Читать PDF

ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

ОТРАСЛИ ПРАКТИКИ

Спрос на предложения

Задержав ненадолго дыхание от коронакризиса, рынок M&A в Украине начал восстанавливаться, причем спрос превысил предложения. Впрочем, несмотря на хорошую возможность увеличить долю на рынке с небольшими затратами, украинские активы все еще остаются своеобразным Х-фактором для иностранных инвесторов

СЕРГЕЙ САЧЕНКО

 

Несмотря на затянувшийся и непрогнозируемый кризис-2020, связанный с пандемией коронавируса, интерес к сфере слияний и поглощений (M&A) со стороны юристов не угасает. Эксперты продолжают упорно изучать спрос и предложения на рынке трансакций с большим капиталом. Все крупные консультанты рынка M&A показали достаточно оптимистические результаты и дали понять, что, невзирая на мировой кризис, неплохой улов для потенциальных инвесторов в «украинском водоеме» все еще возможен.

 

Главные тренды

Как правило, любая активность в инвестиционном секторе в период кризиса приостанавливается. Это касается не только Украины, а стало общим трендом глобальной экономики. В связи с COVID-19 падение экономических показателей прогнозировалось во всех странах, однако в нашей стране оно оказалось не столь критичным, как это было во время финансового кризиса 2009 года. Юристы уверены, что Украина подошла к текущему кризису подготовленной, и несмотря на мировые тренды, по прогнозам, украинская экономика потеряет намного меньше — 7 % ВВП в отличие от 15-процентного падения в 2009 году. Это обусловлено эффективной законодательной работой, которая проводилась в Украине последние годы. Прежде всего, за последние десять лет Украина очистила финансовый рынок, внедрила изменения в сфере корпоративного управления, проводит налоговые реформы. Благодаря этому Украина больше не плетется в хвосте мировых экономик.

Перед началом коронакризиса на украинском рынке слияний и поглощений последние пять лет наблюдалась позитивная динамика — рынок практически восстановился и наверстал показатели 2010—2013 годов. Так, в 2019 году в Украине были закрыты около 80 M&A-сделок на общую сумму 1,2 млрд евро.

Период временного затишья в 2020 году после объявления пандемии, по словам Татьяны Довгань, партнера CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang, длился недолго. «С середины апреля мы начали наблюдать восстановление активности на рынке M&А. Опыт прошлых времен показывает, что новый кризис обязательно создает новые возможности для бизнесов, в частности, располагающих свободными средствами и готовых брать на себя риски. А поэтому все больше повышается интерес к сделкам с проблемными активами, процессам реструктуризации и консолидации», — отмечает г-жа Довгань.

В этом году количество и средний размер сделок увеличился. Эксперты отмечают продажу банка «Кредит-Днепр», слияние ­медицинских сетей «­Борис» и «Добробут», приобретение сети ­магазинов «Космо» группой Prostor, покупку группой «Эпицентр» земельного банка группы «Сварог», а также продажу сети супермаркетов Billa в пользу компании Novus. Традиционно активными остаются инфраструктура, агросектор, сектор технологий, медиа и телекоммуникаций (ТМТ) и промышленность. До конца нынешнего года и в ближайший год ожидается повышенная активность в секторах, которые на данный момент проявили наибольшую стойкость к карантинным процессам либо являются наиболее перспективными, включая ТМТ, сектор фармацевтики, медицины и биотехнологий (ФМБ), инфраструктуру, промышленность и финансовые услуги.

 

Риск-факторы

По словам экспертов, сегодня в Украине проводится значительно больше сделок по слиянию и поглощению, чем это фиксируют всевозможные исследования. Такие сделки не попадают в отчетность из-за своей непубличности или невысокой цены (ниже 5 млн долларов). Поэтому из года в год украинский рынок достаточно сложно оценивать по размеру трансакций. Здесь важно не только видеть цифры, но и ощущать динамику его развития.

Юристы возлагают надежды на то, что после вступления в силу законодательства относительно контролируемых иностранных компаний и полноценной реализации плана действий Организации экономического сотрудничества и развития по предотвращению размывания налоговой базы и вывода прибыли из-под налогообложения (план BEPS) больше сделок будут преданы огласке, и картина рынка будет более достоверной.

Также эксперты отмечают, что в 2020 году инвестиционная активность традиционно была намного заметнее со стороны украинских компаний-покупателей. Они, в отличие от «иностранцев», более спокойно относятся к рискам покупки украинского бизнеса, поэтому большинство сделок сегодня закрываются резидентами. Иностранный инвестор все еще очень осторожно заходит в Украину. Во время кризиса первыми с рынка тоже уходят иностранцы. С другой стороны, украинские игроки, наоборот, пользуются возможностью и могут приобретать «лакомые» активы.

