ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

ОТРАСЛИ ЭКОНОМИКИ

Не летная по году

2020 год по-разному повлиял на отрасли экономики: наименее кризисным он выдался для фармацевтической индустрии; для IT и энергетической отрасли стал годом выживания. Развитие индустрий в Украине зависит не только от пандемии. Будущее «зеленых» тарифов и открытого рынка сельскохозяйственной земли во многом обусловят решения Конституционного Суда Украины

КРИСТИНА ПОШЕЛЮЖНАЯ

 

Информационные технологии

Вопреки общепринятому мнению, ІТ-отрасль также пострадала во время карантина и пандемии. Массовое переведение работы в дистанционный формат вскрыло еще одну актуальную проб­лему: технологическая инфраструктура государства к новым вызовам не готова. Особенно это сказалось на судебной системе — тотальный весенний локдаун стал бы хорошим тестом на прочность для е-суда. Если бы, конечно, он у нас работал.

Е-государство все еще остается голубой мечтой технологических энтузиастов. Хотя нельзя не отметить деятельности Министерства цифровой трансформации Украины, которое распространило свой экспертный авторитет и на обуздание (читайте — введение в правовое поле) рынка виртуальных активов, и на создание в Украине некого специального режима, призванного претворить в жизнь миф о чудной стране Эльдорадо.

«Будущее давно наступило, — утверждает Андрей Трембич, адвокат АФ «Грамацкий и Партнеры», — просто оно распределено неравномерно. Стратегически Украина идет в общем контексте мировых тенденций, просто на разных скоростях с мировыми лидерами. Тем не менее и на нас отражаются общемировые тренды: аналитика больших данных; машинное обучение, которое (ради хайпа) чаще называют искусственным интеллектом; сращивающиеся с ними и приходящие в индустрии реального промпроизводства cloud-технологии; Интернет вещей в связке с 5G; автономные системы; виртуальная и дополненная реальность; демократизация знаний и развитие новой цифровой этики; цифровизация публичных услуг и внедрение электронного документооборота на всех уровнях госуправления».

В прошедшем году в АФ «Грамацкий и Партнеры» наблюдали постепенный переход от концепции человека, знающего технологии, к концепции технологий, понимающих человека. В результате давно идущий процесс тотальной автоматизации трансформируется в процесс создания единой цифровой платформы: банки, юрфирмы, аграрии, трейдеры (и само государство) становятся в первую очередь «IT-компаниями», и уже во вторую — продуктовыми и сервисными провайдерами.

«При этом (по известным причинам) на операционном уровне уходящий год для IT-отрасли стал не годом развития, а годом выживания. Еще недавно мы и представить не могли, что может быть нечто пострашнее государства с его репрессивной машиной. Сегодня же в IT-компаниях значительно вырос бенч и начались сокращения, рекрутинг упал до исторических значений, оптимизируются все внешние и непроизводительные расходы; упали проекты, зарплаты, расходы, многие перешли на проектную или частичную занятость с акцентом на senior-специалистов», — приоткрывает занавес Андрей Трембич.

Весь год государство и IT-со­общество обсуждали модели оптимизации налогообложения и детенизации технологической отрасли (законопроект № 3979 «О мерах по стимулированию развития ІТ-индустрии в Украине», запуск проекта «Дія City»).

Несомненно, самой важной инициативой для ІТ-сектора в этом году стал проект «Дія City», который правительство планирует реализовать в рамках проекта Закона «О стимулировании развития цифровой экономики в Украине» № 4303 от 2 ноября 2020 года. По словам Алексея Столяренко, советника киевского офиса МЮФ Baker McKenzie, сама концепция «Дія City» с многочисленными видоизменениями была многократно презентована представителями Минцифры как некая Tesla по сравнению с текущим режимом для ІТ-компаний, который ­характеризуется как «упряжка лошадей». «В рамках этой концепции и проекта закона Минцифры планирует ввести специальный режим для ІТ-компаний, который будет характеризоваться понятным и условно низким налоговым режимом, также вводится понятие гиг-работника и гиг-контрактов (квазитрудовых договоров, которые будут выведены из-под трудового законодательства), отдельно прописываются нормы о возможности запрета переманивания персонала, подписания положений о сохранении конфиденциальной информации и воздержании от конкуренции с резидентом «Дія City», — объясняет г-н Столяренко.

