ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Защита бизнеса | Комплаенс

АНДРЕЙ ПРОНЧЕНКО ,

Родился в 1978 году в Горловке. Получил два высших образования, окончив в 2001 году Горловский педагогический институт иностранных языков (специальность — переводчик с английского языка) и в 2004 году — Донецкий юридический институт МВД Украины (специальность — юрист-правовед). В 2010 году получил свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью. В разное время возглавлял юридические департаменты в различных государственных учреждениях, PwC Украина. В январе 2015 года назначен управляющим партнером АО PwC Legal. Специализируется в разрешении споров, корпоративном и трудовом праве.

Контрольная забота

«Комплаенс — это не только предоставление рекомендаций по внедрению определенных процедур и политик, но и проверка их работоспособности, причем регулярная»
рассказал Андрей Пронченко, управляющий партнер АО PwC Legal

— Чем продиктовано выделение направления комплаенс в отдельную практику в рамках PwС Legal: это следование западным тенденциям или же взвешенное бизнес-решение, адаптированное к украинскому рынку?

Это скорее симбиоз. Было бы неразумно не следовать тенденциям и практикам, которые традиционно практикуются в сети PricewaterhouseCoopers и к которым относится комплаенс, и в то же время не адаптировать практику комплаенса к украинским бизнес-реалиям и не использовать ее как бизнес-решение.

Год назад мы решили, что для нас комплаенс — интересное, приоритетное направление. Немаловажную роль в принятии этого решения сыграли изменения в законодательстве. Речь идет о принятии антикоррупционных законов, о действующих антикоррупционных программах, а также об усовершенствовании законодательства, связанного с «отмыванием» средств. Наличие этих норм объективно требует от компаний внедрения программ и процедур, которые соответствуют требованиям законодательства. И тут без комплаенса не обойтись, поскольку это не только предоставление рекомендаций по внедрению определенных процедур и политик, но и проверка их работоспособности, причем регулярная. Кроме того, у PwС Legal есть возможность привлечь к этому процессу не только юристов, но и коллег из налогового подразделения, бизнес-консультантов, аудиторов, предложив клиенту таким образом комплексное решение.

 

— Какие направления в практике комплаенса сегодня наиболее актуальны и востребованы? И что входит в комплекс услуг?

— Стоит выделить несколько направлений. Первое — AML комплаенс (AML — Anti-Money Laundering, то есть борьба с легализацией преступных доходов). Требования законодательства, направленного на борьбу с «отмыванием» денег, в первую очередь актуальны для финансового сектора, который просто обязан иметь соответствующие процедуры.

Внешним консультантам удается гораздо эффективнее проводить независимую оценку этих процедур и программ на предмет соответствия всем необходимым нормам. Кроме того, как адвокатское объединение мы являемся субъектами финансового мониторинга, и несколько юристов из нашей команды прошли соответствующий тренинг и являются сертифицированными специалистами именно по AML-комплаенсу.

Второе, не менее важное направление — это FATCA-комплаенс (FATCA — Foreign Account Tax Compliance Act, то есть Закон США «О налоговых требованиях к иностранным счетам»). FATCA — закон, направленный на идентификацию резидентов США. Любой банк, осуществляющий свою деятельность на территории Украины и имеющий корреспондентские счета в американских банках, должен соответствовать нормам этого законодательства, поскольку в противном случае у него возникнут сложности с переводом денег. На данный момент украинские финансовые учреждения достаточно ответственно подходят к этому вопросу и стараются адаптировать свои процедуры в соответствии с требованиями FATCA. Однако, как показывает практика, внутренняя служба банка по комплаенсу не всегда в состоянии справиться с этой задачей собственными силами. Поэтому мы предлагаем услуги не только по внедрению программ и процедур, но и по ежегодной проверке эффективности и работоспособности этих программ.

 

— Антимонопольный комплаенс продолжает удерживать свои позиции?

