Читать PDF

ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Сергей ШКЛЯР,

партнер-основатель Arzinger, руководитель практики разрешения споров, антимонопольного и конкурентного права, GR

Алексей ПРУДКИЙ ,

старший юрист практики разрешения споров Arzinger

Эксперт-анализ

Сергей Шкляр, партнер-основатель Arzinger, руководитель практики разрешения споров, антимонопольного и конкурентного права, GR
Алексей Прудкий, старший юрист практики разрешения споров Arzinger

 

В судебном процессе существуют несколько опций применения специальных знаний в ходе рассмотрения дела.

Во-первых, это классическая судебная экспертиза. Участники процесса могут самостоятельно представить заключение эксперта по заказу стороны либо же инициировать проведение экспертизы непосредственно в суде. При этом существуют некоторые особенности, о которых расскажем ниже.

Во-вторых, это заключение эксперта в области права. Хотя формально знания такого эксперта и не являются специальными знаниями в понимании процессуального законодательства, но применение данного инструмента весьма часто практикуется при рассмотрении сложных правовых вопросов.

В-третьих, стороны или суд имеют право привлечь специалиста к судебному процессу в случае необходимости применения специальных знаний и навыков, связанных с использованием технических средств.

 

Cудебные экспертизы

Согласно статьям 7 и 9 Закона Украины «О судебной экспертизе» экспертизу могут проводить как аттестованные судебные эксперты, так и другие специалисты в соответствующих областях знаний (на украинском языке — фахівці).

Однако следует учесть некоторые особенности привлечения экспертов в современном судебном процессе.

Первое: в случае если экспертизу поручают экспертам частных учреждений, в соответствующем заявлении или определении суда необходимо указать конкретного эксперта или экспертов. В противном случае данное экспертное заключение может быть признано недопустимым доказательством в суде, поскольку частные учреждения не являются субъектами экспертной деятельности.

Второе: если проведение экспертизы поручено специалисту, он также должен быть уведомлен об ответственности за составление заведомо ложного заключения. Это обусловлено изменениями в Закон Украины «О судебной экспертизе», вступившими в силу 15 декабря 2017 года.

В случае непредупреждения эксперта об уголовной ответственности за составление заведомо ложного заключения данный документ может быть признан недопустимым доказательством. К такому выводу пришла и Большая Палата Верховного Суда в постановлении от 18 декабря 2019 года по делу № 522/1029/18.

Суд может назначить экспертизу при наличии в совокупности следующих условий: если для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, необходимы специальные знания; если (1) ни одной из сторон не представлено заключение эксперта по этим вопросам, или (2) имеющиеся в материалах дела заключения экспертов вызывают сомнения в их правильности, или (3) участник дела подал ходатайство, мотивированное невозможностью предоставить экспертное заключение в сроки, установленные для представления доказательств.

То есть, обращаясь в суд с ходатайством о назначении экспертизы, следует иметь в виду, что заявлению ходатайства о назначении судебной экспертизы предшествует обязанность стороны самостоятельно подать экспертное заключение или представить суду мотивированное обоснование невозможности самостоятельной подачи такого заключения.

При этом риски несовершения данных процессуальных действий в форме отказа в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы несет именно заявитель.

Заключение эксперта способно усилить позицию стороны в деле, а также будет являться надлежащим и допустимым доказательством, если оно составлено судебным экспертом, который уведомлен об уголовной ответственности, касается предмета доказывания, представлено в пределах специальных знаний эксперта, подано суду в оригинале и при этом были соблюдены иные формальные требования к выводу эксперта.

 

Заключение эксперта в области права

Начиная с 2017 года в украинском судебном процессе существует новый инструмент — заключение эксперта по вопросам права. Как свидетельствует практика, стороны зачастую не совсем верно воспринимают правовую природу этого документа.

Помимо нескольких норм процессуального законодательства, некоторые правила по применению этого инструмента сформулированы Верховным Судом в ряде дел (например, в постановлениях от 26 октября 2018 года по делу № 910/9971/17, от 3 марта 2020 года по делу № 910/13306/18, от 18 апреля 2019 года по делу № 910/6002/17).

Во-первых, заключение не является доказательством по делу и не может быть основанием для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

Во-вторых, заключение не является обязательным для суда, однако может быть учтено дополнительно при оценке норм права.

В-третьих, оно может быть подано только относительно применения аналогии закона, аналогии права либо содержания норм иностранного права касательно их официального или общепринятого толкования, практики применения, доктрины в соответствующем иностранном государстве.

Следует также помнить, что эксперт в области права не может брать на себя функции суда (в частности, давать оценку каким-либо доказательствам). В противном случае суд проигнорирует такое заключение.