По мнению Глеба Бондаря, партнера AVELLUM, на сегодняшний день финансирование в украинскую инфраструктуру является недостаточным. Оно, как правило, проводится на условиях проектного финансирования, либо на основании международных договоров, либо при наличии других гарантий со стороны государства, так как в большинстве случаев подобные проекты имеют государственный элемент. В Украине, по мнению иностранных кредиторов и инвесторов, такое проектное финансирование связано с повышенными рисками — не только юридическими, но и политическими.

Украина мало инвестирует в продвижение своего имиджа за границей, полагает Николай Стеценко. По мнению управляющего партнера AVELLUM, иностранные инвесторы не видят позитивных новостей, но остро реагируют на различные скандалы. Негативное впечатление на них также произвели несколько резонансных судебных решений, логику которых сложно объяснить иностранным наблюдателям. «Украина предлагает мало больших инвестиционных проектов иностранным инвесторам. Прорывом стали два успешных конкурса в сфере государственно-частного партнерства (ГЧП) на порты Ольвия и Херсон. Однако этого недостаточно. Нужна большая приватизация, концессии новых дорог, больше ГЧП и активная продажа лицензий на добычу нефти и газа», — уверен г-н Стеценко.

Среди факторов, которые чаще всего сдерживают инвесторов от сделок в Украине, Светлана Гуреева, партнер Sayenko Kharenko, называет следующие.

Отставание в развитии инвестиционной инфраструктуры. Например, слабое реформирование законодательства в отношении защиты инвестиционного капитала.

Низкий уровень развития деловой инфраструктуры — длительность получения разрешительной документации при реализации проектов и налоговая нагрузка. В частности, во время строительства порой необходимо собрать около 90 подписей чиновников, а средства, потраченные на согласование процедуры, составляют 10–15 % себестоимости квадратного ­метра.

Неурегулированное земельное законодательство и, соответственно, нераспределенный рынок земли в Украине.

Неготовность как государственного, так и частного сектора к инновационным рискам, применению новых материалов и конструкций, энергоемких носителей и технологий.

 

Неординарный кризис

Нестандартность кризиса, связанного с пандемией коронавируса, состоит в том, что он затронул в первую очередь сферу услуг — туристических, развлекательных, кафе и ресторанов, и в меньшей степени сказался на отраслях, которые двигают нашу экономику. По мнению экспертов, сегодняшнюю ситуацию не стоит сравнивать с кризисами прошлых лет. К примеру, в агросекторе в этом году наблюдаются рекордные урожаи. IT-индустрия в результате трендов удаленной работы, очевидно, лишь выиграла в 2020 году. К тому же политическая ситуация в соседней Беларуси ­способствовала переезду в Украину множества IT-специалистов и перспективных стартапов. Продолжает твердо стоять на ногах украинская металлургия. Поэтому говорить о том, что кризис приведет к большим переделам активов на украинском рынке, пока не приходится.

Под пристальным вниманием экспертов остается рынок сделок в сфере недвижимости. Коронавирус, по всей вероятности, запустил механизмы, которые существенно изменят и реорганизуют спрос на офисные и торговые помещения. Ведь удаленка в современном деловом мире стала нормой, а прежней нужды в офисе в центре города уже нет, заверяют юристы. К примеру, ІT-компании давно отдавали предпочтение офисным помещениям вдали от центра города.

Юристы уверены, что аграрный сектор также останется на коне в 2021 году, несмотря на современные вызовы. Сделки в аграрном секторе продолжатся, ведь земельная реформа даже в нынешнем консервативном и осторожном варианте все равно будет создавать хорошие возможности для новых игроков.

ІT-сектор также показывает не­плохую динамику. Украинские IT-ком­пании вырастают до определенного уровня и становятся интересными большим игрокам. Ежегодно в ІT-индустрии заключаются заметные сделки, где большая зарубежная компания приобретает украинские стартапы.

В то же время, по оценкам консалтинга, на юррынке до сих пор присутствует некая непредсказуемая турбулентность, из-за чего много проектов приостанавливаются. Бизнес ждет, когда правила игры в новых условиях пандемии, которая, похоже, останется с нами надолго, будут ясны и предсказуемы.