— Да, антимонопольный комплаенс сегодня популярен. Вопросы соответствия антимонопольному законодательству актуальны для подавляющего большинства компаний, представляющих различные индустрии. Так, нашими клиентами в этом направлении являются как компании фармацевтического сектора, так и монобрендовые, которые имеют эксклюзивные права на продажу своих товаров (например, производители автомобилей). Первым приходится строго придерживаться норм антимонопольного законодательства в процессе конкурентной борьбы, вторым — проверять свои договоры с дилерами на предмет соответствия конкурентному законодательству. Как правило, к помощи юристов прибегают в случае, когда АМКУ уже выявил несоответствия и компании необходима помощь и защита со стороны адвокатов. Мы уверены, что данный подход непродуктивен. Бизнес постепенно осознает необходимость изменений и, не желая наступать на одни и те же грабли, приходит к решениям, направленным не на борьбу с последствиями, а на их предотвращение.

Также популярным становится достаточно новое направление — антикоррупционный комплаенс. Украинское антикоррупционное законодательство находится на стадии становления, поэтому этот вид комплаенса в большей мере актуален для западных компаний, которые руководствуются американским или европейским законодательством. Кроме того, наличие антикоррупционной программы обязательно для компаний, участвующих в государственных тендерах.

С процедурами закупок связано и еще одно направление — комплаенс госсектора. И тут важно не просто соблюдение законодательства, а соблюдение принципов, которые заложены в законодательстве.

 

— Вы говорите, что на данный момент услуги комплаенса актуальны преимущественно для иностранных компаний. Существует ли сейчас спрос на проведение комплаенс-аудита со стороны украинского бизнеса?

— В основном, конечно, это зарубежные компании. Но есть и украинские предприятия, которые намерены получать заемные средства или рассматривают участие зарубежных партнеров, а последние, безусловно, хотят быть уверенными в украинском бизнесе.

Мы хорошо знаем западного инвестора — он приходит и интересуется, как происходят те или иные процессы. Поэтому украинской компании нужно создавать такие программы, которые позволят не только продемонстрировать инвесторам отсутствие проблем, но и показать наличие механизмов, позволяющих избежать возможных сложностей.

 

— Как вы считаете, какую долю в общем портфеле услуг PwC Legal составит практика комплаенса?

— Минимум 20 %. Для юрфирмы, предоставляющей широкий спектр услуг, это немало. Сейчас в нашем департаменте комплаенсом занимаются четыре специалиста. Это практикующие юристы с серьезным опытом работы, которые уже давно поняли, что проще предупредить проблему, чем ждать, пока она появится, а потом разбираться с последствиями. Например, среди юристов данной практики — уникальный эксперт по ценным бумагам, банковскому и финансовому праву, имеющий сертификацию по AML-законодательству. Еще одна моя коллега прошла практику по FATCA-комплаенсу в PwC во Франкфурте и имеет за плечами ряд успешно реализованных комплаенс-проектов в Украине.

Глубокая экспертиза и возможность привлечь специалистов из смежных департаментов дают нам определенное преимущество и шанс вывести эту практику в лидирующие. Мы не только предлагаем клиенту заключение о том, насколько компания соответствует требованиям того или иного законодательства, но и предоставляем рекомендации по улучшению действующих процедур. Наша команда приходит через год и, используя собственную уникальную программу, проверяет, насколько эффективно все работает.

 

— Каковы ваши прогнозы относительно дальнейшего развития направления комплаенса на украинском рынке юридических услуг?

— Конечно, о буме комплаенса говорить пока рано. Предложения налогового комплаенса существуют на рынке давно, а вот услуги юридического комплаенса — это в некотором роде ноу-хау. Однако уверен, что предпосылки к развитию этой практики в нашей стране есть. С учетом заинтересованности украинских клиентов в тесном сотрудничестве с западными инвесторами шансы у комплаенса быть востребованным на украинском рынке юруслуг действительно высоки.