ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

ОТРАСЛИ ПРАКТИКИ | ЭНЕРГЕТИКА

ДЕНИС ЛЫСЕНКО,
управляющий партнер ЮФ Aequo

ПАВЕЛ БЕЛОУСОВ,
советник ЮФ Aequo

Курс евро

Украина придерживается курса на интеграцию с энергетическими рынками Европы. Это зафиксировано в Энергетической стратегии-2015 и реализуется, в частности, в новом отраслевом законодательстве. Но внедрение новых механизмов в отрасли усложняется мировоззренческой пропастью в понимании реализации подходов и принципов ЕС и Европейского энергетического сообщества некоторыми субъектами властных полномочий

18 августа 2017 года Кабинет Министров Украины одобрил Энергетическую стратегию Украины на период до 2035 года «Безопасность, энергоэффективность, конкурентоспособность» (ЭСУ-2035). Документ, направленный на установление стратегических ориентиров развития энергетического рынка Украины, по сути констатирует экономические и технологические вызовы и ту реальность, в которой Украина находится с 2014 года.

Энергетическая стратегия
Среди прочего ЭСУ-2035 предусматривает, что вышеуказанные вызовы будут частично покрыты путем завершения реформирования энергетического комплекса Украины до 2025 года, включая приведение национального законодательства Украины в соответствие с acquis communautaire Европейского Союза (ЕС) в сфере конкуренции и энергетики и последующую интеграцию с энергетическим рынком ЕС.
Выполнение задач ЭСУ-2035 требует от субъектов властных полномочий прежде всего кардинально новых подходов к регулированию и реализации государственной политики на рынке энергетики, касающихся, в частности, применения базовых принципов и законодательства ЕС в этом секторе, прозрачности и недискриминационного характера правовых и регуляторных механизмов, формирования и внедрения экономически обоснованных тарифов, содействия формированию стимулирующего инвестиционного климата.
Основная проблема — это мировоззренческая пропасть в понимании реализации вышеуказанных подходов и принципов ЕС и Европейского энергетического сообщества в энергетическом секторе некоторыми субъектами властных полномочий, привыкшими к старым методам, когда задекларированные в соглашениях, законах, меморандумах, стратегиях, программах действий и распоряжениях Кабинета Министров Украины принципы и подходы зависели от принятия и утверждения целого ряда вспомогательных подзаконных нормативно-правовых актов и не были обязательны к применению.

Энергетическое сообщество
Цели, заявленные в ЭСУ-2035 и предыдущих стратегиях Украины, полностью корреспондируются с конечной целью создания и функционирования Энергетического сообщества — это создание правовой и экономической базы относительно энергопродуктов и материалов, для транспортировки которых используются электрические и газовые сети, а также реформирование энергетических рынков и их интеграция во внутренний энергетический рынок ЕС путем предоставления потребителям реальной возможности выбора, создание новых возможностей для развития конкуренции и бизнеса, для увеличения трансграничной торговли, в частности, на рынках природного газа и электроэнергии.
В этом контексте полностью логичным шагом для Украины стало подписание 24 сентября 2010 года Протокола о присоединении к Договору о создании Энергетического сообщества (ДЭС), полноправным членом которого Украина стала с 1 февраля 2011 года.
Согласно ДЭС, Украина приняла на себя обязательства поэтапно имплементировать в национальное законодательство нормативно-правовую базу ЕС, в том числе положения acquis communautaire в сфере энергетики, которые являются частью Третьего энергетического пакета ЄС (ТЭП).