Представители ІТ индустрии, по словам комментатора, в целом положительно оценили данную инициативу, но также указали на ряд проблемных вопросов. В частности, несмотря на условно низкий налоговый режим (проект закона в отношении которого еще не был подан в Верховную Раду), предполагается увеличение налогов в сравнении с текущим режимом «упряжки лошадей». Вопреки желанию индустрии о дерегуляции бизнеса, для администрации «Дія City» создается отдельный регулятор ІТ. «Создание такого количества надстроек/регуляторов в секторе, который достиг своего успеха как без какого-то специального регулирования, так и без помощи со стороны государства, вызывает некоторые опасения у участников рынка относительно возможных последствий таких нововведений», — подчеркивает Алексей Столяренко.

Тем не менее он утверждает, что ІТ-индустрия оказалась намного лучше подготовлена к дистанционной работе, гибким графикам, часто меняющимся проектам и спросу на услуги, чем более традиционные секторы бизнеса. «Для перехода на полностью дистанционный режим работы ІТ-компании не нуждались в изменении своей структуры или структуры взаимодействия с работниками либо ФОП, которые выполняют работы для таких компаний. Спрос на услуги ІТ-компаний, как и спрос на их покупку, очень сильно отличается в зависимости от сектора, на котором такие компании специализируются. Мы сопровождали несколько сделок в сфере игровой индустрии, где спрос на игры существенно вырос во время карантина», — делится г-н Столяренко.

«Предлагаемая государством модель либеральнее существующего регулирования, но недостаточно привлекательна для «дружных коллективов ФОП», населяющих коворкинги страны. Больше всего нас в этом контексте радовали пресс-релизы, что «в рамках «Дія City» будет действовать английское право» (спойлер: не будет)», — отмечает г-н Трембич.

Факт остается фактом: сейчас сотрудников IT-компаний позиционируют как подрядчиков. По словам комментатора, им нужно дать гарантии, что, если они легализуются как работники, за этим не последуют санкции при входе в «Дія City» или выходе из него. «Якобы вносить изменения в этот формат нельзя будет в течение 15 лет. Но мы же помним, как в 2013 году вводили «особый десятилетний период льготного налогообложения ІТ-отрасли», который был отменен… через год. Вопрос: сколько продлится «15-летний мораторий» на изменения налоговой системы для ІТ в стране с такой выдающейся правовой определенностью?» — интересуется Андрей Трембич.

Резюмируя, г-н Трембич отмечает, что они также ждут принятия Законов «Об электронных коммуникациях» и «Об облачных услугах», но еще больше — лишения СБУ и Нацполиции функции расследования экономических преступлений, чтобы два названных закона стали в 2021 году более актуальными для айтишников, чем УПК.

 

Энергетический заряд

Стартовавший в прошлом году рынок электроэнергии остановить не под силу даже пандемии. Хотя ряд вызовов для отрасли возникли как из-за вируса, так и вследствие государственного регулирования, особенно в части так называемых зеленых тарифов.

Украинская энергетика переживает период кардинальной трансформации. По словам Максима Юркова, члена правления НЭК «Укрэнерго», за последние несколько лет в стране существенно изменились управленческие подходы в работе энергетического корпоративного сектора, нормативно-правовая база, регулирующая развитие и деятельность в отрасли, и модели коммерческих взаимоотношений между энергетическими компаниями и потребителями.

«В отличие от рынка природного газа, у электроэнергетического рынка более комплексная, сложная структура. Сам сектор также имеет свои особенности, связанные с доминирующей ролью в нем нескольких крупных игроков в атомной и тепловой генерации и существенным ростом альтернативной энергетики», — комментирует г-н Юрков.

