ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Защита бизнеса

Пик оптимизма

Твердое намерение новой власти победить рейдерство и минимизировать уголовные риски для субъектов хозяйствования визуализировалось в принятии парламентом сразу нескольких законов, направленных на решение актуальных проблем в национальной правоохранительной системе и в сфере регистрационных действий. Правда, бизнес-сектор со сдержанным оптимизмом воспринял такие инициативы, прекрасно понимая, что основным проблемным вопросом для Украины является не качество законодательства, а практика его применения

ОЛЬГА КИРИЕНКО

Раскрыть инвестиционный потенциал Украины — эта задача стала приоритетной для представителей новой политической генерации. Одним из первых нормотворческих шагов Владимира Зеленского на главном руководящем посту государства стал Указ «О мерах по противодействию рейдерству», которым правительству было предписано в течение трех месяцев разработать и внести на рассмотрение Верховной Рады Украины проект закона, направленный на усиление гарантий защиты государством прав на недвижимое имущество и их обременений, защиты прав учредителей (участников) юридических лиц и противодействие рейдерству. Но впоследствии изначальный законодательный замысел несколько изменился: своим правом законодательной инициативы в этой части в итоге воспользовался не Кабинет Министров Украины, а представители парламентского монобольшинства. Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты права собственности» был принят с присущей парламенту IX созыва гипероперативностью: соответствующий проект № 1056-1 инициирован 6 сентября с.г., а уже меньше чем через месяц, 3 октября, принят во втором чтении и в целом голосами 284 народных депутатов Украины.

Закон призван заполнить ряд пробелов и устранить недостатки в системе государственной регистрации прав на недвижимое имущество и корпоративные права, позволяющие недобросовестным лицам противоправным способом приобретать контроль над соответствующими активами. В частности, предусматривается отказаться от дальнейшего использования института так называемых аккредитованных субъектов, поскольку, как показала практика, значительное количество таких лиц принимали активное участие в сомнительных регистрационных действиях. Кроме того, вводится обязательность нотариального удостоверения договоров об отчуждении корпоративных прав с целью пресечения оборота поддельных документов на имущество, внедряется принцип одновременности совершения нотариального действия и государственной регистрации прав, когда регистрационное действие проводится нотариусом, удостоверившим соответствующий документ относительно вещного права, а также повышается уровень ответственности за нарушение соответствующих регистрационных процедур.

Оценивая законодательные шаги, направленные на минимизацию давления на бизнес с помощью механизмов уголовного процесса, председатель Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда Станислав Кравченко обращает внимание на принятый Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины и Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно уменьшения давления на бизнес», которым из УК Украины исключена статья 205 «Фиктивное предпринимательство», а также повышен размер сумм фактического непоступления в бюджет налогов, сборов и других обязательных платежей для привлечения к уголовной ответственности по статье 212 этого Кодекса. «Говорить о результатах этих изменений еще рано, но уже сейчас можно констатировать, что вне сферы действия УК Украины оказалась определенная часть деяний в сфере хозяйственной деятельности», — подчеркивает наш собеседник.

4 октября 2019 года парламентом был принят другой нормативно-правовой акт — Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования отдельных положений уголовного процессуального законодательства» (проект № 1009). Среди важнейших новаций в плане защиты бизнеса Станислав Кравченко выделяет следующие изменения: следователю или прокурору должна быть немедленно вручена копия судебного решения об отказе в удовлетворении или о частичном удовлетворении ходатайства об аресте временно изъятого имущества, о полной или частичной отмене ареста временно изъятого имущества; следователь или прокурор должен немедленно исполнить такое судебное решение и направить сообщение о его исполнении следственному судье. Также принятым законом были изменены основания для проведения экспертизы: устанавливается, что экспертиза проводится экспертной организацией, экспертом или экспертами, которых привлекают стороны уголовного производства или следственный судья по ходатайству стороны защиты в случаях и порядке, предусмотренных УПК. Ранее соответствующие экспертизы проводились только по поручению следственного судьи или суда. «Эти и другие изменения, с одной стороны, должны способствовать эффективности осуществления досудебного расследования, а с другой — призваны предоставить стороне защиты дополнительные гарантии соблюдения ее прав», — резюмирует Станислав ­Кравченко.

Ход за годом

Ярослав ГРЕГИРЧАК,

заместитель бизнес-омбудсмена в Украине

 


Давление со стороны правоохранительных органов — одна из системных проблем бизнеса, над решением которой работает Совет бизнес-омбудсмена. С момента начала нашей деятельности и до сегодняшнего дня (по состоянию на 12 ноября 2019 года) всего на рассмотрение поступило порядка 6300 жалоб от бизнеса, из них более 780 касались действий правоохранителей (органов прокуратуры, Нацполиции и Службы безопасности Украины). С учетом специфики критериев приемлемости таких обращений, установленной для нашей институции, не все жалобы были приняты в работу, причем в части действий правоохранительных органов процент таких обращений значительно выше, чем общий показатель: 42 % по сравнению с 28 %. Безусловно, не все жалобы, которые к нам поступали, свидетельствовали о силовом давлении на субъектов хозяйствования, в то же время не все обращения, которые по объективным причинам мы не брали в работу (например, если фактические обстоятельства дела уже являются предметом судебного рассмотрения, ведь Совет бизнес-омбудсмена не может давать оценку действиям представителей судебной власти, для этого есть другие компетентные органы), говорят об отсутствии такого давления.

Что касается динамики поступления жалоб на действия правоохранителей, то наибольшее их количество пришлось на период с III квартала 2016-го по I квартал 2018-го: в последний временной отрезок мы получили пиковую величину — 71 обращение. После этого мы наблюдали противоположную картину: постепенное уменьшение таких обращений, причем с начала II квартала 2019 года эта тенденция только усилилась. Иллюстрирую ее на языке цифр: во II квартале с.г. было получено 52 жалобы, в III — 43, и на данный момент поступило 21 обращение. Такие цифры свидетельствуют о некотором улучшении взаимоотношений бизнеса и правоохранителей в Украине, что не может не радовать. Более того, часть наиболее проблемных ситуаций, которые были актуальны еще два-три года назад, сейчас вообще не возникают. Скажем, нарушения при проведении такого процессуального действия, как обыск. Здесь усматривается очевидный положительный эффект от реализации положений так называемого закона маски-шоу стоп № 1.

Не менее актуальной для бизнеса является проблема рейдерства. Противоправная атака на бизнес может иметь различные проявления недобросовестного поведения и осуществляться разными способами, в том числе с помощью решений, действий или бездействия государственного регистратора: такие жалобы наша институция получает регулярно. Те шаги, которые законодатели уже предприняли в рамках антирейдерской кампании, в том числе принятие Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты права собственности», уже вступившего в силу, можно только приветствовать. Хотя осталось много нерешенных вопросов в этой части, скажем, до сих пор не обеспечена синхронизация данных между Государственным реестром вещных прав на недвижимое имущество и Единым государственным реестром судебных решений.