 

Банковский сектор

Парадокс нынешней ситуации также состоит в том, что все мы видим кризис реального сектора экономики, но при этом не так сильно ощутим валютный кризис — обвала доллара не произошло. К счастью, нет банковского кризиса, нет кризиса финансовой системы. По мнению юристов, в этом большая заслуга Центробанка. Как банки, так и клиенты пожинают плоды начатого в 2014 году Национальным банком реформирования банковской системы. Банки стали достаточно капитализированы, с прозрачной структурой собственности, началась реализация формирования буфера капитала.

«Пандемия показала, что фактически усилия по формированию устойчивой банковской системы проверены в реальных, стрессовых для банков, событиях спада деловой активности, — утверждает Диана Дегель, советник Asters. — На текущий момент пандемия не оказала существенного влияния на устойчивость банковской системы. Однако вследствие падения деловой активности банки могли оказаться на пороге очередного значительного пополнения проблемных портфелей. Ряд мер, принятых Национальным банком и правительством, помогли избежать критичного наращивания проблемных активов, падения ликвидности и нарушения нормативов капитала».

Так, в марте 2020 года Нацбанком было приостановлено введение буфера консервации капитала и буфера системной важности, что позволило банкам оставить запас капитала на возможные убытки. Для поддержки заемщиков были введены кредитные каникулы, была реализована государственная программа поддержки бизнеса в период пандемии «Доступные кредиты 5-7-9 %». Банки все больше переводят операции в онлайн, и завершение имплементации программы удаленной идентификации поможет в реализации новых онлайн-продуктов, усовершенствовании онлайн-сервиса клиентов, заверяет г-жа Дегель.

Важным для банковской системы Украины было принятие так называемого антиколомойского закона в марте 2020 года. Важно, что данный закон внес определенность касательно правового положения ряда «банков-зомби», в отношении которых были отменены в судебном порядке решения о признании неплатежеспособными. Так, в соответствии с новыми положениями невозможно восстановить работу выведенного с рынка банка, но экс-акционеры этих банков могут взыскать материальную компенсацию при условии, что докажут нанесенные убытки и неправомерность действий регулятора.

 

Корпоративное право

За 2020 год сформировалась практика заключения корпоративных соглашений по украинскому праву благодаря прорыву, который произошел с принятием Закона «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» и закона о корпоративных договорах. Однако пока что Украина отстает от Западной и Восточной Европы — любая солидная сделка все еще заключается по английскому праву.

По словам Юрия Нечаева, партнера AVELLUM, полномасштабное использование этого инструмента в украинском правовом поле сдерживает отсутствие устоявшейся судебной практики. «Более охотно корпоративные договоры по украинскому праву заключают участники средних и небольших бизнес-проектов, где цена ошибки меньше. Участники крупных проектов все еще предпочитают акционерные соглашения по английскому праву», — отмечает Юрий Нечаев.

 

Инфраструктурные проекты

Несмотря на глобальный экономический спад, в портовой инфраструктуре Украины продолжает ощущаться интерес иностранных инвесторов к сфере экспорта сельскохозяйственной продукции, а также развития логистики.

Так, по словам партнера ЮФ «Юрлайн» Максима Капелиста, сразу несколько крупных проектов реализованы в 2020 году именно в сфере портовой инфраструктуры. Ни пандемия, ни связанное с ней существенное снижение инвестиций в Украину не помешали началу реализации запланированных концессионных проектов, во многом благодаря стремлению крупных международных компаний оптимизировать логистические цепочки, используя порты Черноморского региона.

Нельзя не отметить приобретение 51 % в ООО «ТИС-Контейнерный терминал» (порт Южный, Одесская область) компанией DP World из ОАЭ.

Несмотря на достаточно непоследовательный подход Украины к наращиванию мощности портового сектора, все же благодаря предложенному механизму концессии можно говорить об удачном старте в начале модернизации портовой инфраструктуры с привлечением крупного международного капитала.

Впрочем, говоря о факторах, сдерживающих развитие портовой инфраструктуры, стоит признать, что Украина не до конца определила свою роль в этих отношениях. Будучи многие десятилетия единственным собственником портовой инфраструктуры, государство со скрипом признает интересы других частных компаний. «Назрел вопрос принятия закона о внутреннем водном транспорте, что могло бы существенно увеличить перевозки реками и снизить нагрузки на автомобильные дороги», — уверен Владимир Зубарь, управляющий партнер ЮФ «Юрлайн». В следующем году ожидается передача в концессию нескольких ключевых объектов портовой инфраструктуры. В связи с этим важно будет правильно определить объект концессии.

