ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Региональные рынки

ЕВГЕНИЙ ШКРЕБЕЦ,

Родился в 1971 году в Харькове. Юридическое образование получил в Национальной юридической академии Украины имени Ярослава Муд­рого. Юридической практикой занимается с 1992 года. В 2002 году основал адвокатское объединение «Шкребец и Партнеры». В этом же году получил свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью и вошел в состав Харьковской областной коллегии адвокатов. С 2013 года является членом Квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Харьковской области. Признанный специалист в отрасли налогового права. Согласно исследованию портала Delo.ua, вошел в топ-300 лучших топ-менеджеров Украины в 2018 году.

 

Повышенное давление

«Если адвокат вовлечен в серьезные процессы по защите бизнеса, то давления со стороны правоохранительных органов ему не избежать»
делится наблюдениями Евгений Шкребец, управляющий партнер АО «Шкребец и Партнеры»

 

— Какие клиентские запросы предопределяли харьковский рынок юридических услуг в 2019-м? Какая практика была самой популярной?

— Нельзя сказать, что харьковский рынок юридических услуг в 2019 году претерпел кардинальные изменения. Общие тенденции, характерные для региона, не изменились и, полагаю, сохранятся и в 2020 году.

Популярные практики удерживают свои позиции: самими востребованными в нашей компании остаются разрешение споров и практика уголовного права, особенно с фокусированием на защите должностных лиц от уголовного преследования (так называемые White Collar Crimes). Традиционно ключевыми для нас остаются практики энергетики и налогового права — они составляют значительную часть работы объединения. Практика энергетики имеет довольно неплохие перспективы развития в связи с введением свободного рынка электроэнергии. В этом году существенно увеличилось количество юридических запросов от аграрного бизнеса, а с открытием рынка земли их частота, безусловно, возрастет.

Стоит отметить, что первые плоды дает корпоративная реформа. Так, все больше клиентов пытается урегулировать правоотношения с партнерами при помощи корпоративного договора. Еще вчера такие договоренности в основном достигались вне правового поля. Бизнес больше не хочет играть по «порочным» правилам.

Существенно изменился и подход наших клиентов к привлечению внешних советников. На киевском рынке юридических услуг такая тенденция появилась раньше, но теперь тренд распространился и на регионы. Речь идет о точечном привлечении юристов для решения конкретных задач, нуждающихся в глубокой экспертизе (например, сопровождение дела в суде или решение экстраординарной, не типичной для инхаус-юриста ситуации). Бизнес предпочитает развивать свои структурные юридические департаменты и вкладывает в это достаточно большие средства. Те задачи, которые ранее отдавались на аутсорсинг, сейчас, как правило, решаются силами инхаус-юристов.

 

— Сказывается ли на юридическом рынке вмешательство правоохранительных органов в бизнес-процессы?

— К сожалению, эта негативная тенденция сохраняется. Несмотря на то что государство декларирует готовность бороться с такой неблагоприятной тенденцией (приняты два закона «Маски-шоу стоп», предпринимаются и другие меры), однако на практике ситуация остается критической. Хотя, безусловно, новое законодательство предоставило адвокатам дополнительные инструменты для защиты клиентов. Вмешательство правоохранительных органов влияет на характер работы юридических компаний и востребованность тех или иных практик, в этом случае — уголовной.

Влияние на бизнес оказывают не только силовые органы, но и контролирующие: злоупотребляя своими полномочиями, в некоторых случаях они полностью блокируют работу компании. Юристам необходимо грамотно, комплексно и быстро решать подобные проблемы, ведь даже один день простоя бизнеса несет огромные убытки и нарушает работу всего механизма.

