ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

ОТРАСЛИ ПРАКТИКИ

ЮРИЙ КОТЛЯРОВ ,

Родился в 1976 году. Окончил Национальную академию внутренних дел Украины в 1997 году. Шесть лет возглавлял юридический департамент ПАО «Укртелеком». В 2013 — 2014 годах — корпоративный секретарь ПАО «Укртелеком». В Juscutum работает с июля 2016 года. Специализируется на вопросах правового регулирования телекоммуникационной сферы, межоператорских отношений, регуляторного поля, построения телекоммуникационных сетей, cтруктурирования сделок, интеллектуальной собственности, конкурентного права, Government Relations.

Исходящий вызов

«Коммерциализация big data при отсутствии надлежащего понимания, какие вызовы это повлечет и каким образом можно защититься, — далеко не самая лучшая идея»
предостерегает Юрий Котляров, партнер ЮФ Juscutum

— Почему юрфирмы объединяют в одну практику технологии, медиа и телекоммуникации?
— Вся наша жизнь — это ТМТ. Происходит повсеместное переплетение и конвергенция. Вся практика ТМТ сосредоточена на технологиях — независимо от сферы их применения: коммуникации, медиа или любой другой бизнес.
ТМТ — та сфера права, которая сейчас переживает наибольший бум новаций. Рост интернет-гигантов, феноменальное погружение бизнеса в Интернет, увеличение контента и его распространение, базы данных и их защита — все эти вопросы настолько взаимосвязаны, что невозможно реализовать какой-либо серьезный проект, не понимая, что происходит в этих сферах.
Поэтому мы объединили специалистов из разных сегментов, чтобы единой командой видеть общую картину и не упускать всех деталей при реализации конкретных проектов.
Это не значит, что мы не углубляем точечную специализацию в конкретной сфере, скорее наоборот, охват всей картины позволяет нам своевременно увидеть и развивать те компетенции, в которых есть потребность или которые станут востребованными в ближайшем будущем.

— Какой спектр вопросов интересует клиентов практики ТМТ?
— Уникальность нашей практики как раз в том, что спектр вопросов, которые мы охватываем, достаточно широкий. Классические услуги, несомненно, присутствуют, но наша сильная сторона — это полное погружение в соответствующую сферу бизнеса, понимание тенденций и взаимосвязей. Отсюда потребность в первую очередь в консалтинге, часто стратегическом. Не менее востребованы регуляторные аспекты, построение взаимоотношений с государством и структурирование сделок. Также часто возникали вопросы в сфере IP-практики и конкуренции — сначала в отдельных сегментах бизнеса, а сейчас по данным вопросам мы конкурируем с серьезными коллегами из юркомпаний, специализирующихся в других сферах.

— Какие мировые тенденции в сфере телекоммуникаций вы можете выделить?
— Этот рынок трансформируется, консолидируется, выходит за рамки традиционной телефонии. Что отличает сегодня рынок? Бум роста передачи данных, к сожалению, Украина тут в роли догоняющего. Мировые поставщики телекоммуникационных услуг выходят на рынок интернета вещей, чтобы компенсировать снижение спроса на традиционные услуги голосовой связи и доступа к Интернету.
Еще одной тенденцией развития рынка является развитие и расширение собственного контента и мессенджеров. Развитие сервисов мобайл-ID — еще один тренд. В 28 государствах ЕС эта услуга уже предоставляется, и в Украине операторы готовы к ее внед­рению. Это огромные возможности и преимущества.
Телеком перестает быть традиционным бизнесом по предоставлению доступа к Интернету или голосовой телефонии, он стремится предлагать дополнительные или конвергентные услуги, которые дают конкурентные преимущества, все больше приносят доход и занимают место основных.

— Какие еще из глобальных прогнозов актуальны для Украины?
— Прежде всего следует обратить внимание на вопросы, касающиеся кибербезопасности. В этой связи предпринимаются меры по защите всех объектов критической инфраструктуры. Нашумевший вирус Petya.A стал причиной приостановления деятельности бизнеса и даже ряда государственных органов, энергетических и инфраструктурных компаний, а ведь все они — важные элементы, без которых невозможно представить современную жизнь.
Еще одна тенденция — это передача данных, их накопление, использование и распространение. К сожалению, сегодня Украина игнорирует этот вопрос. Есть законодательство в сфере защиты персональных данных, есть контролирующий орган, но в целом все выглядит несерьезно и доходит до формализма: должны быть внутренние документы, регулирующие обработку и хранение персональных данных, наличие письменного согласия на их обработку — и все, о реальной защите речь не идет, и это настораживает.
Мы везде оставляем персональные данные, чувствительные данные (sensitive data) (например, о здоровье), если говорить в контексте телемедицины.
В Украине два мобильных оператора заявили о намерениях коммерционализировать big data.
Какие могут возникнуть последствия — объясняю на примере. В Германии, где национальное законодательство достаточно строгое в отношении обработки, передачи и хранения персональных данных, некая компания провела эксперимент: получив анонимизированные зашифрованные данные из big data, применила к ним определенную программу, которая, использовав открытые сведения из соцсетей, смогла сопоставить, а в итоге идентифицировать конкретных лиц, в том числе публичных, и их личную активность.
При отсутствии надлежащего понимания, какие вызовы это нам несет, каким образом можно защититься, коммерциализация больших данных — далеко не самая лучшая идея.
Да, бизнес хотел бы использовать эти данные. Полностью запретить — это неправильный подход. Но как разрешить, чтобы соблюсти баланс интересов, нужно хорошенько задуматься. Возможно, следует изучить опыт ЕС — Европейская комиссия приняла General Data Protection Regulation (GDPR), которым значительно усилила законодательство в сфере защиты данных и их оборота.

— Еще одна злободневная тема касается криптовалюты. Что с ней делать Украине? Регулировать, приравнять к инвестиционным документам или запретить полностью?
— Я бы не хотел преувеличивать роль криптотехнологий в нашем мире. Да, они стремительно ворвались в общественные отношения, но заменить все вряд ли смогут.
Поскольку криптовалюты уже есть и ими пользуются, безусловно, надо определить, что это такое, и установить базовые правила их оборота. Нужно ли сильно детально регулировать — это вопрос. Как минимум Украине надо урегулировать статус криптовалют в гражданском обороте.

— С какими вызовами могут столкнуться юристы в связи с развитием технологий, стоит ли сейчас изучать право или роботы заменят часть юристов?
— В таком количестве юристов, как сегодня, вряд ли будет необходимость. Особенно в Украине, где присутствует избыток специалистов разного уровня. Часть юридических функций уже роботизирована, и дальше программы будут все более совершенными. Но кто-то эти продукты должен создавать, контролировать и наполнять — и это не только технари.
Регулирования по развитию искусственного интеллекта пока нет, как нет и регулирования по некоторым другим новым технологиям. Вопрос скорее философский: захочет ли человечество заменить себя искусственным интеллектом и быть ему подвластным? В целом (люди хоть и ведут себя часто не рационально, но все же) есть надежда.
На мой взгляд, говорить о полной замене технологиями (а здесь я имею в виду искусственный интеллект) юристов в ближайшем будущем не совсем обоснованно.
Простые условно технические юридические функции заменятся очень быстро. В остальном не факт. Но юристы не станут исключением, если весь мир, все сферы будут пронизываться технологиями. Интеллектуальный труд юристов будет замещен искусственным интеллектом так же быстро, как и другие сферы общественных отношений, требующих не столько применения логики, сколько других качеств.