В 2020 году также имело место существенное увеличение финансирования, прежде всего бюджетного, строительства дорог за счет средств Государственного дорожного фонда в рамках программы «Большое строительство». В то же время сравнительно небольшая часть от общего объема работ касается капитального ремонта и реконструкции дорог. Большинство же средств идет на поточный средний ремонт.

По словам Владимира Яремко, советника Sayenko Kharenko, на данный момент успешная реализация других масштабных проектов в сфере инфраструктуры в значительной мере зависит от получения поддержки от международных финансовых организаций (МФО), таких как Европейский банк реконструкции и развития (EBRD), Европейский инвестиционный банк (EIB), Всемирный банк и Международная финансовая корпорация (IFC).

Еще одна значительная инициатива — ГЧП дорог. Так, в октябре 2020 года была представлена новая Программа ГЧП в дорожной отрасли. Эту Программу будут реализовывать Министерство инфраструктуры Украины, Укравтодор, Проектный офис по развитию ГЧП SPILNO в сотрудничестве с IFC, Global Infrastructure Facility и Всемирным банком. «При этом мы понимаем, что успешность реализации этого, как и множества других амбициозных инфраструктурных проектов, которые поддерживаются МФО, во многом будет зависеть также и от политической поддержки государства на всех необходимых уровнях центральной и местной власти», — отмечает Владимир Яремко.

 

Перспективы

Чего ожидают юристы от развития практики M&A в следующем году? Несомненно, диджитализация профессии и новые информационные технологии, призванные заменить искусственным интеллектом простые юридические алгоритмы, в будущем отразятся также и на сложных трансакционных сделках, сделают эту работу намного легче. «Топовые юридические советники для сопровождения M&A-сделки — традиционно недешевое удовольствие для клиентов, — признает Юрий Нечаев, партнер AVELLUM. — При выборе юристов клиентам часто приходилось выбирать или качество, или низкую цену. Чтобы эта дилемма для клиентов была не такой острой, мы думаем над тем, как сделать стоимость нашей работы по M&A-сделке более доступной, но без ущерба для качества. Тут на помощь приходят новые технологии (например, AxDraft), которые позволяют стандартизировать как подготовку трансакционных документов, так и проведение юридического аудита (legal due diligence). Это экономит время юристов, а значит, и деньги».

 

Запрос на справедливость

Андрей Гундер,

президент Американской торговой палаты в Украине

Существует много ошибочных представлений о бизнес-климате Украины и здешних реалиях ведения бизнеса. Американская торговая палата в Украине представляет компании, которые инвестировали в Украину свыше 50 млрд долл. США и создали более 400 тыс. рабочих мест. Мы видим свою миссию в том, чтобы рассказать потенциальным инвесторам о текущей ситуации и убедить их, что в Украину стоит инвестировать. При этом мы честно описываем ситуацию на рынке. Ведь мы не продаем мечту, а рассказываем истории об участниках рынка и о том, чего они достигают.

Пандемия COVID-19 затронула все сферы нашей жизни, и бизнес-климат в Украине — не исключение. По данным опроса «Влияние COVID-19 на бизнес в Украине: 6 месяцев карантина», проведенного Американской торговой палатой в Украине и «Deloitte в Украине», 50 % респондентов указали, что доходы компаний сократились в связи с пандемией и ее последствиями. В то же время 51 % респондентов отмечают, что их компании не сократили инвестиции. Для постепенного выхода из кризиса бизнесу нужна активная и постоянная поддержка со стороны правительства. Бизнес ожидает от государства таких стратегических действий:

1) продолжения мощной программы реформ (обеспечения верховенства права, выстраивания сильной правовой и судебной системы, борьбы с коррупцией, улучшения защиты прав инвесторов и кредиторов, устранения привилегий и монополии олигархов);

2) продолжения сотрудничества с МВФ для обеспечения макроэкономической стабильности;

3) создания экономических стимулов/поощрений для сохранения занятости населения и стимулирования инвестиций.

Чтобы Украина стала привлекательной для инвесторов, многое еще предстоит сделать. Основоположным для международных компаний, которые хотят инвестировать в Украину, является верховенство права. Бизнес не ищет привилегий, он ищет справедливости. Таким образом, гарантии относительно реальной и эффективной судебной реформы, верховенства права, честного правосудия, а также прозрачной работы и назначения судей на всех уровнях — это шаг № 1, который имеет первостепенное значение для всех добросовестных компаний и является жизненно важным для экономического роста Украины.

Верховенство права — это важнейший фактор экономического развития Украины, улучшения делового и инвестиционного климата. Именно поэтому в рамках стратегической платформы Американской торговой палаты в Украине мы создали сильный Комитет по вопросам правовой политики, который объединяет свыше 1500 лучших юристов Украины. Ежедневно они защищают верховенство права и выступают голосом справедливости для улучшения бизнес-среды в Украине.