Есть и позитивная тенденция. Нельзя не отметить, что случаев непосредственного вмешательства правоохранительных органов в деятельность юридического рынка стало гораздо меньше. Еще несколько лет назад случаи проведения обысков у адвокатов были достаточно распространенными. Сейчас статистика улучшилась. Но если адвокат вовлечен в серьезные процессы по защите бизнеса, то давления со стороны правоохранительных органов ему не избежать. К такому развитию ситуации необходимо быть готовым всегда. Как обезопаситься? Совет один: соблюдение профессиональной гигиены и сохранение репутации. Также нужно четко понимать, что ни в коем случае нельзя себя отождествлять с клиентом.

 

— Как такая активность правоохранителей влияет на инвестиционную привлекательность региона? Изменился ли характер юридических задач при работе с иностранными инвесторами?

— Вмешательство правоохранительных органов в деятельность бизнеса негативно сказывается на инвестиционном климате как харьковского региона, так и страны в целом. Тем не менее инвестиционная привлекательность региона растет. Харьковский регион имеет мощный потенциал и является достаточно привлекательным для инвесторов. Иностранцы приходят к нам, хоть и с опаской. Власти создают надежный плацдарм для развития инвестиционных проектов, а банки предоставляют кредиты для модернизации инфраструктуры города.

Судите сами: в Харькове открываются офисы международных бизнес-сообществ, финансовых учреждений, проводится масса мероприятий, направленных на улучшение инвестиционного климата и распространение информации о предлагаемых возможностях. Активное участие в жизни региона принимают Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк, представительство Евросоюза в Украине, Агентство США по международному развитию (USAID), Фонд Конрада Аденауэра, Швейцарский государственный секретариат экономических отношений, Американская торговая палата в Украине.

Однако улучшение инвестиционного климата отдельного региона или страны в целом — процесс длительный и щепетильный. Следовательно, утверждать о каком-либо существенном изменении характера юридических задач преждевременно. Все больше актуальности приобретают кейсы, связанные с комплаенсом.

— Сохраняется ли прошлогодняя тенденция к укрупнению регионального юридического рынка? В связи с этим, по вашим прогнозам, как изменится парадигма взаимоотношений между юркомпаниями?

— Действительно, 2018 год был богат слияниями на рынке юридических услуг. В 2019-м эта тенденция сохранилась и приобрела другие очертания: некоторые компании, заявившие о своем слиянии, разделились. Едва ли в 2020-м харьковский рынок ожидают крупные слияния, тем не менее существующие компании будут наращивать свой кадровый потенциал, безусловно.

Что касается регионального юридического рынка, то ему всегда была присуща некая обособленность и «разбросанность». Адвокаты предпочитали работать отдельно или в небольших бюро. Мало внимания уделялось и продвижению собственных адвокатских услуг, а клиентов находили в основном благодаря «сарафанному радио».

В последнее время адвокатские объединения и юридические фирмы становятся более привлекательными для юристов в регионах. Общий тренд к укрупнению юридических компаний понятен, если учитывать существенную экономию на маркетинге, аренде и других расходах. К тому же большие адвокатские объединения гораздо проще продвигать на рынке. Такие тенденции позитивно сказываются на клиентах: к проекту привлекается не один-два юриста, а целая команда, юристы становятся взаимозаменяемыми.

Другой тренд, о котором бы хотелось упомянуть, — это то, что некоторые наши конкуренты были избраны народными депутатами Украины и оставили адвокатскую практику, что повлекло за собой перераспределение определенной части клиентов.

 

— В связи с новой волной реформ планируете ли вы изменять структуру адвокатского объединения? Какие практики/специализации будете усиливать, от каких, возможно, отказываться?

— Практики, на которых мы специализируемся, достаточно устойчивы к изменениям и хорошо вписываются в канву грядущих реформ. В ближайшее время мы не планируем изменять структуру адвокатского объединения, однако развиваем новые направления. Так, в 2018 году мы открыли новую практику интеллектуальной собственности, в 2019-м существенно усилили практику недвижимости. Полагаю, что эти направления будут очень перспективными в будущем. Отказываться от каких-то специализаций мы пока не планируем. Зачем изменять то, что хорошо работает?