ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Уголовное право и процесс

ВИТАЛИЙ СЕРДЮК ,

Родился в 1980 году в Киеве. В 2002 году окончил юридический факультет Киевского нацио­нального университета имени Тараса Шевченко. В 2012-м стал одним из соучредителей АО AVER LEX, в котором сейчас является старшим партнером.

Специализируется на защите собственников и топ-менеджеров бизнеса в сложных уголовных кейсах, а также чиновников и публичных лиц в политически мотивированных преследованиях и в делах с международным элементом.

Признан одним из лучших в сфере White Collar Crime национальными и международными рейтингами (такими как Chambers and Partners (Band 1), Legal 500 (Tier 1), Who’s Who Legal, Best Lawyers). В 2019 году он был отмечен исследованием WWL Thought Leaders: GIR 2019, которое впервые назвало лучших в сфере WCC. «Юрист года» в уголовной практике по версии Best Lawyers 2019.

Санкционный смотритель

«Мировые игроки вошли во вкус глобальной санкционной войны, и ее отголоски достаточно болезненно бьют по бизнесу»
констатирует Виталий Сердюк, адвокат, старший партнер АО AVER LEX

 

— С таким явлением, как «санкционные списки», бизнес Украины и соседних государств столкнулся относительно недавно. Каковы масштабы этого явления сегодня, в отношении кого введены ограничения?

— Спектр целей и задач применения ограничительных мер достаточно широк. Европейский Союз (ЕС), например, может вводить ограничительные меры в ответ на деяния физических или юридических лиц и государств, связанные с терроризмом или его финансированием, распространением ядерного оружия или его компонентов, нарушением прав человека, территориальной целостности или дестабилизацией суверенных государств, а также в случае возникновения других политических вызовов, которые представляют угрозу для базовых европейских ценностей.

Сейчас очевидно одно: мировые игроки вошли во вкус глобальной санкционной войны и ее отголоски очень часто и достаточно болезненно бьют по бизнесу.

 

— В чем специфика американской политики в части ограничительных мер в отношении как физлиц, так и компаний? Какие права и обязанности имеет OFAC?

— Американская санкционная система достаточно сложна и витиевата: почти полтора десятка государственных институций в США уполномочены применять ограничительные меры, которые являются очень болезненными для компаний. Но особое внимание следует обратить на Управление по контролю за иностранными активами — OFAC (Office of Foreign Assets Control). Это специальное подразделение Министерства финансов США, которое специализируется на вопросах финансовой разведки, а также занимается имплементацией и администрированием экономических и торговых санкций, применяемым к государствам, политическим режимам, террористическим организациям, физическим и юридическим лицам, исходя из логики американской внешней политики и интересов национальной безопас­ности.

К примеру, специальный «черный» список OFAC, или SDN (Specially Designated Nationals List), постоянно обновляется и сегодня насчитывает 1342 страницы мелкого трехколоночного текста, содержащего перечень лиц и организаций, к которым применяются ограничительные меры США. И любое лицо, вступившее в какие-либо хозяйственные или другие юридические отношения с лицом, находящимся в американском санкционном списке, автоматически попадает под эти санкции.

— Есть ли универсальный рецепт представительства/защиты интересов компаний в случае, если они попадают в «черный» список в иностранной юрисдикции? Насколько такой вид юридических услуг сегодня востребован?

— Универсальных юридических рецептов для таких ситуаций не существует. Но это не исключает применения некоторых общих методов работы, эффективность которых подтверждена практикой. В этом случае одних лишь обращений к органам — инициаторам ограничительных мер недостаточно. Если мы говорим об OFAC, то законодательство предусматривает возможность для лиц, попавших под санкции, обратиться в эту институцию с прошением о пересмотре или отмене ограничительных мер. Однако такое прошение ни к чему не обязывает OFAC, и на практике вряд ли удастся найти пример, когда бы это обращение реально сработало.

