ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Региональные рынки

РОМАН ЗАГРИЯ ,

Родился в 1985 году в Запорожье. В 2007 году окончил Запорожский национальный университет по специальности «правоведение». С 2008 года сопровождает дела о банкротстве как арбитражный управляющий. В 2011 году основал юридическую компанию PRAVO GARANT, которая сегодня имеет офисы в Киеве, Днепре и Запорожье. Специализируется на вопросах налогового права и судебного представительства, сопровождает процедуры банкротства и реструктуризации задолженности. В 2019 году избран членом совета отделения АЮУ в Запорожской области. Рекомендован исследованием «Выбор клиента: топ-100 лучших юристов Украины — 2019» как один из ведущих специалистов в сфере банкротства. Удостоен награды Ассоциации адвокатов Украины «Адвокат года — 2019» в номинации «Банк­ротство».

 

Комплексные упражнения

«Мы нацелены на предотвращение сбоев, а не на устранение их последствий, поэтому предоставляем полный комплекс юридических услуг, необходимых для нормального функционирования бизнеса»
акцентирует внимание Роман Загрия, управляющий партнер PRAVO GARANT

 

— Что стало для вас основным стимулом открытия офисов фирмы в Днепре и Киеве?

—  Начинали мы в 2011 году с маленького офиса в Запорожье. В 2015-м открыли офис в Днепре, а с 2018 года представлены и в Киеве. Изначально необходимость расширения именно на эти регионы была связана с ростом числа клиентов в этих городах. Также у многих клиентов из Запорожья появились процессы, требующие участия наших юристов в Днепре и Киеве, а для нас всегда было важно обеспечить юридическую поддержку наших клиентов во всех регионах Украины.

На данный момент мы позиционируем себя как региональную компанию, охватывающую сразу три крупных региона: Запорожье, Днепр, Киев. Но не собираемся останавливаться на достигнутом и имеем амбициозные планы.

На юррынке есть два пути: можно просто заниматься практикой, быть успешным юристом, а можно строить юридический бизнес. Это совершенно разные понятия, разные подходы и инструменты.

 

— В чем отличие?

— Если преимущество отдается практике, речь, как правило, идет о работе в формате небольшой команды, состоящей из трех-четырех адвокатов с достаточно узкой специализацией, и по лояльному графику. Юридический бизнес совершенно иной. Он более системный, требует больше контроля, в том числе за качеством выполнения работы юристами. Для юриста — собственника фирмы это постоянная борьба между тем, кем ты хочешь быть: практикующим юристом, адвокатом, и управленцем.

 

— Что победило в вашем случае?

— Пока еще ничего, я в равной мере занимаюсь как управлением фирмой, так и практикой. Прежде всего это налоговое право и сопровождение споров с налоговыми органами, а также банкротство.

Административную часть стараемся максимально систематизировать и автоматизировать, освободить временной ресурс.

Я как минимум раз в неделю бываю в Днепре (благо дорога между офисами занимает меньше часа времени) и стараюсь хотя бы дважды в месяц на несколько дней приезжать в Киев. Как правило, это приурочено к различным мероприятиям, встречам с существующими и потенциальными клиентами, проектам, требующим моего личного участия и экспертизы.

 

— Помимо налогов и банкротства на чем еще специализируется фирма?

— Основной профиль компании — это предоставление юридических услуг для бизнеса. Мы нацелены на предотвращение сбоев, а не на устранение их последствий, поэтому предоставляем полный комплекс юридических услуг, необходимых для нормального осуществления хозяйственной деятельности предприятий наших клиентов. На данный момент наши клиенты — это представители среднего и крупного бизнеса Украины, для которых мы выступаем как полноценный in-house legal department или сопровождаем конкретный кейс. В последнее время набирают популярность такие услуги, как защита бизнеса от рейдерских посягательств и тендерное сопровождение.

 

— Что бы вы хотели добавить к специализации фирмы?

— Мы несколько лет активно наращивали команду, сейчас же намерены сосредоточиться на повышении эффективности, work-life balance — юрист не должен выгорать на работе, но при этом его KPI не может уменьшаться. Так что планируем развивать преимущественно существующие практики, прежде всего защиту бизнеса, безусловно, будем укреп­лять свои позиции в банкротстве и налоговом праве.

 

— Насколько ваши офисы автономны?

— Мы не разделяем наши офисы на главный и филиалы. Благодаря современным системам коммуникации и связи все три офиса работают как единая организация, словно мы все находимся в одном помещении. У нас есть распределение по отделам, по практикам, и в каждую практику обязательно входит минимум один специалист из каждого региона. Конечно, у каждого офиса есть ряд собственных проектов, но чаще юристы из всех трех офисов вовлечены в работу над общим проектом. Ведь наше конкурентное преимущество заключается как раз в том, что мы охватываем сразу три крупных региона, благодаря чему у нас нет необходимости привлекать сторонних специалистов (адвокатов, юристов) для представительства интересов клиента либо сопровождения сделки в этих регионах.

 

— Рассматриваете ли вы варианты дальнейшего расширения офисной сети?

— В свое время мы присматривались и к Одессе, и к Харькову. Но пока что управление даже тремя офисами требует очень много времени. Возможно, будем привлекать к сотрудничеству местных юристов. Если проследить тенденцию выхода на локальные региональные рынки других компаний, то большинство привлекают под свой бренд местные команды. Все наши офисы мы открывали с нуля, развивая собственные кадры.

 

— Насколько Запорожье интересно для юрфирм из других регионов? В частности, предлагали ли вам объединяться?

— Таких предложений мы не получали. И в ближайшее время поддерживать тренд объединения не планируем. Я неоднократно наблюдал, как юркомпании из других регионов, масштабируя свой бизнес, открывали представительства именно в Запорожье, но через какое-то время все равно покидали рынок. Думаю, это связано с тем, что запорожский регион весьма специфический, и здесь стандартные подходы и методы продаж не работают. Есть в этом городе свои секреты.

 

— И Днепр, и Запорожье принято относить к одному экономическому району. Есть ли между этими городами отличие с точки зрения юридической практики?

— Днепр более открыт для инвестирования. Там много интересных клиентов, много работы для юристов. В Запорожье с этим сложнее, работа по привлечению инвестиций в регион зачастую только декларируется. Крупные предприятия стараются обходиться силами собственных юридических служб, привлекая к отдельным проектам столичные юридические фирмы. Основу юридической практики составляет комплексное обслуживание предприятий, которые принято относить к среднему бизнесу. Есть спрос на трудовое право — регион промышленный, многие работы связаны с повышенной опасностью, что требует соответствующего правового сопровождения. Второй массовый сегмент практики — налоговое право. Споры никуда не деваются, и их действительно много. А с учетом недавних изменений в законодательстве эта практика будет еще больше востребована. Есть некоторые моменты, которые налоговые органы будут использовать явно не в пользу налогоплательщиков, что, безусловно, увеличит количество обращений к юристам.

 

— Что может оживить инвестиционную привлекательность региона и что в этой связи могут предложить юридические компании?

— Улучшение экономических показателей, как правило, от адвокатов не зависит. Как показывает наш опыт сопровождения инвестиционных проектов (которые, к слову, не завершились реальными инвестициями из-за слишком высоких юридических и политических рисков), при смене власти никто не может гарантировать инвестору безопасность его вложений. А ведь инвестора интересует не только безопасность, но и быстрая окупаемость его инвестиций и получение прибыли. В тех проектах, которые могут быть реализованы в Запорожской области, с этим довольно-таки сложно.