ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Уголовное право и процесс

СЕРГЕЙ КОЛЕСНИК ,

Родился в 1986 году в Донецке. Получил степень магистра права, окончив с отличием Национальную академию прокуратуры Украины. Имеет большой опыт работы в органах прокуратуры и других органах государственной власти. С 2017 года является управляющим партнером адвокатского объединения LES. Специализация — юридическое сопровождение и защита бизнеса, разрешение налоговых споров, защита в уголовном процессе (White Collar Crime).

 

Бег знает что

«Усовершенствование УПК Украины напоминает бег на месте, а иногда осуществляется по принципу «шаг вперед и два назад»
делится наблюдениями Сергей Колесник, адвокат, управляющий партнер АО LES

 

— Национальное уголовное процессуальное законодательство не отличается особым постоянством. Насколько, с вашей точки зрения, оправдана такая перманентная коррекция, всегда ли задекларированная цель отвечает сути предложенных изменений, например, в части минимизации уголовных рисков для бизнеса?

— С принятием в 2012 году нового Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины начался бесконечный процесс реформирования уголовной юстиции. Сегодня этот кодекс сложно назвать «новым», хотя, учитывая то большое количество изменений, которые были внесены в него за последние семь лет (причем одни и те же положения могут переписываться по несколько раз, и этот процесс повторяется с каждым приходом новой власти!), использовать такое прилагательное вполне уместно.

К сожалению, говорить о качестве изменений процессуального законодательстве, а именно — о создании реальных гарантий для защищенности бизнеса не приходится. Усовершенствование УПК Украины напоминает бег на месте, а иногда осуществляется по принципу «шаг вперед и два назад».

Риски уголовного преследования, ограничения или нарушения прав клиентов во всех случаях имеют общую исходную точку — начало досудебного расследования. За семь лет существования действующего УПК Украины никому не пришла в голову мысль установить и четко обозначить необходимый для регистрации в Едином реестре досудебных расследований (ЕРДР) фильтр: вносить в реестр исключительно сведения о реальных уголовных правонарушениях!

Это ключевой риск-фактор, с которого начинаются все беды и проблемы бизнеса. Выработалась пагубная для бизнеса практика, когда при очевидном отсутствии каких-либо признаков преступления в ЕРДР вносятся сведения о чем угодно, главное, чтобы список фигурантов — субъектов хозяйствования — был побольше. И все, поехали: расследуй, ограничивай, арестовывай, изымай, обыскивай, прослушивай и т.д.! При этом с самого начала уголовного производства для всех очевидно отсутствие самого события преступления, но субъект хозяйствования должен покоряться требованиям закона и доказывать свою правоту, невиновность, восстанавливая честное имя. Таким образом, первоочередным вопросом, который нужно урегулировать на законодательном уровне, является необходимость установить жесткие и четкие правила регистрации в ЕРДР только реальных уголовных преступлений, а не всякого рода процессуального «сора», который используется с целью прессинга бизнеса.

Кроме того, регистрация в ЕРДР — это по сути процессуальное решение, но реальные инструменты его обжалования в случае очевидной незаконности не предусмотрены. Установление подобной процедуры даст возможность минимизировать риски для бизнеса и повысить эффективность уголовной юстиции в целом.

— Какие еще законодательные «ограничители» необходимо ввести, чтобы субъекты хозяйствования чувствовали себя более защищенными?

— Некоторые законодательные инициативы, направленные, как анонсируется, на уменьшение давления на бизнес, мягко говоря, вызывают удивление. Скажем, назначение судебных экспертиз следственными судьями. Защищает ли эта норма бизнес? Очевидно — нет. Разве в этом вообще проблема?..

Корень зла кроется в другом. Например, до сих пор не решен вопрос об установлении конкретных, фиксированных сроков для наложения ареста на имущество по так называемым фактовым уголовным производствам. При этом такой инструмент, как арест имущества, остается одним из самых распространенных и эффективных способов давления на бизнес.

Также в УПК Украины отсутствует необходимый объем правомочий субъектов хозяйствования по «фактовым» производствам. Адвокатам приходится проявлять все свои творческие способности и креативный подход для защиты прав и интересов клиента, в отношении которого проводится расследование. При этом очень сложно говорить о законодательных предохранителях от давления на бизнес, когда ответственность силовиков за процессуальные злоупотребления фактически отсутствует. К примеру, предусматривается, что проведение досудебного расследования без внесения сведений в ЕРДР не допускается и влечет за собой ответственность, установленную законом. Интересно, каким и какую?..

Привязка к уже существующим уголовным производствам — одна из популярных линий поведения недобросовестных правоохранителей, которые преследуют нелегитимную цель, хорошо осознавая, что неотвратимость наказания за такие деяния не последует.

 

— Удалось ли на законодательном уровне решить системные проблемы во взаимоотношениях бизнеса с контролирующими органами, в том числе налоговиками?

— За всю историю независимости Украины мы уже не раз становились свидетелями реформирования налоговой службы. Как правило, любые трансформации ограничивались косметическим ремонтом — менялись таблички на зданиях различных ведомств, которые то укрупняли, то снова разделяли, но философия их деятельности оставалась прежней.

Хотя, нужно признать, в последние годы процессы администрирования налогов и других обязательных платежей существенно изменились, что является частью мировых тенденций в плане повышения уровня транспарентности, диджитализации, автоматизации и других видов упрощения принципов работы государственных механизмов. Но даже в этих условиях налоговым органам удалось найти законодательные лазейки для дистанционного давления на бизнес. Речь идет о небезызвестной СМКОР — системе мониторинга критериев оценки рисков. Сама по себе идея такого механизма хороша, но не для украинских реалий. Сегодня отнести любое предприятие к категории рисковых не составляет особого труда, после этого работа компании будет полностью парализована, и ни одна налоговая накладная не будет зарегистрирована. Я уже не говорю о деловой репутации, сорванных контрактах, курсовой разнице и других негативных последствиях. Добиться правды в такой ситуации довольно сложно, ведь даже при вынесении судебного решения об исключении предприятия из списка рисковых исполнить его — дело непростое, хотя и не совсем безнадежное.

 

— Есть ли универсальные рецепты для защиты бизнеса и предотвращения негативных последствий от действий правоохранительных или контролирующих органов?

— Хочешь мира — готовься к войне! Наверное, этим выражением можно наиболее удачно охарактеризовать основные принципы построения эффективных защитных алгоритмов для каждого конкретного клиента.

Рецепты… Рецепты вроде бы и есть, как и законодательные нормы, о которых мы говорили, и они всем известны и понятны, а вот ожидаемого результата «план лечения» не дает. Сегодня у судов своя практика, у контролирующих органов — свои правила, у правоохранителей — свои методы. При этом количество контролирующих и правоохранительных органов постоянно увеличивается, и каждый «дебютант» пытается задать новый тон правоприменительной практике.

В каждом деле важен индивидуальный подход. Ключевую роль играют субъективный фактор и, безусловно, профессиональное мастерство адвоката.

Какая самая важная часть в зубиле? Острие! Без него это всего лишь кусок металла. Так и с защитой интересов клиента. Нужны острота, профессиональный напор, предметность, системность, креативность мышления и, конечно же, дисциплина каждый день. При наличии всех перечисленных компонентов положительный результат гарантирован!