Разумеется, с запуском новой модели рынка сработал один из базовых принципов рыночных взаимоотношений: производители стремятся продавать дорого, покупатель/потребитель — покупать дешево. «В этих условиях, с одной стороны, пытаясь обезопасить население от резкого роста цен на электроэнергию, с другой, — гарантировать инвесторам возврат вложенных в зеленую энергетику средств, государство ввело ряд регуляторных мер. В частности, создало государственного трейдера на рынке, основной задачей которого является продажа электроэнергии для населения по фиксированной цене, и возложило специальные обязательства (ПСО) на энергетические госкомпании по продаже определенных объемов и финансированию «зеленого» тарифа. При этом системного оператора государство обязало за счет своего тарифа финансировать выполнение спецобязательств перед зеленой энергетикой и населением. Это, в свою очередь, привело к росту тарифа на передачу и, как следствие, — к росту стоимости киловатта для крупных промышленных потребителей», — делится нюансами внутренней кухни Максим Юрков.

В 2020 году карантин стал одним из серьезных факторов существенного снижения потребления электроэнергии, производители не могут расторговать весь произведенный объем, а на рынке наблюдается профицит. «Ситуация усугубляется невозможностью профинансировать выполнение спецобязательств, возложенных государством на ключевые компании, из-за нехватки средств в их тарифах и постоянно растущей задолженностью всех участников рынка друг перед другом», — отмечает г-н Юрков.

Участники рынка пытаются решить проблемы дебиторской задолженности в судебном порядке. По словам комментатора, для улучшения своего финансового состояния ряд крупных промышленных потребителей оспаривают в суде тарифы на услуги по передаче электрической энергии за 2019 год, а некоторые производители не считают справедливой уплату такого тарифа при экспорте электроэнергии.

«Подобная практика может обернуться еще более негативными последствиями для отрасли. В случае принятия решений в пользу истцов по делам, связанным с оспариванием величины тарифов, системный оператор будет вынужден просить регулятора заложить в тариф сумму, достаточную для выплаты компенсаций участникам рынка (поскольку причиной этого будет незаконное решение регулятора об установлении тарифа). Это значит, что нагрузка на тариф компании рискует увеличиться еще на несколько миллиардов гривен и спровоцирует рост тарифов на электроэнергию для конечных потребителей. Последние в этом случае заплатят за электроэнергию дважды: один раз в 2019 году и второй раз — после решения суда. Если же суд оставит в силе действующие в прошлом году тарифы на передачу, «Укрэнерго» будет взыскивать с игроков отрасли суммы многомиллиардной задолженности», — предостерегает Максим Юрков.

По словам Марины Грицышиной, советника Sayenko Kharenko, в 2020 году энергетическая отрасль столкнулась с несколькими кризисами, которые предопределяли ее развитие в текущем году. Во-первых, это несбалансированность работы и накопление задолженностей на энергетических рынках. «Неэффективное регулирование, проблемный механизм ПСО и отсутствие регуляторного контроля привели к накоплению значительной задолженности между основными участниками рынка электроэнергии — «Гарантированным покупателем», оператором системы передачи, НАЭК «Энергоатом» и другими участниками. Проблема задолженностей также не решена на рынке газа. Так, у оператора ГТС Украины скопилась задолженность ­операторов ­газораспределительных систем (обл­газов) за небалансы», — делится г-жа Грицышина.

Во-вторых, конечно же, карантин в связи с COVID-19. Он оказал негативное влияние на все сферы экономики, но на энергетике это сказалось снижением потребления электроэнергии и уровня оплаты коммунальных услуг. «Конечно, карантин не был первопричиной кризиса в секторе энергетики, но имел негативное влияние на отрасль», — говорит советник Sayenko Kharenko.

