ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

НАЛОГОВАЯ ПРАКТИКА

ЯРОСЛАВ РОМАНЧУК,

Родился в 1964 году во Львове. В 1990 году окончил Ленинградский горный институт по специальности «автоматизация и системная инженерия», в 2004-м — Киевский университет права Национальной академии наук Украины по специальности «правоведение», квалификация — юрист. Адвокат.

Президент Ассоциации украинского бизнеса в Польше. Член Совета предпринимателей при Кабинете Министров Украины. Специализация: налоговое право, трансфертное ценообразование, корпоративное право, налоговое планирование с использованием нематериальных активов, коммерциализации объектов интеллектуальной собственности, реструктуризации бизнеса, защита активов.

Рекомендован Legal 500, Ukrainian Law Firms как ведущий эксперт в области налогового права. Победитель «Юридической премии 2015 года» в номинации «Лучший юрист по налогообложению».

Прозрачный фон

«Главное для инвесторов — это прозрачное администрирование налогов, простые и предсказуемые правила, без коррупции»
акцентирует Ярослав Романчук, управляющий партнер Международного правового центра EUCON

— Считаете ли вы, что следствием принятия анонсированного антикоррупционного проекта изменений в Налоговый кодекс Украины будет рост инвестиций в нашу экономику?

— На протяжении последних лет наблюдалось сильное недоверие бизнеса к фискальным органам, прокуратуре, судам в Украине. Для того чтобы изменить ситуацию к лучшему, привлечь инвестиции в страну, необходим системный подход к проведению реформ. Цель изменений, предложенных Министерством финансов Украины, — предоставить возможность комфортно работать и развиваться уже работающему бизнесу и иностранным инвесторам. Создание благоприятных условий станет лучшим посылом для прихода новых инвесторов. Государство понимает, что увеличение поступлений в бюджет от сбора налогов должно происходить исключительно за счет роста и развития экономики, а не усиления давления на бизнес.

 

— Какие проблемы в налоговой системе, на ваш взгляд, необходимо решать в первую очередь?

— Я считаю, что наиболее актуальными проблемами сегодня являются состояние администрирования налогов и коррупция. К сожалению, довольно часто приходится слышать от иностранных компаний, что их не так волнуют размеры ставок налогов, уровень которых в Украине считается весьма приемлемым, как сама система администрирования. Главное для инвесторов — это прозрачное администрирование налогов, простые и предсказуемые правила, без коррупции. Наша компания уже десять лет работает на территории Европейского Союза, у нас есть офис в Варшаве, и за этот период мы ни разу не имели проблем с налоговой службой. Все сводится к онлайн-общению, оперативную помощь можно получить в любую минуту. Государство в Польше создало прекрасные условия для ведения бизнеса и благодарно за то, что он платит налоги в казну, надеюсь, когда-нибудь так будет и у нас.

 

— Решит ли, по вашему мнению, эти проблемы проект Минфина?

— В целом пакет налоговых изменений является важной частью реформы Государственной фискальной службы Украины, так как он исключает возможности для системной коррупции в налоговой сфере.

Основной акцент предложенных изменений сделан как раз на администрировании налогов. Все базы данных плательщиков налогов будут переданы в ведение Минфина, планируется предоставить больший функционал электронному кабинету плательщиков налогов. Ну и серьезным успехом будет абсолютно прозрачное возмещение налога на добавленную стоимость в автоматическом режиме. Создание единого реестра сумм, подлежащих возмещению, отмена заключений ГФС, возможность получения оперативной информации от казначейства о сроках выплаты — все эти нормы должны дать результат. Кроме того, не менее важны и другие новации: введение налоговых каникул по налогу на прибыль для плательщиков налогов с объемом дохода до 3 млн грн, либерализация в отношении сроков регистрации налоговых накладных, ликвидация налоговой милиции и др.

 

— Достаточно ли этих изменений?

— Конечно, недостаточно. На мой взгляд, есть еще много важных нюансов. Так, например, считаю крайне необходимым установить персональную ответственность должностных лиц контролирующего органа за допущенные ими нарушения в ходе контрольно-проверочной работы. Несомненно, это бы дало свои результаты, так как в последнее время наблюдается очень большое количество обжалований решений налогового органа. Только наша компания в 2015 году отстояла для своих клиентов более 1 млрд грн в судах в спорах с Государственной фискальной службой Украины.

 

— Сегодня главным трендом в общемировой налоговой политике является деофшоризация. Можно ли достичь компромисса между жестким регулированием и привлечением инвестиций?

— Безусловно, можно. Правительства практически всех государств заботятся о том, чтобы налоги уплачивались в их бюджеты. Лучшие времена налоговых гаваней, офшоров заканчиваются, структуры становятся прозрачными. Эти процессы неизбежны. А инвесторы ищут рынки во все времена, и им важны предсказуемые правила и отсутствие коррупции. Мы должны создавать новую систему администрирования налогов, другого пути нет. Да и в стороне от деофшоризации нам остаться не дадут.

 

— Но ведь объявленный курс на деофшоризацию, похоже, забуксовал?

— Да, анонсированные законы о контролируемых иностранных компаниях, об изменениях в сфере трансфертного ценообразования, присоединение Украины к многосторонней конвенции об автоматическом обмене информацией между компетентными органами пока отложены. Но в любом случае эти процессы не за горами. У нас и сейчас действуют нормы, которые предусматривают контроль за операциями с офшорными юрисдикциями. Это и законодательство о трансфертном ценообразовании, и правило тонкой капитализации, и ограничение расходов по операциям с офшорными юрисдикциями, и требования Национального банка Украины к деятельности банков.

— Многие эксперты сейчас рассматривают в качестве возможных компенсаторов для наполнения бюджета поступления, связанные с контролем в сфере трансфертного ценообразования. Когда это законодательство начнет работать в полной мере?

— Предусмотренный действующим за­конодательством контроль в сфере транс­фертного ценообразования и правда можно назвать очень либеральным. Проверок проводится немного, практически все доначисления связаны со штрафами за неподачу отчетности. Есть информация об общей сумме около 1 млрд грн самостоятельных корректировок, проведенных плательщиками налогов по результатам годового декларирования налога на прибыль за 2015 год. Наверное, для четвертого года действия законодательства в этой сфере всего этого недостаточно. Однако более действенного механизма, чем трансфертное ценообразование, в борьбе с выводом прибыли из-под налогообложения нет, поэтому контроль в этой сфере неизбежно будет набирать обороты.

 

— С какими проблемами в контексте трансфертного ценообразования приходится сталкиваться чаще всего?

— Количество плательщиков налогов, которые не подали отчеты по контролируемым операциям и попали под санкции в виде огромных штрафов, говорит о том, что для многих серьезной проблемой является общая неготовность, незнание законодательства, отсутствие квалифицированных специалистов. Само же налоговое законодательство в сфере трансфертного ценообразования в нашей стране, на мой взгляд, достаточно сбалансированное, соответствует требованиям Организации экономического сотрудничества и развития и не содержит норм, нуждающихся в срочном пересмотре. Если компания имеет проблемы с подготовкой документации, поиском сопоставимых операций, применением процедур определения уровня цен к товарам, имеющим биржевые котировки, то в таких случаях оптимальным вариантом станет обращение к квалифицированным специалистам в этой области. Например, в нашей практике ТЦО работают и аудиторы, и эксперты, и адвокаты, и именно этот симбиоз дает возможность клиентам решить разноплановые задачи: от экономического анализа контролируемых операций до обжалования решений налогового органа.