Право просить об отмене или пересмотре ограничительных мер, наложенных Советом Европейского Союза, также предусмотрено в соответствующих нормативных актах ЕС. При этом нет примеров, когда бы санкции снимались по одному только запросу, ведь в этом случае санкционным структурам ЕС пришлось бы фактически презюмировать незаконность применения таких ограничений.

Пожалуй, единственным эффективным (хотя и самым трудоемким и ресурсозатратным!) способом решения санкционного вопроса является перевод его в судебную плоскость. Правда, такой алгоритм сработает только в случае применения ограничительных мер ЕС, для американских санкций он нежизнеспособен.

 

— Какие факторы нужно учитывать при юридическом сопровождении бизнес-проектов, чтобы минимизировать риски попадания в санкционные списки?

— Действовать на опережение можно и нужно. Необходимо иметь в виду, что списки лиц, к которым применяются ограничительные меры, находятся в открытом доступе. Для бизнеса первоочередным шагом является мониторинг своих потенциальных контрагентов на наличие их в санкционных списках. Если лицо значится в списке — проявите осторожность!

Кроме того, нужно со всей ответственностью относиться к требованиям национального и иностранного финансового мониторинга, а также законодательства, направленного на борьбу с отмыванием доходов, финансированием терроризма и т.п.

 

— Насколько в антисанкционной практике весома GR-/лобби-составляющая?

— GR-составляющая — одна из важнейших в деле о снятии санкций. Напряженная и методичная работа по предметной коммуникации с государственными органами, правительствами и межправительственными организациями должна проводиться постоянно. Часто такая коммуникация осуществляется с иностранными субъектами. Поэтому соответствующих специалистов с языковой подготовкой необходимо либо содержать в штате, либо подключать уже «по месту».

 

— Не можем не поговорить о национальной специфике: что необходимо для снятия украинских санкций? Пользуются ли подобные услуги спросом?

— Приведу один пример. В Европейском Союзе налагать санкции уполномочен Совет ЕС. При этом разработаны четкие принципы наложения ограничительных мер (Basic Principles on the Use of Restrictive Measures (Sanctions) и нормативное руководство по применению санкций общим объемом более 50 страниц (Guidelines on implementation and evaluation of restrictive measures (sanctions) in the framework of the EU Common Foreign and Security Policy). Эта инструкция содержит исчерпывающие сведения о санкционной политике ЕС, включая возможность обжалования ограничительных мер в Европейском суде справедливости. Не так давно команде защиты удалось в этом суде признать необоснованность санкций, введенных против четвертого Президента Украины Виктора Януковича, несмотря на всю сложность этого политического дела.

В Украине же вся санкционная политика базируется на нескольких актах — профильном законе «О санкциях» и правительственном постановлении от 30 ноября 2016 года № 888 «Некоторые вопросы подготовки предложений Кабинета Министров Украины относительно применения, отмены и внесения изменений в санкции». Законом предусмотрено, что предложения о применении, отмене и внесении изменений в санкции выносятся на рассмотрение Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) парламентом, правительством, главой государства, Национальным банком и Службой ­безопасности Украины.

Неправомерные решения о наложении санкций следует обжаловать в порядке административного судопроизводства. При этом нельзя забывать, что решения СНБО относительно санкций вводятся в действие указами главы государства, а потому такие решения не могут быть предметом рассмотрения суда отдельно от соответствующих указов Президента Украины.

В рамках защиты интересов одного из украинских клиентов, к которому были применены персональные экономические санкции и другие ограничительные меры, что составляло государственную тайну, наша команда собрала необходимые доказательства о законности осуществления хозяйственной деятельности клиента. Благодаря этому поданный иск к Президенту Украины был удовлетворен Высшим административным судом Украины, и указ главы государства, которым были наложены санкции, отменен.

Одно можно сказать наверняка: свои права всегда нужно отстаивать решительно и идти до конца. Ведь только тот, кто не борется, не имеет шанса победить!