В-третьих, снижение «зеленого» тарифа и задолженность перед производителями возобновляемой генерации. Первое полугодие 2020 года закончилось подписанием меморандума с инвесторами в возобновляемую энергетику и принятием Закона № 810 относительно снижения «зеленого» тарифа, а также применения других механизмов для погашения задолженности. «Как показал ІІІ квартал 2020 года, меморандум и Закон № 810 не решили проблемы с неплатежами. Задолженность «Гарантированного покупателя» остается перед возобновляемой генерацией, и с каждым месяцем увеличивается количество судебных споров относительно ее погашения», — обращает внимание Марина Грицышина.

Максим Юрков подтверждает, что после подписания меморандума не все производители зеленой энергии остались довольны, и уже готовятся иски к государству, а долги некоторых компаний, принадлежащих государству, вследствие такой тенденции скоро могут привести к их неплатежеспособности. «Конечно, все споры требуют вовлечения юристов в данные процессы, и следующий год в этом плане будет увлекательным», — прогнозирует г-н Юрков.

Марина Грицышина также упоминает об обращении в Конституционный Суд Украины (КСУ). В 2020 году было два обращения в КСУ, которые имеют значительное влияние на энергетическую отрасль. «Перед принятием Закона № 810 народные депутаты обратились в КСУ относительно признания «зеленых» тарифов неконституционными. Кроме того, в ноябре 2020 года было подано конституционное представление о признании неконституционными назначения членов Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, а также отдельных положений закона о регуляторе», — напоминает она. Учитывая «конституционный кризис» в стране, спрогнозировать решения КСУ по этим делам очень сложно, а следовательно, и их дальнейшее влияние на энергетическую отрасль.

Эксперты резюмируют, что ситуация в секторе энергетики Украины в 2020 году очень непростая, и без решения вышеуказанных проблем могут быть негативные последствия для остальных секторов экономики.

 

Аграрная отрасль

Первую скрипку в оркестре аграрной отрасли, как и в прошлом году, играет открытие рынка земли. Хотя сюда может вмешаться еще и конституционный фактор. 2020 год существенно отрезвил любителей различных экспертных прогнозов и внес свои коррективы в повестку дня законодательных планов.

«2020 год уже сейчас можно назвать годом реальных действий власти по отмене моратория на отчуждение земель сельскохозяйственного назначения, а следовательно, по внедрению в Украине рынка сельскохозяйственной земли», — отмечает Богдан Яськив, управляющий партнер TOTUM. В конце марта был принят закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения, который определил правила запуска рынка с 2021 года.

«То, что боялись сделать, но о чем часто говорили, состоялось. И хотя модель рынка, предусмотренная в законе, далеко не либеральная, можно сказать, что это значительный шаг в сторону больших изменений на шахматной доске агробизнеса. Конечно, противников рынка в государстве достаточно много, и сегодня в Конституционном Суде Украины рассматривается вопрос конституционности закона об обороте сельскохозяйственных земель. Следовательно, вопрос, быть или не быть рынку в 2021 году, зависит сейчас от решения КСУ. Оно будет иметь огромные последствия для потенциала развития отрасли на десятилетия», — убежден Богдан Яськив. Как видим, КСУ после принятия решения, которое привело к «антикоррупционному» коллапсу в Украине, стал крайне важной институцией, все чаще напоминающей обезьяну с гранатой в руках.

Г-н Яськив напоминает, что в марте вся экономика государства столкнулась с таким вызовом, как карантин для предотвращения распространения эпидемии COVID-19. Не стала исключением, по его словам, и аграрная отрасль, особенно те ее сектора, которые прямо зависят от уровня внутреннего потребления и экспорта, — переработка, продукты животноводства.

Что касается производителей зерна, то для них большей проблемой оказались погодные условия — засухи на юге и в центре страны, большие осадки на западе. «Это повлияло на урожайность, что, в свою очередь, повлияет на финансовые показатели года и возможность выполнить обязательства перед банками и другими кредиторами. Юристам в таких условиях часто приходится работать с договорами о применении последствий наступления форс-мажорных обстоятельств, пересматривать условия кредитных договоров с банками и другими кредиторами агробизнеса», — отмечает г-н Яськив.

Знаковым комментатор также называет ряд принятых законодательных актов, которые касаются земельной реформы, однако некоторые из них до сих пор находятся на стадии первого или второго чтения в парламенте. «Речь идет о реформе Госгеокадастра и передаче прав распоряжения землями сельскохозяйственного назначения за пределами населенных пунктов территориальным общинам. Не дожидаясь принятия соответствующего закона, Госгеокадастр начал процедуру точечной передачи общинам тех земель, которые инвентаризированы и могут передаваться по общему согласию Кадастра и общины», — комментирует управляющий партнер TOTUM.

Подводя итог, Богдан Яськив говорит, что, хотя до завершения года и осталось еще два месяца, можно утверждать, что 2020-й был насыщен событиями и действиями, которые повлияли на развитие отрасли сейчас и в ближайшие годы.

А усиление позиции Украины на международной арене зависит от того, насколько быстро будут введены последующие этапы открытия рынка земли. Если, конечно, этот рынок устоит после конституционной ревизии.

 

Фармацевтическая сфера

Если бы не общепринятая теория о том, что вирус COVID-19 пришел из Китая, можно было смело фантазировать, что его придумали фармацевты.

«В шутку прогнозировать, какие сложности принесет 2020 год, уже стало опасно: самые нелепые прогнозы слишком часто сбывались, в том числе и для бизнеса», — комментирует Борис Даневич, партнер МЮФ CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang.

Для фармацевтической индустрии 2020 год оказался другим. Во-первых, менее кризисным в экономическом плане. Во-вторых, характеризующимся ростом уровня ожиданий со стороны общества относительно разработки вакцин, препаратов для лечения коронавируса, готовности к ответственному ценообразованию и обеспечению производства и поставки необходимых препаратов на глобальном уровне, несмотря на перебои в supply chain.

«2020-й стал годом улучшения имиджа фармы или же, по крайней мере, годом возможностей принимать стратегические социально ответственные решения, которые будут влиять на имидж конкретных компаний годами», — считает г-н Даневич.

Также он выделил сферы, в которые юристы индустрии окунулись с головой. К примеру, это активизация разработок и коллабораций. «Для Украины это означало привлечение новых клинических испытаний, в частности испытаний потенциальных вакцин для предотвращения заражения COVID-19. В то же время вопрос готовности и способности локальной индустрии относительно контрактного производства новейших разработок остается открытым как из-за неготовности к масштабному производству (для целого региона), так и по чисто технологическим причинам», — рассказывает о тенденциях Борис Даневич.

Другой тренд — альтернативные форматы работы. «Компании начали или углубили альтернативные процессы, например, доставляли лекарства или исследуемые препараты домой пациентам / участникам клинических испытаний. Иногда такие шаги опережали регуляторные изменения», — делится инсайдами комментатор.

По его словам, 2020 год стал для фармы годом активного перехода на электронный документооборот вместе с усилением мер по кибербезопасности. С учетом требований к безопасности и приватности компании искали эффективные способы контроля, в частности дистанционного, состояния здоровья сотрудников.

Усилили фармацевтический рынок также изменения законодательных рамок в сфере интеллектуальной собственности. Так, в национальное правовое поле введено так называемое положение Болар, направленное на стимулирование оперативного выхода на рынок генерических препаратов. Помимо этого, фармацевтическая отрасль находилась под постоянным пристальным вниманием Антимонопольного комитета Украины.

«Ожидаемое продолжение реформы медицины, внедрение инновационных моделей доступа к лекарствам (договоров управляемого доступа), расследование фальсификаций и незаконного оборота лекарств и активизация на фармрынке M&A добавляли вызовов и интересных задач в 2020-м, также предопределив перспективы для 2021 года», — подытоживает Борис Даневич.

Лидеры рынка. Фармацевтика и здравоохранение

Ведущие
юридические фирмы

1

Arzinger

2

Правовой Альянс

3

ILF

4

Baker McKenzie

5

Asters

Ведущие юристы

1

Лана Синичкина (Arzinger)

2

Дмитрий Алешко (Правовой Альянс)

3

Елена Хитрова (ILF)

4

Ольга Демьянюк (Baker McKenzie)

5

Виктория Подворчанская (Asters)

Другие известные юридические фирмы*

AEQUO

Ante

Dentons

DLA Piper Ukraine

EY Ukraine

INTEGRITES

Ильяшев и Партнеры

Другие
известные юристы*

Андрей Горбатенко (Правовой Альянс)

Андрей Гук (Ante)

Галина Загороднюк (DLA Piper Ukraine)

Илья Костин (Правовой Альянс)

Наталия Лавренова (Правовой Альянс)

Александр Мамуня (Mamunya IP)

Евгения Очеретко (Arzinger)

Ольга Святенькая (Baker McKenzie)

Игорь Свитлык (Dentons)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2020. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS

Лидеры рынка. Энергетика

Авторитетные юристы

Армен Хачатурян  (Asters)

Александр Мартыненко (Kinstellar)

СЕРГЕЙ ПИОНТКОВСКИЙ  (Baker McKenzie)

Ведущие
юридические фирмы

1

CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang

2

Baker McKenzie

3

Asters

4

Dentons

5

Redcliffe Partners

6

Sayenko Kharenko

7

INTEGRITES

8

EVERLEGAL

9

Arzinger

10

AEQUO

Другие известные юридические фирмы*

AVELLUM

CMS Reich-Rohrwig Hainz

DLA Piper Ukraine

Eterna Law

EY Ukraine

GOLAW

ILF

Kinstellar

KPMG Law Ukraine

Антика

Грамацкий и Партнеры

Соколовский и Партнеры

Ведущие юристы

1

Виталий Радченко (CMS Cameron McKenna
Nabarro Olswang)

2

Ярослав Петров  (Asters)

3

Максим Сысоев  (Dentons)

4

Алексей Фелив  (INTEGRITES)

5

Андрей Оленюк (EVERLEGAL)

Другие
известные юристы*

Тимур Бондарев (Arzinger)

Евгений Дейнеко (EVERLEGAL)

Тарас Думич (Wolf Theiss)

Дмитрий Федорук (Redcliffe Partners)

Марина Грицишина (Sayenko Kharenko)

Марина Ильчук (CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang)

Алексей Кот (Антика)

Елена Кучанская (Kinstellar)

Александр Курдыдык (DLA Piper Ukraine)

Максим Лебедев (GOLAW)

Денис Лысенко (AEQUO)

Андрей Москалик (Baker McKenzie)

Адам Мыцык (Dentons)

Альберт Сыч (EY Ukraine)

Светлана Теуш (Redcliffe Partners)

Максим Услистый (ACQUIS Law Firm)

Назар Чернявский (Sayenko Kharenko)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2020. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS

Лидеры рынка. Информационные технологии

Ведущие
юридические фирмы

1

Sayenko Kharenko

2

Baker McKenzie

3

AEQUO

4

DLA Piper Ukraine

5

CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang

Другие известные юридические фирмы*

Arzinger

Asters

AVELLUM

EVERLEGAL

EY Ukraine

ILF

Juscutum

Legal IT Group

Грамацкий и Партнеры

Ильяшев и Партнеры

Синергия

известные юристы*

Артем Афян (Juscutum)

Анна Бабич (AEQUO)

Олег Климчук (BRANDSFIELD)

Анна Кравчук (Синергия)

Екатерина Олейник (Arzinger)

Наталия Пахомовская (DLA Piper Ukraine)

Никита Полатайко (AEQUO)

Антон Поликарпов (AVELLUM)

Николай Рехлицкий (Arzinger)

Юлия Семений (Asters)

Алексей Столяренко (Baker McKenzie)

Назар Чернявский (Sayenko Kharenko)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2020. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS