ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Отрасли практики

ОЛЕГ ПАРИЛЯК ,

Родился в Ивано-Франковске. В 1998 году окончил Международный научно-технический университет, факультет лингвистики и права, специальность «правоведение». Адвокат, член Ассоциации юристов Украины.

Пять лет работал в государственном секторе. С 2010 года является партнером адвокатского объединения «Морис Груп». Специализируется в банковском и финансовом праве, реструктуризации и банкротстве, а также в сопровождении дел по урегулированию проб­лемной задолженности. Принимал участие в разработке законов «Маски-шоу стоп» и «­Маски-шоу стоп — 2».

Инвестиционный фон

«Институциональные инвесторы, которые смогли бы ввести качественно новые практики по работе с проблемными активами, не спешат заходить в Украину»
констатирует Олег Париляк, партнер, руководитель практики банковского и финансового права АО «Морис ГРУП»

 

— Об открытии в Украине «большой охоты» на проблемные активы говорилось немало. Щедрым ли был сезон?

— Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) вошел в 2019 год с активами 83 неплатежеспособных банков общей балансовой стоимостью 482 млрд грн. Оценочная стоимость этих активов составляла лишь 77 млрд грн (то есть 16 %). Соотношение этих двух цифр красноречиво свидетельствует о качестве имущества и дает определенный ориентир цены. Стоит отметить, что такие активы интересны для покупателей по цене значительно ниже оценочной — средний уровень конверсии (соотношение цены реализации имущества балансовой стоимости) в 2018 году был на уровне 10 %. И это очень хороший показатель, связанный прежде всего с высоким качеством лотов. В этом году такие показатели недостижимы, ведь абсолютное большинство активов реализуются в пулах, стартовая цена которых иногда превышает 1 млрд грн, а продаются они за 2–3 %, есть примеры продаж крупных пулов и на уровне 0,8 %.

 

— Такой дисконт наверняка вызывает большой спрос на активы. Все ли желающие могут принять участие в торгах?

— Имущество банков продается на интернет-аукционах через систему «ProZorro.Продажи» и все, кроме должников, могут его приобретать. В то же время актуальная судебная практика в Украине относит сделки по уступке права требования по кредитным договорам к факторинговым операциям, поскольку продажа осуществляется с дисконтом. Поэтому выкуп кредитных обязательств в пользу лица, не имеющего статуса финансового учреждения с лицензией на факторинг, имеет высокий риск. В будущем такие операции могут быть признаны недействительными. Банк продает кредитные обязательства всем желающим, но покупателю, который не является финансовым учреждением, следует самому учитывать такие риски.

ФГВФЛ затеял большую распродажу с целью завершить ликвидацию банков к концу 2020 года. Такая поспешность обусловлена требованиями законодательства о пятилетнем сроке на ликвидацию банков. Учитывая, что банки «упали» почти одновременно, а прозрачная система продаж строилась довольно долго, все банки в один период вынуждены быстро все продать. Понимая, что отечественный рынок не «переварит» такого бешеного предложения и следствием станут низкие цены, ФГВФЛ приложил немало усилий для заведения на рынок иностранных инвесторов. Но в результате в Украину зашли лишь несколько иностранных компаний, а институциональные инвесторы, которые смогли бы ввести качественно новые практики по работе с «неработающими» кредитами (NPL), не спешат становиться в очередь.

 

— Какие существуют объективные сдерживающие факторы для прихода профессиональных иностранных инвесторов на отечественный рынок проблемных активов, кроме страновых рисков?

— Прежде всего это недостаточная защищенность кредитора. Сюда относятся недостатки законодательства, заключающиеся не только в несовершенстве правовых норм, но и в популистских решениях государства, которое переложило бремя ответственности за показатели экономической стабильности и ужасную работу регулятора на банки, введя моратории на взыскание ипотечного имущества. Сюда же относится недоверие к судебной системе, переменчивость судебной практики, низкая эффективность принудительного исполнения судебных решений, а также кричащие проблемы в системе регистрации прав на недвижимое имущество. Стоит также учитывать особенности работы правоохранительных органов, которые иногда используют должники как инструмент в борьбе с взыскателями.

Следующими факторами являются низкое качество кредитных портфелей и их переоценка. Фонд гарантирования вкладов слишком долго «сидел» на активах, формируя механизмы рынка NPL. На это было потрачено два года, что позволило большинству заемщиков уйти в банк­ротство и вывести залоговое имущество. Между тем банки часто безосновательно начисляли проценты, «надув» балансовую стоимость активов на 30–40 %.

И, наконец, реформа законодательства о банкротстве только начинает работать. Новый кодекс Украины по процеду­рам банкротства, предусматривающий более эффективные механизмы защиты залогового кредитора, вступил в силу слишком поздно, 21 октября 2019 года.

Но стоит признать, что скорость законодательных изменений в Украине теперь достаточно большая, задекларированное направление этих изменений является правильным. Важно не потерять качество и обеспечить баланс защиты интересов кредитора и добросовестного заемщика.

 

— Является ли система «ProZorro.Продажи» действительно прозрачной?

— Что касается самого функционала, то все доступно, просто, понятно и открыто. Несмотря на это, существуют некоторые «возможности» системы, позволяющие особо опытным покупателям использовать их в свою пользу. Например, регламент позволяет приобрести лот участнику, занявшему на торгах второе место, в случае если победитель торгов откажется от покупки. То есть достаточно завести нескольких участников от одного покупателя, один из которых на этапе закрытых предложений сделает нереально высокую ставку, а другой сделает ставку, которая обеспечит ему второе место. Однако такие случаи достаточно редкие: как правило, это происходит тогда, когда не жалко терять один гарантийный взнос или когда покупателю очень нужен актив. Кроме того, гарантированно угадать ставку второго места невозможно, это «игра в темную». Серьезной проблемой является доступ к информации о лоте. Документы кредитных дел, размещенные в комнате данных банка, являются неполными и ограничиваются, как правило, кредитным договором и договором обеспечения. Материалы претензионно-­исковой работы, аналитические сведения о клиенте, переписка с должником, которые часто имеют особое значение для оценки актива, в основном не предоставляются. Юристам приходится собирать пазл, анализируя сведения из судебных реестров и других публичных источников. Кредитные дела физических лиц невозможно изучать в удаленном доступе. Необходимо идти в банк, где не разрешается делать копии никаких документов, а можно только записывать информацию от руки. Но это не проблемы системы ProZorro — это проблемы работы с покупателями.

 

— Какова роль юридических компаний на рынке NPL кроме проведения правового аудита и оформления сделок?

— Несмотря на то что рынок проблемных активов довольно рисковый, цена активов покрывает все риски и привлекает не только профессиональных участников рынка, требующих юридического партнера, но и новичков, которые хотят выгодно вложить средства. Последние нуждаются в комплексном сервисе с участием финансовых, юридических компаний, частных исполнителей, компаний по управлению активами, инвестиционных фондов и т.п. Поэтому на базе практики банковского и финансового права развивается соответствующая инфраструктура, которая перерастает в отдельный бизнес.

Как уже упоминалось, в Украину пока не зашли крупные иностранные сервисные компании с устоявшимися методами работы с NPL. С надеждой на это ФГВФЛ в рамках совместного пилотного проекта с НБУ, начиная с 2018 года продает отдельные большие пулы активов банков через американские торговые площадки DebtХ, First Financial Network (FFN), Cohen, которые имеют развитую клиентскую базу. Но амбициозная цель, касающаяся создания в Украине так называемого гипермаркета NPL для профессиональных иностранных игроков, способного повысить конкуренцию для внутренних покупателей и уровень конверсии, так и не достигнута.

В то же время отдельные крупные пулы все же привлекают внимание иностранцев. Например, интерес к покупке стадиона «Черноморец» в Одессе и портфеля кредитов АО «ИМЭКСБАНК», над которыми наша компания работала более двух лет в интересах банка и Фонда гарантирования вкладов, проявили полдесятка иностранных инвесторов. Для них одной из проблем было найти в Украине решение по комплексному сервисному обслуживанию активов в случае их приобретения.

Соответствующая инфраструктура формируется постепенно, эволюционно, удовлетворяя имеющийся спрос, как правило, на базе юридических или финансовых компаний.