ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Международный арбитраж

АЛЕКСЕЙ КОТ,

Родился в 1977 году в Киеве. В 1999 году окончил юридический факультет Киевского нацио­нального университета имени Тараса Шевченко. Доктор юридических наук. Заслуженный юрист Украины.

Юридической практикой занимается с 1996 го­да. С 2010 года — управляющий парт­нер ЮФ «Антика». Специализации: судебные споры и арбитраж, экспертная деятельность, энергетика, антимонопольное право, недропользование.

Член Научно-консультативного совета при Верховном Суде. Член рабочей группы по вопросам рекодификации (обновления) гражданского законодательства Украины. Рекомендованный юрист согласно Chambers Global, Chambers Europe, The Legal 500 EMEA, IFLR1000. Международное рейтинговое агентство Best Lawyers в 2019 году присвоило Алексею Коту звание «Юрист года» в сфере судебной практики.

Был признан победителем в номинации «Лучший юрист по конкурентному праву» по версии «Юридической премии 2015 года». В 2017 году Ассоциация адвокатов Украины в рамках конкурса «Адвокат года» назвала ­Алексея Кота лучшим научным деятелем.

Заключительные положения

«Предоставление стороной в качестве доказательства экспертного заключения, подготовленного признанным специалистом в области права, может существенно усилить позицию и увеличить шансы на успех»
утверждает Алексей Кот, управляющий партнер ЮФ «АНТИКА»

 

— Почему в арбитражах столь важна роль экспертов по сравнению, например, с привычными украинскому бизнесу хозяйственными судами?

— Когда мы говорим о международном арбитраже, прежде всего обращает на себя внимание преимущественно транснациональный характер правоотношений. Для качественного разрешения таких споров необходимым условием является применение специальных знаний в области права разных юрисдикций, различных отраслей. Зачастую арбитры такими знаниями не обладают. Поэтому привлечение экспертов как высококвалифицированных и признанных специалистов в области права призвано удовлетворить потребность в решении тех вопросов, которые по своей природе не относятся к кругу компетенций арбитра и требуют узкопрофильных знаний.

В отечественном законодательстве возможность привлечения эксперта в области права (а не других сфер знаний) при рассмотрении споров в национальных судах была введена лишь в результате недавней реформы и изменения процессуальных кодексов. Однако участники процесса уже довольно активно используют это нововведение.

 

— Насколько важно стороне иметь экспертное заключение среди подаваемых в арбитраж доказательств и можно ли успешно отстаивать свою позицию без него вовсе?

— Вопрос целесообразности использования экспертного заключения в качестве доказательства в процессе арбитражного разбирательства решается сторонами по-разному в каждом конкретном случае. Безусловно, стороны имеют возможность отстаивать свою позицию при рассмотрении спора в арбитраже и без привлечения экспертов. Тем не менее следует помнить, что предоставление стороной в качестве доказательств экспертного заключения, подготовленного высококвалифицированным и признанным специалистом в области права, может существенно увеличить шансы на успех.

Вместе с тем следует отметить, что право привлекать экспертов к арбитражному процессу для подтверждения своей позиции либо опровержения позиции оппонента имеют как стороны, так и арбитры в случае возникновения у них потребности в получении экспертных выводов по отдельным вопросам правоприменения. При этом оцениваются все имеющиеся в деле экспертные заключения в совокупности с другими доказательствами.

 

— Насколько сегодня арбитражам удается найти золотую середину в вопросе роли экспертов? Считаете ли вы Пражские правила в этой части более удобными и приемлемыми для сторон?

— Различия в правовых традициях относительно роли экспертов, безусловно, сказываются на особенностях осуществления арбитражной процедуры с участием экспертов. При этом невозможно отрицать и объективный процесс конвергенции правовых систем в условиях глобализации. Примечательно в этой связи, что разработчики Пражских правил в предварительных проектах данного документа отмечали уменьшение Правилами Международной ассоциации юристов по получению доказательств в международном арбитраже (Правила IBA) разрыва между традициями общего и континентального права в части получения доказательств. В то же время констатировался факт приближения Правил IBA к традициям общего права, так как Правила IBA продолжают следовать более состязательному подходу в отношении предоставления доказательств.

Если же говорить о Пражских правилах, подписанных 14 декабря 2018 года, то в целом они придерживаются линии сближения правовых культур, выраженной в Правилах IBA. При этом подчеркивается активная роль арбитражного суда в привлечении экспертов. Такой вывод позволяет сделать предусмотренная возможность назначения эксперта арбитражным судом по своей инициативе или по просьбе стороны. При реализации первого сценария арбитражный суд учитывает пожелания сторон относительно кандидатуры эксперта, но не связан такими рекомендациями. В данных условиях стороны, тем не менее, не лишаются права привлекать своего эксперта для предоставления заключения.

Однако некоторое усиление роли арбитражного суда в процессе привлечения экспертов не означает большую приемлемость Пражских правил по сравнению с Правилами IBA в вопросах участия экспертов.

 

— Кто может быть экспертом для международного арбитража, если мы говорим, например, о Лондонском суде международного арбитража, Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма или Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (ICSID)?

— Требования к экспертам зафиксированы преимущественно в регламентах арбитражных судов и являются по своей сути схожими. В этом контексте необходимо отметить наличие таких общих требований к экспертам, как беспристрастность и независимость их от сторон.

Например, статья 21.1 Регламента Лондонского международного арбитражного суда предусматривает необходимость собственноручного подписания экспертом декларации беспристрастности и независимости. Кроме того, требование о независимости экспертов содержится также в уже упомянутых Пражских правилах. Регламент Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма и Регламент ICSID прямо не устанавливают специальных требований к экспертам.

Примечательно, что требование о квалификации эксперта не является императивным, хотя фактически существует во многих арбитражных институциях. Необходимая квалификация эксперта может подтверждаться, например, документами о его профильном образовании или документом о присвоении ученой степени.

 

— Актуальны ли вопросы участия экспертов для Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Украины (МКАС при ТПП Украины, ICAC)?

— МКАС при ТПП Украины является такой же арбитражной институцией, как уже упомянутые арбитражи. Соответственно, и подходы к привлечению экспертов во многом схожи.

Действующая редакция Регламента ICAC предусматривает привлечение экспертов как арбитражным судом, так и сторонами. Таким образом, закреплено традиционное для арбитража разделение экспертов на две группы: эксперты-свидетели (то есть эксперты, привлекаемые сторонами) и эксперты, назначаемые арбитражем.

При этом примечательным является то, что в случае назначения эксперта стороной Регламентом МКАС при ТПП Украины предусмотрена необходимость указывать в соответствующем ходатайстве стороны сведения о квалификации эксперта, а при назначении экспертов арбитражным судом они должны отвечать требованиям, касающимся беспристрастности и независимости от сторон.

 

— Существуют ли отличные от предоставления экспертного заключения формы участия эксперта в арбитражном процессе?

— Важной формой участия эксперта в арбитражном процессе является перекрестный допрос экспертов в рамках основного слушания. В ходе данной процедуры каждый эксперт допрашивается юристами противоположной стороны в контексте выводов, изложенных в предоставленных ими экспертных заключениях. Цель допроса эксперта — опровержение его выводов и усиление позиции оппонента в споре.

Правила IBA и Пражские правила предлагают также такую форму участия экспертов в арбитражном процессе, как проведение встречи экспертов накануне основного слушания. Такая встреча экспертов может быть назначена арбитражным судом при наличии в предоставленных заключениях экспертов расхождений, а ее результатом может стать достижение консенсуса по существующим спорным вопросам.