ТЭП в газовом секторе
Реформа и имплементация ТЭП стали особо актуальными для рынка природного газа Украины в конце 2013 года и в 2014 году ввиду существенной зависимости энергетического баланса Украины (в 2015 году доля природного газа составила более 26 %) от импорта газа из-за рубежа (до 3 квартала 2014 года практически полностью из РФ), существенного роста мировых цен на газ, оккупации РФ части территории Украины, где ведется добыча газа (потеря около 2 млрд м3 в год), низкой энергоэффективности предприятий и потребителей, а также практического отсутствия до 2014 года диверсификации поставок природного газа.
Таким образом, в связи с выше­указанными факторами реформа рынка газа оказалась вопросом энергетической безопасности и экономического выживания Украины и именно поэтому газовый сектор стал флагманом реформ в нашей стране, в том числе и в части имплементации ТЭП.
С момента принятия Закона Украины «О рынке природного газа» (Закон о рынке газа), основные положения которого вступили в силу 1 октября 2015 года, Украиной не без активной помощи Секретариата Энергетического сообщества был пройден значительный путь по имплементации положений ДЭС и ТЭП/acquis communautaire в сфере энергетики в национальное законодательство Украины. Наглядно мы, ЮФ Aequo, проанализировали и представили информацию относительно выполнения Украиной своих обязательств по ДЭС в части газового сектора в справочнике TOP LEAD «Энергетика Украины 2017» (стр. 40).

ТЭП в секторе электроэнергии
Вслед за реформой рынка газа происходит реформа рынка электроэнергии — вступление в силу нового Закона Украины № 2019-VIII «О рынке электрической энергии» (Закон о рынке электроэнергии) в июне 2017 года, положения которого будут реализованы постепенно до 2020 года, стало началом имплементации Украиной ТЭП в сфере электроэнергии, перехода к модели двусторонних договоров участниками розничного рынка электроэнергии и обеспечения надежной и бесперебойной поставки электроэнергии конечным потребителям, а также доступа к трансграничным сетям обмена электроэнергией. В частности, предусматривается процедура замены потребителем поставщика электроэнергии, что в конечном счете скажется на снижении стоимости и повышении качества услуг по поставке электроэнергии.
Кроме того, в скором времени ожидается принятие Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), кодексов системы передач и распределения, условий доступа к сетям трансграничного обмена электроэнергией, отсутствие которых стало основанием инициирования специальных процедур против Украины в рамках Энергетического сообщества (Case ENC 01/12: UA/Electricity).
Энергетическое законодательство
Интерес представляет норма нового энергетического законодательства Украины, предусматривающая правило, согласно которому государственные органы обязаны не только применять положения национальных норм, но и руководствоваться вышеуказанными положениями ТЭП и принципами, на которых они основаны.
Так, статья 2 Закона о рынке газа и статья 2 Закона о рынке электроэнергии обязывают субъектов властных полномочий и суды при применении положений указанных законов руководствоваться правоприменительной практикой Энергетического сообщества и ЕС, в том числе решениями Европейского суда, и практикой Европейской комиссии и Секретариата Энергетического сообщества. При этом соответствующие решения таких субъектов властных полномочий должны отвечать принципам беспристрастности, добросовестности, разумности, пропорциональности, прозрачности, недискриминации и своевременности.
Несмотря на кажущуюся декларативность, каждый из указанных принципов наполнен вполне конкретным смыслом. Так, например, согласно принципу пропорциональности, решения субъектов властных полномочий должны быть необходимыми и минимально достаточными для достижения главной цели — удовлетворения общественного интереса.
Сегодня случаи применения положений ТЭП и ДЭС органами государственной власти встречаются не очень часто, но все же имеют место. Среди показательных примеров: решение Антимонопольного комитета Украины № 18-р от 22 января 2016 года, в котором АМКУ при квалификации действий и определении нарушений со стороны ПАО «Газпром» законодательства Украины о защите экономической конкуренции непосредственно руководствовался и применял положения ДЭС и ТЭП, а также решение Окружного административного суда г. Киева от 13 апреля 2016 года по делу № 826/594/16, которым были установлены несоответствия постановлений НКРЭКУ актам законодательства ЕС.
Полагаем, что применение норм и принципов ДЭС и ТЭП со временем станет правилом при принятии соответствующих решений государственными органами и формировании государственной политики в энергетическом секторе, что в свою очередь будет содействовать формированию стимулирующего инвестиционного климата в Украине.