ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Уголовное право и процесс

Александр ЛЫСАК,
партнер ЮК EQUITY

Тарас ПОШИВАНЮК,
партнер ЮК EQUITY

Качественная реакция

Первопричиной признания неконституционными норм о привлечении к ответственности за незаконное обогащение стало низкое качество самого закона, который был принят по запросу общества относительно немедленной «расправы» с причастными к росту инфляционных процессов в экономике, увеличению налогового давления и уменьшению доходов граждан. Повторная криминализация этого деяния также не лишена недостатков, что может стать основанием для нового обращения в КСУ, а на практике означает фактическую невозможность обеспечения единства правоприменения

Александр ЛЫСАК, партнер ЮК EQUITY
Тарас ПОШИВАНЮК, партнер ЮК EQUITY

Законодательные баталии вокруг так называемого незаконного обогащения и недостоверного декларирования не утихают в течение всего 2019 года.

Так, в 2016 году Верховной Радой Украины был принят Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно особенностей предоставления должностными лицами деклараций об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера», которым, в частности, предусматривалось усиление ответственности за предоставление заведомо недостоверных сведений в декларации лица, уполномоченного на выполнение функций государства или местного самоуправления. Также в этот период претерпела существенные изменения статья 3682 Уголовного кодекса (УК) Украины, в которой конкретизировался субъектный состав указанного преступления.

Сразу же после этого руководителями Национального антикоррупционного бюро Украины и Специализированной антикоррупционной прокуратуры было анонсировано открытие большого количества уголовных производств в отношении чиновников высоких рангов по статье 3661 (недостоверное декларирование) и статье 3682 (незаконное обогащение) УК Украины. Но, как свидетельствуют события последнего года, по завершении досудебного расследования для рассмотрения дела по сути в суд были переданы производства, которые можно пересчитать по пальцам одной руки.

Следующей неожиданностью в борьбе против незаконного обогащения стало решение Конституционного Суда Украины (КСУ) по делу по представлению 59 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины статьи 3682 УК Украины от 26 февраля 2016 года. Решением признано, что указанная норма не соответствует Конституции Украины, и, как следствие, она теряет силу со дня принятия этого решения.

Таким образом, все усилия государства и общества по борьбе с незаконным обогащением фактически были сведены на нет.

Мы не планируем сейчас давать оценку решению Конституционного Суда Украины, поскольку оно является окончательным и подлежит безапелляционному исполнению гражданами и учреждениями на всей территории Украины. Мы лишь попытаемся определить предпосылки принятия такого решения. По нашему глубокому убеждению, первопричиной признания неконституционными норм о привлечении к ответственности за незаконное обогащение стало низкое качество самого закона, который был принят по запросу общества относительно немедленной расправы с причастными к росту инфляционных процессов в экономике, увеличению налогового давления и уменьшению доходов граждан. Кроме того, срочность принятия указанного документа была обусловлена необходимостью выполнения требований Европейского Союза в пакете реализации плана действий по визовой либерализации.

Похоже, ситуация повторяется, ведь начало ноября 2019 года ознаменовалось принятием парламентариями новых норм, касающихся привлечения к ответственности за незаконное обогащение, а именно — Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно конфискации незаконных активов лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, и наказания за приобретение таких активов». Указанный нормативный акт может быть признан неконституционным в связи со значительными недостатками, среди которых наиболее существенным является установление уголовной ответственности не только за те активы, которые находятся в собственности чиновников, но и за имущество, которым владеет кто-то из третьих лиц. Такие положения противоречат императивным предписаниям статьи 8 Конституции Украины, устанавливающим, что на всей территории Украины признается и действует принцип верховенства права. В то же время в решении КСУ от 26 февраля 2019 года четко регламентировано, что одним из основных элементов принципа верховенства права является юридическая определенность. Анализируя нормы нового Закона о незаконном обогащении, можно прийти к выводу, что они не содержат определенности, ясности и недвусмысленности, в результате чего фактически невозможно будет обеспечить их единообразное применение.

Однако вернемся к прикладным вопросам, а именно — к уголовным производствам, которые были открыты в течение 2016—2018 годов по факту незаконного обогащения и недостоверного декларирования и которые в настоящее время уже находятся на стадии судебного разбирательства в Высшем антикоррупционном суде.

Ожидаемо, что по всем делам суд во исполнение упомянутого выше решения КСУ прекращает производства по части привлечения лица к уголовной ответственности по статье 3682 УК Украины. Таким образом, судебное разбирательство осуществляется по эпизоду о внесении недостоверных сведений в электронную декларацию. В то же время квалификация действий по статье 3661 УК Украины относится к преступлениям небольшой тяжести.

Указанная ситуация вызывает значительное количество вопросов уже на стадии подготовительного заседания. Например, в связи с фактической сменой квалификации действий обвиняемого в таких уголовных производствах на стадии подготовительного заседания инициируется ходатайство об изменении или отмене ранее определенных судом мер обеспечения.

Кроме того, в процессе приобщения прокурорами письменных доказательств возникают обоснованные сомнения в законности добавления, например, материалов негласных следственных розыскных действий, которые были получены детективами на стадии досудебного расследования. Ведь нормами действующего уголовного процессуального законодательства (статьей 246 УПК Украины) четко регламентировано, что определенные виды негласных следственных розыскных действий могут проводиться исключительно в уголовных процессах по тяжким или особо тяжким преступлениям. Более того, уже существует судебная практика, которая полностью соответствует указанным требованиям УПК Украины.

Как было отмечено выше, в статье 3661 УК Украины говорится о преступлениях небольшой тяжести, а потому абсолютно безосновательно использование материалов негласных следственных действий в рамках судебного разбирательства по недостоверному декларированию. Однако прокуроры упорно пытаются приобщить такие материалы, несмотря на императивные предписания статьи 246 УПК Украины.

Также немало замечаний со стороны защиты возникает относительно экспертиз, проведенных на стадии досудебного расследования. Так, например, значительное количество товароведческих экспертиз, назначенных по ходатайствам органа досудебного расследования, были проведены без фактического осмотра имущества, которое являлось предметом экспертизы.

Кроме того, в ходе судебного разбирательства возникает еще один важный вопрос: какие же доказательства были собраны органами предварительного расследования в рамках расследования по статье 3661 УК Украины, а какие — при расследовании по статье 3682 УК Украины, возможно ли вообще использование таких доказательств?

Однако все эти вопросы в настоящее время остаются открытыми, поскольку на время подготовки данной статьи ни одного обвинительного приговора по статье 3661 УК Украины, который бы вступил в законную силу, не было принято. Таким образом, формирование судебной практики по таким делам еще впереди. А в каком направлении будет формироваться такая практика, во многом зависит от адвокатского сообщества и активной позиции защитников во время судебных процессов.