Лидеры рынка. Банковское и финансовое право

Авторитетные юристы

Михаил Харенко (Sayenko Kharenko)

Армен Хачатурян (Asters)

Сергей Чорный (Baker McKenzie)

Ведущие
юридические фирмы

1

AVELLUM

2

Sayenko Kharenko

3

Baker McKenzie

4

Asters

5

Redcliffe Partners

6

Dentons

7

CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang

8

AEQUO

9

DLA Piper Ukraine

10

Arzinger

Ведущие юристы

1

Глеб Бондарь (AVELLUM)

2

Назар Чернявский (Sayenko Kharenko)

3

Алексей Сошенко (Redcliffe Partners)

4

Ирина Поканай (Asters)

5

Юлия Кирпа (AEQUO)

Другие известные юридические фирмы*

CMS Reich-Rohrwig Hainz

EVERLEGAL

INTEGRITES

Kinstellar

Другие
известные юристы*

Габриэл Асланян (Asters)

Всеволод Волков (EVERLEGAL)

Антон Коробейников (Sayenko Kharenko)

Игорь Красовский (INTEGRITES)

Александр Курдыдык (DLA Piper Ukraine)

Игорь Лозенко (Sayenko Kharenko)

Андрей Никифоров (Kinstellar)

Игорь Олехов (CMS Cameron McKenna
Nabarro Olswang)

Александр Плотников (Arzinger)

Наталия Селякова (Dentons)

Роман Степаненко (Asters)

Екатерина Чечулина (CMS Cameron McKenna
Nabarro Olswang)

Надежда Шиленкова (Dentons)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2020. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS

Лидеры рынка. Корпоративное право и M&A

Ведущие
юридические фирмы

1

AVELLUM

2

Baker McKenzie

3

Sayenko Kharenko

4

AEQUO

5

DLA Piper Ukraine

6

CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang

7

Asters

8

Dentons

9

Arzinger

10

EY Ukraine

Ведущие юристы

1

Николай Стеценко

(AVELLUM)

2

Вячеслав Якимчук

(Baker McKenzie)

3

Анна Бабич

(AEQUO)

4

Юрий Нечаев

(AVELLUM)

5

Грэйм Конлон

(CMS Cameron McKenna
Nabarro Olswang)

Авторитетные юристы

Владимир Саенко

(Sayenko Kharenko)

Другие известные юридические фирмы*

CMS Reich-Rohrwig Hainz

Eterna Law

EVERLEGAL

GOLAW

ILF

INTEGRITES

Jurline

Kinstellar

KPMG Law Ukraine

Nobles

Pavlenko Legal Group

Redcliffe Partners

Wolf Theiss

Грамацкий и Партнеры

Ильяшев и Партнеры

Юридическая группа EUCON

Другие известные юристы*

Олег Батюк (Dentons)

Олег Бойчук (Asters)

Тимур Бондарев (Arzinger)

Эрнест Грамацкий

(Грамацкий и Партнеры)

Ольга Демьянюк

(Baker McKenzie)

Евгений Дейнеко

(EVERLEGAL)

Татьяна Довгань

(CMS Cameron McKenna
Nabarro Olswang)

Тарас Думыч (Wolf Theiss)

Галина Загороднюк

(DLA Piper Ukraine)

Анна Зоря (Arzinger)

Юрий Кацер (KPMG Law Ukraine)

Алла Козаченко

(DLA Piper Ukraine)

Юлия Кирпа (AEQUO)

Михаил Лукашенко (AEQUO)

Денис Лысенко (AEQUO)

Денис Майстренко

(Pavlenko Legal Group)

Богдан Мальнев

(EY Ukraine)

Олег Мальский
(Eterna Law)

Владимир Монастырский

(Dentons)

Андрей Москалик

(Baker McKenzie)

Адам Мыцык (Dentons)

Александр Николайчик

(Sayenko Kharenko)

Ирина Николаевская

(Kinstellar)

Мария Орлик

(CMS Reich-Rohrwig Hainz)

Алина Плющ

(Sayenko Kharenko)

Андрей Романчук
(AVELLUM)

Вадим Самойленко
(Asters)

Зоряна Созанская-Матвийчук

(Redcliffe Partners)

Илья Ткачук (INTEGRITES)

Армен Хачатурян (Asters)

Роман Шуляр

(Marchenko Partners)

Владимир Якубовский

(Nobles)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2020. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS