ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Налоговая практика

ЯРОСЛАВ РОМАНЧУК ,

Родился в 1964 году во Львовской области. Окончил Киевский университет права Национальной академии наук Украины. В 2015 году окончил курс по управлению юридической фирмой Lincoln Law School of San Jose (California, USA).

Адвокат, управляющий партнер Юридической группы EUCON, президент Ассоциации украинского бизнеса в Польше.

Консультирует клиентов по вопросам в сфере корпоративного, налогового и  таможенного права, трансфертного ценообразования, коммерциализации объектов интеллектуальной собственности, налогового планирования с использованием нематериальных активов, реструктуризации бизнеса, а также по вопросам защиты активов.

Настроиться на нужную чистоту

«Следует менять философию ведения бизнеса и переструктурироваться через респектабельные европейские юрисдикции»
рекомендует Ярослав Романчук, управляющий партнер Юридической группы EUCON

 

— В этом году Украина ратифицировала Многостороннюю конвенцию MLI. В чем особенность этого документа?

— Порядок применения Украиной Многосторонней конвенции MLI зависит от того, подписала ли ее другая сторона соглашения об избежании двойного налогообложения, а также принято ли этим государством решение вносить изменения в соглашение с нашей страной. Отдельные страны (например, Мальта, Нидерланды, Австрия, Швейцария, Германия, Испания и Норвегия) не внесли налоговое соглашение с Украиной в перечень тех, на которые они хотят распространить действие Многосторонней конвенции MLI. А это значит, что на налоговые соглашения Украины с этими странами Многосторонняя конвенция пока не будет влиять.

Главной особенностью данного инструмента является то, что во время подписания страны могут выбрать различные положения среди нескольких предложенных вариантов.

При этом важно отметить, что выб­ранное страной положение не повлияет на налоговое соглашение, если другая страна (сторона того же налогового соглашения) не выбрала аналогичный вариант среди всех предложенных Конвенцией.

 

— Как этот инструмент повлияет на бизнес после вступления его в силу?

— У бизнеса было достаточно времени подготовиться к новым правилам. Напомню: документ был ратифицирован парламентом в феврале 2019 года, и лишь в августе депозитарию OECD были официально переданы документы о ратификации Конвенции MLI в Украине. В связи с этим Многосторонняя конвенция вступает для нас в силу с 1 декабря 2019 года, и Украина стала 31-м государством применения этого инструмента.

В статье 7 Многосторонней конвенции MLI, которая направлена на предотвращение ее неправомерного применения, предусмотрено введение новой меры противодействия злоупотреблениям, а именно — теста основной цели (Principal Purpose Test).

Его можно сравнить с широко известным нам правилом «деловой цели операции», когда возникала необходимость доказывать, что трансакция имеет реальную экономическую цель.

Таким образом, каждая трансакция будет подвергаться очень детальному анализу со стороны налоговых органов, будет анализироваться цель осуществления выплат за границу или создания компании, в пользу которой осуществляются выплаты из Украины, за рубежом.

Очень надеюсь, что за этот период большинство представителей бизнеса могли проанализировать собственную корпоративную структуру, для того чтобы определить влияние положений Конвенции MLI на определенную бизнес-сферу. То есть необходимо установить, имеют ли определенные трансакции, которые вы проводите через созданные вами иностранные компании, другие важные цели, кроме налоговых. Эти трансакции надо оценивать, применяя тест основной цели, поскольку по Многосторонней конвенции MLI льготы по налоговому соглашению не будут предоставляться в случае, если налоговый орган сочтет, что получение такой налоговой льготы было одной из основных целей соглашения.

В любом случае для минимизации рисков следовало бы заранее занять четкую позицию и подготовить надежное обоснование для налоговых органов по конкретным трансакциям или обоснование создания иностранных структур, которые имеют другие хозяйственные цели, кроме целей налогового планирования.

 

— Какие юрисдикции рекомендуется сегодня использовать для корпоративного структурирования?

— Проводить структурирование бизнеса через низконалоговые и офшорные юрисдикции сегодня уже не актуально. Для минимизации рисков в первую очередь необходимо сделать детальный анализ наличия юрисдикции в «черном» и «сером» списках Европейского Союза.

Следующий аспект — эффективные ставки налога на пассивный и другие доходы, наличие правил трансфертного ценообразования и контролируемых иностранных компаний. Не стоит забывать и о наличии конвенции об избежании двойного налогообложения с Украиной и др.

Таким образом, международные тренды и внедрение плана BEPS привели к концу эпохи офшоров, что означает кардинальные изменения в сфере как национального, так и международного налогообложения. В то же время сам по себе план BEPS не предусматривает новых налогов, а позволяет установить новые, прозрачные правила и единый подход контроля в будущем.

Большая часть представителей бизнеса, в том числе и наши клиенты, и те, кто обслуживается в нашем варшавском офисе, в последние два года постоянно задают вопрос: что делать? Мы рекомендуем им в первую очередь заняться анализом своих корпоративных структур, а потом в срочном порядке изменять философию ведения бизнеса и переструктурироваться через респектабельные европейские юрисдикции, в том числе и через Польшу.

 

— Насколько наши налоговые органы готовы к применению новых правил?

— С уверенностью могу сказать, что за последние несколько лет наши налоговые органы (и не только) существенно повысили свой профессионализм, в связи с чем не следует их недооценивать. Сегодня в них достаточно специалистов, которые прошли или проходят обучение, в том числе с привлечением международных структур.

Понимая корпоративные механизмы, особенно в контексте офшорных юрисдикций, следователи и прокуроры смогут более эффективно проводить уголовные расследования с использованием таких структур.

— Все больше стран ЕС имплементируют в национальное законодательство Директиву ЕС, устанавливающую в том числе обязанность налоговых консультантов сообщать о трансграничных соглашениях. Следует ли бизнесу и налоговым юристам задуматься о введении подобных правил в Украине?

— Действительно, Директива ЕС 2018/822 (DAC-6) от 25 мая 2018 года среди прочего предусматривает обязанность посредников (включая юристов, аудиторов, налоговых консультантов), а также налогоплательщиков, если они осуществляют налоговое планирование самостоятельно, сообщать (сдавать отчеты) в соответствующий налоговый орган своего государства. Цель данного документа — сбор и обмен информацией о потенциально агрессивных налоговых схемах, их анализ и выявление схем агрессивного налогового планирования. Могу предположить, что такие меры будут способствовать борьбе с искусственным смещением центра прибыли и, как следствие, с уклонением от налогообложения.

Как этот инструмент уже работает, можно продемонстрировать на примере Польши. По состоянию на конец первого квартала 2019 года в налоговые органы было подано более 700 подобных отчетов. К слову, профильный закон в этой сфере не особо детализирует порядок и условия направления таких документов, в результате чего польскому министерству финансов пришлось выдать так называемую интерпретацию закона на 111 страницах. Подробная инструкция по сути устанавливает определенные правила и позволяет немного облегчить подачу отчетности как для налоговых советников, так и для самих налоговых органов.

Тем не менее у налогового ведомства Польши пока нет полноценно сформированного подхода к анализу такой отчетности.

Наступает период, когда порядочность консультанта будет определяться не только с точки зрения его профессиональных навыков, но и в части его добросовестности.

Поскольку Украина выбрала курс на евроинтеграцию и с каждым годом все больше и больше международных налоговых правил вводит в национальное законодательство, готовиться к вероятному внедрению этих правил однозначно стоит.

И можно с уверенностью сказать, что такое количество изменений не под силу самому бизнесу, наступает время, когда профессиональные внешние консультанты, владеющие экспертными знаниями, будут очень востребованы, а по большому счету их в Украине не так и много.