ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Юридический рынок

ОЛЕГ БАТЮК ,

Родился в 1963 году в г. Городне (Черниговская область). В 1985 году окончил с отличием Киевский государственный университет им. Тараса Шевченко, в 1988-м — аспирантуру Киевского государственного университета им. Тараса Шевченко. В 1991–1992 годах проходил обучение в Школе права Queen Mary University of London. С 1997 года — управляющий партнер киевского офиса МЮФ Salans (с 2013 года Dentons). Специализация: корпоративное право, слияния и поглощения, инвестиции. В 2012—2015 годах — член совета директоров Dentons Europe, а также член международного консультационного комитета Dentons. Кандидат юридических наук. Рекомендован Best Lawyers, Chambers Global, Chambers Europe, IFLR1000, The Legal 500 в профильных практиках своей специализации.

 

Напор ценностей

«Стратегию каждой юридической фирмы определяют ее ценности, поэтому важно понимать не только наши ответы на вызовы времени, но и то, к чему стремимся»
обращает внимание Олег Батюк, управляющий партнер киевского офиса МЮФ Dentons

 

— Какие факторы оказали решающее влияние на украинский рынок юридических услуг в этом году? Как вы оцениваете состояние рынка в целом?

— Год был неординарным, и это, естественно, отразилось на рынке юридических услуг. Поскольку в нашей стране политика и экономика неразрывно связаны, происходившие политические процессы, конечно же, имели серьезное влияние на экономическое развитие и отразились на международных позициях государства.

Для нашей фирмы год был непростым, хотя нам удалось достичь своих довольно амбициозных целей. Еще в середине года уверенности в этом не было. На рынке наблюдалось определенное замедление инвестиционных проектов, не было приватизации, не было инфраструктурных проектов. Серьезный иностранный капитал заходил не очень активно, скорее присматривался. Но, тем не менее, нам удалось найти своих клиентов и выйти на позитивный результат.

Сложно предвидеть, когда начнется реальный экономический подъем. Мы знаем, что обещает правительство, знаем, что многие его критикуют, в том числе и наши международные кредиторы. Я настроен достаточно оптимистично. Много новых людей, новых идей. Уже видны определенные изменения. Мы живем явно веселее, я надеюсь, что все получится, и мы заживем еще и лучше. Рынок будет развиваться, и юрфирмам важно найти ниши, в которых можно будет эффективно работать — много перемен в налоговой сфере, опять-таки судебная реформа, планы запуска приватизации.

 

— Какое место занимает украинская юрисдикция на глобальном юррынке и в планах крупных международных юрфирм, таких как Dentons?

— Начнем с последней части вопроса. Мы в Украине уже 28 лет. Рынок очень сложный, но перспективный. Мы это понимаем и хотим не просто сохранить наши позиции, а усилить нашу практику.

Что касается позиций страны в целом, то, думаю, они сопоставимы с местом, которое занимает Украина в мировой экономике, то есть достаточно скромные. Если бы здесь было больше инвестиционных проектов, активнее заходил иностранный капитал, услуги украинских юристов пользовались бы большим спросом, а репутация страны улучшалась. Пока же мы представлены на страницах ведущих мировых СМИ другими информповодами.

 

— Какие тенденции предопределяют сейчас развитие глобального рынка юридических услуг?

— Тенденции, влияющие на состояние юридического рынка, продолжаются уже несколько лет, и уходящий год ничего принципиально нового не привнес. Очевидно, что юридическая профессия в целом (и особенно частная практика) находится под большим давлением со стороны клиента и, я бы даже сказал, общества в целом. Престиж юридической профессии падает. Что касается финансовой стороны взаимоотношений, то это рынок клиентов как в плане ставок, так и в плане продуктов и сроков выполнения. Я не вижу, что могло бы изменить эту ситуацию в ближайшие годы.

Я уже достаточно давно говорил своим коллегам, что юристы слишком долго имели хорошую жизнь по причинам, мне совершенно не понятным. Сейчас рынок возвращается к каким-то нормальным вещам. Я не вижу ни одной причины, почему юристам должны платить больше, чем врачам. Степень ответственности и важность вопроса просто несоизмеримы. Коллеги могут не согласиться, но я думаю, что процесс, когда юридические счета становятся более разумными, а клиенты — более требовательными, правильный, и вряд ли он реверсирует. Золотой век юридической профессии в компенсационно-финансовом плане закончился. И сомневаюсь, что мы увидим возвращение к прежним позициям.

Среди глобальных тенденций остается диджитализация и автоматизация юридических процессов, а также стремление клиентов покрывать все большее количество вопросов силами своих инхаус-юристов (хотя есть и примеры крупных корпораций, работающих как конгломераты мелких бизнесов, предпочитающих отдавать на аутсорсинг юридическую функцию).

Продолжается экспансия аудиторских фирм на юридический рынок. Процесс неоднозначный. Он идет не так быстро, как я ожидал. Где-то «четверка» ограничивается традиционными для себя сегментами консалтинга, такими как налоги, трудовое право и в какой-то мере М&А. В других юрисдикциях аудиторские бренды более агрессивны и пытаются зайти и в арбитраж, и в финансирование, и даже в сопровождение операций на фондовых рынках. Не факт, что удачно, но примеры имеются.

С другой стороны, следует констатировать, что некоторые прогнозы не оправдываются либо процессы происходят в более мягкой форме. Классический пример — почасовые ставки, исчезновение которых ожидали еще лет десять назад. Но они существуют до сих пор, на их основе рассчитываются бюджеты проектов. Billable hours не то чтобы процветают, но чувствуют себя достаточно уверенно.

 

— Что юридические фирмы противопоставляют озвученным вызовам?

— Мы понимаем, что происходит, и прилагаем немало усилий для адекватного реагирования. Но поскольку стратегию каждой юрфирмы определяют ее ценности, важно понимать не только то, как мы отвечаем на вызовы времени, но и то, к чему стремимся. Если мы хотим (а мы хотим) быть крупнейшей и потенциально лучшей юридической фирмой в мире, работать над лучшими проектами крупных клиентов, финансово выгодными для нас, то не факт, что мы готовы конкурировать на уровне рутинной юридической работы. Там нам, скорее всего, нечего делать. Наша реакция на вызовы рынка определяется нашими стратегическими целями.

Не может быть простого ответа — например, что мы делаем все для того, чтобы сохранить свою долю на рынке, и готовы конкурировать по цене. Нет, мы далеко не всегда конкурируем по цене. Мы готовы потерять определенные участки работы, если они для нас не интересны и не выгодны. Но в то же время мы максимально используем наши сильные стороны для конкуренции в тех нишах, которые нам интересны.

 

— С чем связана инициатива относительно выхода юрфирм в сегмент смежных услуг? Это ответ на экспансию аудиторских компаний на юррынок?

— Не только аудиторы учатся у нас. Мы тоже смотрим, что и как они делают. Есть несколько направлений, которые крупные юридические фирмы развивают в последние годы. Первое направление связано с информационными технологиями. В частности, у Dentons есть Next Law Labs — структура, работающая в сфере внедрения достижений IT в юридическую практику. Их наработки мы используем сами и предлагаем другим. Это, например, решения для организации документооборота или проведения due diligence — мы, юристы, наверняка знаем юридическую практику лучше, чем разработчики программного обеспечения, так почему бы нам не создавать собственный, более функциональный продукт.

Второе интересное направление — публичные отношения, лоббирование. Здесь следует отметить, что во многих юрисдикция совмещать GR и юридическую практику нельзя — есть прямые законодательные ограничения, либо репутационные риски слишком высоки. Либо и то, и другое. В Украине таких ограничений, в отличие от той же Германии или Италии, нет. У нас, в Dentons, развитие этого направления активизировалось после объединения с McKenna, Long & Aldridge, крупной американской юрфирмой, имевшей обширную лобби-практику в Вашингтоне — в США этот сегмент очень развит.

Также достаточно интересная тема аутсорсинга, которую, к слову, тоже начали не юридические компании. У нас создан аутсорсинговый центр в Варшаве, который обслуживает регион Европы и Ближнего Востока. Это позволяет сократить расходы и повысить эффективность проектной работы. Ряд услуг при этом предлагается непосредственно клиентам, как правило, крупным корпорациям. Речь идет, к примеру, о хранении данных, особенно трансакционной документации. Клиенты не всегда осведомлены о подобных возможностях, но достаточно быстро могут оценить удобство предлагаемых решений.