нивелированию самой цели обеспечительных мер: не допустить усложнения либо предотвратить невозможность исполнения решения суда или эффективной защиты либо восстановления нарушенных или оспариваемых прав истца.

 

Тенденции судебной практики

Перед обращением в суд с заявлением об обеспечении иска важно проанализировать судебную практику. Это поможет определить, на что необходимо обратить внимание для получения положительного результата.

В судебной практике в части применения обеспечительных мер можно отметить продолжение тенденции предыдущих лет. Устоявшейся является правовая позиция Верховного Суда (ВС) о том, что одни только утверждения истца о потенциальной возможности уклонения ответчиком от исполнения судебного решения не являются достаточным основанием для удовлетворения заявления об обеспечении иска. Суды в своей практике нередко опираются на эту позицию.

Так, Кассационный хозяйственный суд (КХС) в составе ВС, рассматривая дело № 922/2163/17, постановлением от 13 января 2020 года отменил меры обеспечения иска в виде ареста имущества по той причине, что истцом не были предоставлены доказательства в подтверждение осуществления ответчиком действий, направленных на реализацию такого имущества.

В деле № 761/39601/19 кассатор утверждал, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие осуществление ответчиком действий, направленных на отчуждение принадлежащего ему имущества. Несмотря на это, Кассационный гражданский суд (КГС) в составе ВС пришел к выводу, что наложение ареста на спорную квартиру является адекватной защитой для предупреждения потенциальных проблем с дальнейшим исполнением решения суда, и постановлением от 7 октября 2020 года отказал в удовлетворении кассационного заявления.

Также КГС ВС отметил, что, рассматривая заявление об обеспечении иска, суд должен удостовериться в том, что, во-первых, между сторонами действительно возник спор; во-вторых, существует реальная угроза неисполнения или затруднения исполнения возможного решения суда об удовлетворении иска; и, в-третьих, меры обеспечения иска, которые просит применить истец, соответствуют исковым требованиям.

Учитывая позиции судов, следует отметить, что обеспечение иска является более вероятным в том случае, если предположения, что ответчик может действовать недобросовестно, будут обоснованными, то есть подтвержденными надлежащими доказательствами.

Кроме того, важно учитывать ограничения по применению мер обеспечения иска.

Так, КГС ВС в постановлении от 1 октября 2020 года по делу № 524/188/18 обратил внимание на то, что недопустимо обеспечивать иск путем приостановления исполнения судебных решений, вступивших в законную силу. В деле № 911/3136/19 суд первой инстанции обеспечил иск путем запрета проведения государственной регистрации изменения исполнительного органа юридического лица — генерального директора. КХС ВС в своем постановлении от 11 августа 2020 года отметил: местный суд не учел, что в соответствии с Законом Украины «Об акционерных обществах» вопрос избрания и прекращения полномочий исполнительного органа относится к компетенции наблюдательного совета общества, а не суда, и отменил меры обеспечения иска.

Если реализация права на иск была противоправной, то есть он был подан лишь с целью причинения вреда ответчику, то такой ответчик сможет в дальнейшем взыскать ущерб, причиненный вследствие обеспечения иска. При этом, несмотря на то что сами процессуальные действия осуществляет суд (накладывает арест, запрещает совершать определенные действия и прочее), к ответственности привлекается лицо, по инициативе которого суд совершил такие действия. Данная позиция изложена в постановлении КГС ВС от 19 февраля 2020 года в деле № 200/10900/18-ц.

Следовательно, во избежание негативных последствий стороны обязаны не допускать злоупотребления процессуальными правами и обязанностями.

Резюмируя, отметим, что законодательные новшества 2020 года заставляют участников процесса и их представителей проявлять изобретательность и находить законные основания для применения эффективных обеспечительных мер, направленных на сохранение существующего положения до рассмотрения дела по сути, думать над аргументами. Они также уберегают добросовестных участников правоотношений от злоупотреблений правами, в том числе процессуальными, со стороны оппонентов.