ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

ЮРИДИЧЕСКИЙ РЫНОК

Евгений КОЛОМИЕЦ,

Родился в 1986 году в городе Дилижане (Армения). В 2008 году окончил Национальный университет «Одесская юридическая академия», магистр права. Также получил степень MBA in Leadership в Киево-Могилянской бизнес-школе, специалист по квалификации «менедж­мент организаций и администрирование». В течение шести лет работал в ЮФ «Лавринович и Партнеры». В 2015–2016 годах возглавлял АО «Вокс Легум».

В 2016 году стал партером и руководителем практики по взысканию задолженности в исполнительном производстве VDA Group. В 2019 году занял позицию управляющего партнера. Специализируется в сфере защиты интересов клиентов в хозяйственных и судах общей юрисдикции и последующего исполнения судебных решений. Имеет большой опыт работы по защите интересов клиентов в сфере корпоративных конфликтов и в управлении комплексными проектами, которые требуют ведения многочисленных судебных дел.

Правила переноса

«Естественный отбор никто не отменял, поэтому кризис тяжелее всех переносят те бизнесы, которые не могут быстро адаптироваться к изменяющимся условиям и перестроить свою деятельность»
отмечает Евгений Коломиец, управляющий партнер VDA Group

 

— Распространение коронавируса в мире отразилось на всех отраслях экономики, но прежде всего это почувствовал финансовый сектор. Удалось ли банковским учреждениям подстроиться под новые условия?

— Коронавирус и сопутствующий финансовый кризис сильно повлияли на мировую экономику, и Украина не является исключением — мы так же ощущаем на себе его последствия, и перспективы пока не ясны. Пострадали от карантина все секторы, но мы живем в то время, когда любые изменения могут принести как вред, так и пользу. Что касается банковского сектора, то банки переходят на новый уровень коммуникации с клиентами, предлагают новые услуги. Экономический кризис, связанный с пандемией, кому-то принес огромные убытки, а кто-то, наоборот, освоил новые рынки. Уже существуют банки, которые целиком перешли в онлайн-сферу, например, Monobank. Сами процессы перевода банковских услуг в онлайн начался раньше, но COVID-19 подтолкнул к тому, чтобы развивать их более активно. Так же, как и COVID-19, который наиболее сложно переносят люди со слабым здоровьем, экономический кризис тяжелее всех переносят бизнесы, которые не могут быстро адаптироваться к изменяющимся условиям и перестроить свою деятельность. В конце концов, естественный отбор никто не отменял: тот, кто сумел быстрее других приспособиться к новым реалиям, получил преимущества и использовал пандемию себе на пользу.

 

— Проблема неплатежей сегодня становится все более актуальной. А какова ситуация с проблемной задолженностью, находят ли стороны общий язык?

— Неплатежи во время карантина только возросли, хотя до его начала список должников, существовавший с 2008 года, понемногу сокращался, наладилась работа банков — и не только по проблемной задолженности. Но коронавирусный кризис привел к новой волне неплатежей по кредитам. Больше всего, на мой взгляд, от карантина пострадали малый и средний бизнес, поскольку именно в этом секторе наблюдается максимальное количество должников. Это те сферы, которые были нацелены на обслуживание населения: маленькие магазины, кафе и рестораны. Особенно пострадали бизнесы, которые арендовали помещения в закрытых торговых центрах и вынуждены были платить аренду, не получая прибыли.

 

— Как повлияли на состояние дел в отрасли принятые парламентом законы по поддержке бизнеса в период карантина?

— Нельзя сказать однозначно, что принятые законы решили все проблемы предпринимателей. Особенно остро стоял вопрос арендной платы, который не был решен до конца. В то же время при правильном подходе к коммуникации с контрагентами и должным образом обоснованной своей позиции арендодатели шли на определенные уступки. К тому же все преференции для бизнеса действуют только до конца карантина, в том числе и мораторий на любые налоговые проверки. При этом в парламенте был зарегистрирован законопроект о возобновлении проверок, потому что каждая компания должна доказать, есть ли у нее необходимость применения тех или иных льгот. Сейчас многие процессы приостановлены, но вопросы не решаются и долги накапливаются. Предполагаю, что по окончании карантина нас ждет вал судебных споров, и о том, как их урегулировать, стоит задуматься уже сегодня.

 

— Как сложилась практика «кредитных каникул» на время карантина, которые должны были ввести банковские и другие финансовые учреждения?

— В развитых странах мира поддержка бизнеса государством осуществлялась в гораздо больших объемах. У нас поддержка была по принципу «казнить нельзя помиловать», когда от места запятой зависит смысл фразы. Вместо прямого указания норма закона была прописана таким образом, что взимание арендной платы в торговых центрах отдавалось на усмотрение арендодателя. И если он не хотел отменять ее на период локдауна, только через суд можно было попытаться обязать его это сделать. В результате мы получили целый ряд судебных споров на эту тему, которые длятся до сих пор. Кроме того, принятые законы не получили должного развития в нормативно-правовых документах, разъясняющих применение этих норм.

 

— Наблюдаете ли вы попытки избежать ответственности за нарушение финансовых обязательств со ссылкой на форс-мажорные обстоятельства?

— Пока еще правосознание граждан не всегда на высоте, поэтому использование карантина для уклонения от ответственности имеет место, причем часто уклоняются от выполнения обязательств, ссылаясь на форс-мажор, те компании, которые вполне могли бы обойтись без этого. Привлекая опытных юристов, они имеют возможность получить заключения Торгово-промышленной палаты Украины и защитить свои интересы, добившись преференций. В то же время те компании, которые не могли позволить себе подобную юридическую поддержку, но при этом действительно нуждались в защите, оказались не в состоянии использовать льготы, предоставленные государством для поддержки бизнеса на период карантина.

 

— Наблюдаете ли вы увеличение количества споров о взыскании задолженности по арендной плате?

— Споры о взыскании задолженности как были, так и будут — это один из наиболее распространенных видов судебных дел, и карантин на них никак не повлиял. Продолжаются дела о возврате кредитов, и, хотя раньше также были вопросы к срокам рассмотрения этих дел — в местных судах они рассматривались по нескольку лет, сегодня они еще актуальнее. Ведь прежде вследствие загруженности судов и нехватки судей если иск подавался в июне, то первое слушание назначалось на январь. Теперь же даже в случае назначения первого слушания через полгода после подачи иска гарантии его рассмотрения нет никакой — вполне вероятно, что судья окажется на самоизоляции или суд будет закрыт на карантин из-за коронавируса. Таким образом, ситуация стала патовой: дела по кредитным обязательствам должны слушаться как можно быстрее, поскольку с каждым днем задолженность растет, однако стороны, прикрываясь пандемией, злоупотребляют своими процессуальными правами, и взыскать задолженность становится все труднее.

 

— Какие практики будут наиболее востребованы на юридическом рынке после окончания карантина?

— Наиболее перспективной практикой посткарантинной эпохи будет защита бизнеса от уголовного преследования. Ведь и налоговые, и следственные органы сегодня работают в условиях ограничений, а после отмены карантина все дела, которые сейчас «на паузе», получат быстрое развитие. Вопрос о взыскании задолженности может отойти на второй план, потому что остро станет вопрос личной безопасности и безопасности бизнеса. Поэтому практики защиты бизнеса в уголовном производстве, так называемые White Сollar Сrimes будут очень актуальны, и именно в этих сферах я вижу большую перспективу для юридических фирм.