ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Отрасли практики

Принести изменения

Стремительное развитие законодательства, продолжившееся в 2019 году, стало причиной динамичных изменений почти в каждой сфере. В какие-то отрасли практики пришла стабильность, другие — только входят в зону турбулентности. Но точно одно: юристам не было скучно в этом году и не будет скучно в следующем

ИРИНА ГОНЧАР

Многие отрасли юридической практики в 2019 году отметились динамичным развитием и наработкой новых правил правоприменения. Почти каждая сфера претерпела более или менее серьезные изменения, а потому применялись новые подходы к решению привычных вопросов. В большинстве случаев, стоит отметить, весьма успешно.

 

Финучет

«2019 год для банковской системы и для финансового рынка запомнится появлением первых стабильных ростков прибыльности у многих банков, началом действия нового закона о валюте и валютных операциях, принятием долгожданного закона о «сплите», новыми законодательными инициативами», — отмечает Игорь Олехов, партнер, глава банковской и финансовой практики CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang, соглава банковского и финансового комитета Американской торговой палаты в Украине. Многие банки показали прибыльность, и это было обусловлено в том числе жесткой позицией государства относительно прозрачности структуры и данных о собственниках. «Условия для прибыльного ведения банковского бизнеса остаются во многих нишах рынка. Маржа для кредитов в корпоративном бизнесе, ипотеках и кредитовании физических лиц в некоторых случаях остается даже слишком высокой», — комментирует г-н Олехов.

На финансовом рынке появляются новые инструменты, и это тоже тренд 2019 года. Так, Национальный банк Украины (НБУ) презентовал концепцию реформирования платежного законодательства и разработал новый закон о платежных услугах, задачей которого будет имплементация Второй платежной директивы (PSD2) и Директивы об электронных деньгах. А это означает, что в Украине появятся открытый банкинг и усиленная идентификация клиента, а также могут зайти новые игроки — небанковские платежные учреждения с возможностью доступа к данным клиентов любого банка по первому требованию клиента, возможностью вести счета и проводить расчеты без вовлечения банков.

В сфере привлечения финансов основной запрос бизнеса касается проектного финансирования. «Остаются значительные возможности и огромные потребности в финансировании инфраструктурных проектов — новые дороги и восстановление старых, мосты, метрополитен, новые линии железных дорог, запуск водного транспорта, проекты водоснабжения и очистки сточных вод и прочее. Проектное финансирование также востребовано для новых индустриальных проектов и проектов энергоэффективности», — говорит Игорь Олехов. Он считает, что для юристов эти проекты будут отличным вариантом реализации амбиций, поскольку каждый сопряжен с множеством вопросов как регуляторного характера, так и контрактного закрепления.

 

Благоволительный фонд

Тренды развития отрасли банковского права влияли и на позиции законодателя и судов по вопросам, инициированным Фондом гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ). В этом контексте лейтмотивом 2019 года можно назвать вопросы ответственности топ-менеджмента и бенефициаров проблемных банков согласно части 5 статьи 52 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» (Закон о ФГВФЛ) и статье 58 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» (Закон о банках). Наталья Дроздова, советник по вопросам финансового права ЮФ «Салком», к.ю.н., отмечает, что после вывода Большой Палаты Верховного Суда о хозяйственной юрисдикции таких споров Фонду пришлось подавать иски уже в хозяйственные суды. «Очевидно, что персональная ответственность требует индивидуального подхода и правильного разграничения установленных эпизодов по делу в сжатые сроки», — говорит г-жа Дроздова. По мнению юриста, ФГИУ ошибочно определяет кредитную политику банка как направленную на выведение средств из банка, ведь любая кредитная операция априори рисковая, и при этом закон не позволяет банку контролировать движение средств по клиентским счетам.

Сейчас дискуссия ведется вокруг права Фонда инициировать судебные процессы в отношении лиц, связанных с уже ликвидированными банками. Так, статья 52 Закона о ФГВФЛ устанавливает, что ликвидация банка не является основанием для прекращения судебного рассмотрения соответствующего дела, однако Наталья Дроздова считает ответ не столь однозначным: «В силу части 4 статьи 53 Закона о ФГВФЛ с ликвидацией банка считаются прекращенными полномочия Фонда как ликвидатора и как органа управления такого банка, поэтому как минимум возникает вопрос процессуальной дееспособности. Соответственно, цель получения такого возмещения вреда (для удовлетворения требований кредиторов банка) теряет свой смысл».

 

Долговые ямы

Устранение последствий кризиса отра­зилось на практике реструктуризации и работе с проблемными кредитами. И хотя бум процессов реструктуризации крупного украинского бизнеса остался позади, в 2019 году наблюдалась активность в этой практике. Так, по словам партнера Sayenko Kharenko Антона Коробейникова, в этом году чаще всего завершались комплексные реструктуризации со сложной структурой долга и большим количеством кредиторов либо же продолжалось их сопровождение. Другую группу составили дела, в которых кредиторам и заемщику не удается договориться.

«Рынок проблемных кредитов, на наш взгляд, имеет большой потенциал, который остается нереализованным по ряду причин. Мы видим значительный интерес к проблемным активам, в том числе со стороны иностранных инвесторов, специализирующихся на бизнесе такого рода. Их интерес лежит как в сфере отдельных проблемных активов, находящихся на балансе у работающих банков, так и в сфере тех пулов, которые выставляются на продажу ФГВФЛ», — комментирует г-н Коробейников.

Несмотря на это, реструктуризация задолженности стала одной из ключевых специализаций для многих юридических фирм. «За последний год мы получили ряд важных решений ВС, постепенно сводящего практику к единому знаменателю, а также ряд новых законодательных норм, усиливающих ответственность должников и широту прав кредиторов», — отмечает Игорь Кравцов, управляющий партнер, руководитель практики разрешения споров ЮФ Evris. Г-н Кравцов считает, что в этом году окончательно сформировалась рыночная практика инвестирования в проблемные активы, особенно в части покупки прав требований у банков или их государственного регулятора. «Если первые продажи на торгах характеризовались выкупом своих кредитов практически только самими заемщиками, то в процесс купли-продажи так называемых мегапулов включаются уже крупные отечественные и международные инвестиционные компании», — поясняет управляющий партнер Evris.

Основной проблемой, с которой сталкиваются иностранные инвесторы, остается валютное регулирование и его применение украинскими банками в отношении выплат дохода иностранным инвесторам за пределы Украины. Потенциально высокая доходность инвестиций в проблемные активы вызывает значительные опасения у обслуживающих банков. Даже при полностью прозрачной и понятной структуре, обосновывающей такую доходность, банки не хотят рисковать ввиду возможной иной интерпретации со стороны НБУ и последующего наложения санкций. Снять напряжение и раскрыть потенциал, по мнению партнера Sayenko Kharenko, позволит скорейшее представление регулятором своей позиции относительно того, что прозрачные структуры не несут такого риска.

«С учетом тенденций для юридических консультантов сфера реструктуризации и рынок проблемных кредитов будут оставаться активными и в дальнейшем», — прогнозирует Антон Коробейников.

При этом эксперты отмечают, что рынок проблемных кредитов активно развивается. «В последнее время при поддержке международных организаций государственные регуляторы провели ряд важных реформ в финансовом секторе. Это включает закрытие неплатежеспособных банков и улучшение нормативных стандартов работы финансовых учреждений. Была также создана правовая основа для эффективной продажи проблемных кредитов», — говорит Игорь Кравцов. Это актуально для Украины хотя бы потому, что сегодня нет ни одного финансового учреждения, которое не столкнулось бы с ненадлежащим исполнением заемщиком своих обязательств и необходимостью реструктуризации или взыскания долга. Сегодня банковская система имеет просроченную задолженность на уровне 51 %, аккумулированную в основном в государственных банках. И это большой потенциал для рынка проблемных кредитов. По мнению Антона Коробейникова, он не достигнет максимума, пока на рынок не выведены проблемные кредиты государственных банков. Эти банки до настоящего времени не продают такие активы по причине практических рисков, связанных с необходимостью устанавливать значительный дисконт. «Ожидаем, что в будущем году будет разрешена продажа проблемных кредитов государственным банкам, что даст новый импульс этому рынку в Украине и даже сможет привлечь иностранных инвесторов», — делится схожими ожиданиями г-н Кравцов.

 

Корпоративная культура

В практике корпоративного права и M&A в 2019 году наблюдался период стабилизации после существенных изменений, внесенных в регулирование корпоративных правоотношений в предыдущие годы. Новации Законов Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», «Об акционерных обществах» стали привычными и широко использовались для структурирования бизнеса и управления им.

Наконец-то юридическим советникам стали доступны механизмы, которые давно и успешно практиковались в мире, а теперь есть и в украинском праве. Это совпало с мировым процессом деофшоризации, что стало стимулом возвращения бизнеса в Украину. Правила стали ­удобными и ­простыми, а потому их все легко восприняли. Даже такие дискуссионные в контексте принципа незыблемости права собственности процедуры, как squeeze-out, нашли свое применение. Они не стали поводом для массового лишения корпоративных прав миноритариев, но позволили бизнесу укрупниться и за счет этого усилить свои позиции, в том числе в аспекте защиты от рейдерства.

Рейдерство как явление, увы, не удалось искоренить, и в этой части многие компании остаются уязвимыми. Прежде всего это касается хозяйственных обществ, не являющихся акционерными. Однако угрозы сегодня кроются не в корпоративном законодательстве и не в законодательстве в целом, а в технической возможности проводить незаконные действия с реестрами, прежде всего с Единым государственным реестром юридических лиц, физических лиц — предпринимателей и общественных формирований, а также с Реестром вещных прав на недвижимое имущество и их обременений. В этой части пока государство борется с последствиями, «отрубая» доступы нечестным регистраторам или лишая аккредитации коммунальные предприятия, однако не действует наперед. При этом эффективность некоторых мер вызывает у юристов сомнения. В частности, это касается необходимости нотариального удостоверения корпоративных документов юридического лица. Этот путь, предложенный Законом Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты права собственности» от 3 октября 2019 года, Украина уже проходила, и он не предупредил рейдерства. На место «черных» регистраторов придут «черные» нотариусы, поэтому более эффективными для бизнеса представляются механизмы технического плана, не позволяющие вносить изменения в реестры без многоуровневой аутентификации, возможно, даже с подтверждением действия собственником.

 

Море не волнуется

Значительные изменения таможенного, налогового, валютного законодательства, а также государственного регулирования бизнеса одновременно с завершением моратория на проверки бизнеса сказались на многих отраслях. Не стала исключением и практика морского права. В этой сфере одной из самых востребованных услуг, как и раньше, остается защита иностранных судовладельцев от действий властей. «Изменения в экологическом законодательстве, произошедшие в этом году, конечно, убавили темп работы коррупционной машины в различных ведомствах, но говорить о полной победе пока рано. Защита от не чистых на руку экоинспекторов, таможенников, фитосанитаров и других служб по-прежнему востребована», — поясняет Артур Ницевич, партнер Interlegal. Кроме того, законодательные изменения прошлого года привели к тому, что украинские порты стали наиболее удобными местами для ареста судов. «Мы наблюдаем увеличение количества запросов на арест судов для взыскания долгов за поставленное топливо, долгов членам экипажа, агентским компаниям», — отмечает юрист. При этом в рамках практики морского права наиболее частыми были вопросы по английскому праву, а также по праву других государств, в числе которых Турция, Грузия, Румыния, Болгария.

Однако практика морского права также тесно связана с решением общеправовых вопросов, возникающих вследствие деятельности портов или в портах, использования их ресурсов. «Фактически полное отсутствие внутреннего кредитования ставит остро сложные вопросы покупки флота как для работы на внутренних водных путях, так и для морских перевозок. В этом году у нас было несколько крупных сделок по приобретению флота для клиентов», — рассказывает Артур Ницевич. В то же время торговые войны и нежелание хеджировать риски стали источником запросов, поступающих от украинских агротрейдеров и судовладельцев, на правовые услуги по защите их интересов в иностранных арбитражах.

В дальнейшем юристы ожидают лишь усиления налогового, таможенного, валютного, финансового, банковского законодательства, в том числе в части требования к игрокам и повышения комплаенс-культуры финансовых учреждений, что создаст необходимость уделять больше внимания при сопровождении их деятельности со стороны юридических советников.

ЛИДЕРЫ РЫНКА. МОРСКОЕ ПРАВО

Ведущие
юридические фирмы

1

Interlegal

2

АНК

3

Юрлайн

4

Юридическое бюро Сергеевых

5

Legrant

Другие известные юридические фирмы*

Ильяшев и Партнеры

Известные юристы*

Александр Кифак

(АНК)

Николай Мельников

(Interlegal)

Наталия Мирошниченко

(Interlegal)

Артур Ницевич

(Interlegal)

Юрий Сергеев

(Юридическое бюро Сергеевых)

Артем Скоробогатов

(Interlegal)

Татьяна Титаренко

(Legrant)

Артем Волков

(АНК)

Владимир ЗубарЬ

(Юрлайн)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2019. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS

ЛИДЕРЫ РЫНКА. КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО И M&A

Ведущие
юридические фирмы

1

AVELLUM

2

Baker McKenzie

3

Sayenko Kharenko

4

Aequo

5

CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang

6

DLA Piper Ukraine

7

Asters

8

Dentons

9

Redcliffe Partners

10

Arzinger

Ведущие юристы

1

Николай Стеценко

(AVELLUM)

2

Вячеслав Якимчук

(Baker McKenzie)

3

Владимир Саенко

(Sayenko Kharenko)

4

Анна Бабич

(Aequo)

5

Грэм Конлон

(CMS Cameron McKenna
Nabarro Olswang)

Другие известные
юридические фирмы*

CMS Reich-Rohrwig Hainz

Eterna Law

Юридическая группа EUCON

EVERLEGAL

EY Ukraine

ILF

INTEGRITES

Kinstellar

KPMG Law Ukraine

Морис груп

NOBLES

SDM Partners

Wolf Theiss

Ильяшев и Партнеры

Василь Кисиль и Партнеры

Юрлайн

Другие известные юристы*

Олег Батюк

(Dentons)

Тимур Бондарев

(Arzinger)

Ольга Демьянюк

(Baker McKenzie)

Евгений Дейнеко

(EVERLEGAL)

Алексей Дидковский

(Asters)

Татьяна Довгань

(CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang)

Тарас Думич

(Wolf Theiss)

Эрнест Грамацкий

(Грамацкий и Партнеры)

Галина Загороднюк

(DLA Piper Ukraine)

Анна Зоря

(Arzinger)

Владимир Игонин

(Василь Кисиль и Партнеры)

Маргарита Карпенко

(DLA Piper Ukraine)

Юрий КацеР

(KPMG Law Ukraine)

Алла Козаченко

(DLA Piper Ukraine)

Денис Лысенко

(Aequo)

Денис Майстренко

(Pavlenko Legal Group)

Олег Мальский

(Eterna Law)

Марьян Мартынюк

(Морис груп)

Владимир Монастырский

(Dentons)

Андрей Москалик

(Baker McKenzie)

Адам Мыцык

(Dentons)

Юрий Нечаев

(AVELLUM)

Александр Николайчик

(Sayenko Kharenko)

Ирина Николаевская

(Kinstellar)

Сергей Оберкович

(GOLAW)

Мария Орлик

(CMS Reich-Rohrwig Hainz)

Алина Плющ

(Sayenko Kharenko)

Вадим Самойленко

(Asters)

Артем Сапрыкин

(ранее ESQUIRES)

Зоряна Созанская-Матвийчук

(Redcliffe Partners)

АльберТ Сыч

(EY Ukraine)

Илья Ткачук

(INTEGRITES)

Армен Хачатурян

(Asters)

Владимир Якубовский

(NOBLES)

ЛИДЕРЫ РЫНКА. БАНКОВСКОЕ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО

Авторитетные юристы

Михаил Харенко

(Sayenko Kharenko)

Армен Хачатурян

(Asters)

Сергей Чорный

(Baker McKenzie)

Ведущие
юридические фирмы

1

AVELLUM

2

Sayenko Kharenko

3

Baker McKenzie

4

Asters

5

Redcliffe Partners

6

Dentons

7

CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang

8

Aequo

9

DLA Piper Ukraine

10

Arzinger

Ведущие юристы

1

Глеб Бондарь

(AVELLUM)

2

Назар Чернявский

(Sayenko Kharenko)

3

Алексей Сошенко

(Redcliffe Partners)

4

Наталия Селякова

(Dentons)

5

Ирина Поканай

(Asters)

Другие известные юридические фирмы*

INTEGRITES

Kinstellar

NOBLES

Другие
известные юристы*

Габриэл Асланян

(Asters)

Всеволод Волков

(EVERLEGAL)

Антон Коробейников

(Sayenko Kharenko)

Игорь Красовский

(INTEGRITES)

Александр Курдыдык

(DLA Piper Ukraine)

Юлия Кирпа

(Aequo)

Андрей Никифоров

(Kinstellar)

Игорь Олехов

(CMS Cameron McKenna
Nabarro Olswang)

Александр Плотников

(Arzinger)

Роман Степаненко

(Asters)

Екатерина Чечулина

(CMS Cameron McKenna
Nabarro Olswang)

Роман Шуляр

(NOBLES)

НАдежда Шиленкова

(Dentons)

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ. ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2019. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS