ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Налоговая практика

Стабильности рады

Очередной год прошел под знаком налоговой реформы. Правда, дальше концептуального обсуждения дело не продвинулось. Бизнес по-прежнему в ожиданиях: сначала реформы, а в более отдаленной перспективе — предсказуемости и стабильности налогового регулирования

СВЕТЛАНА ТАРАСОВА

Налоговая реформа сегодня на устах не только политиков, международных советчиков, представителей бизнеса, но и всего общества. Однако пока процесс находится в стадии обсуждения разработанных документов и их согласования, бизнес живет по установленным правилам, включая новшества конца прошлого года и более свежие точечные корректировки, которых также накопилось немало.

И бизнес, и эксперты в сфере налогового права практически в первые дни после вступления в силу Закона Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс и некоторые другие законодательные акты Украины относительно налоговой реформы» № 71-VIII от 28 декабря 2014 года и ряда других «налоговых» законов заговорили об их несовершенстве, несмотря на позитивные отзывы о самой идее внедрения новых механизмов налогового регулирования. Среди наиболее обсуждаемых тем — налоговый компромисс, введение системы электронного администрирования НДС, изменение ставок и порядка взимания единого социального взноса (ЕСВ), налога на прибыль и налога на доходы физических лиц. Кроме того, существенные изменения претерпели и правила трансфертного ценообразования (ТЦО).

 

Трансферт ценообразования

«Усовершенствование» парламентом системы ТЦО породило больше вопросов, чем преференций для бизнеса. Фактически сразу же в парламенте зарегистрировали законопроект, которым в том числе предусматривалось снижение критерия определения операций контролируемыми до 20 млн грн, но приняли его лишь в июне текущего года.

Бизнесу вновь следует готовиться к усилению регулирования в этой сфере, поскольку в начале октября опубликован окончательный пакет мер ОЭСР в рамках реализации плана BEPS (Декларации по борьбе с размыванием налоговой базы). Как поясняет аудитор, партнер, руководитель практики ТЦО Международного правового центра EUCON Лариса Врублевская, из 15 действий, предусмотренных планом, четыре посвящены трансфертному ценообразованию. Подразумевается внесение изменений в основной рекомендательно-методический документ в сфере ТЦО — Рекомендации ОЭСР для налоговых администраций и транснациональных компаний.

«Например, предусматривается ряд требований к составу и структуре документации по контролируемым операциям. Документация должна быть предельно детализирована и должна состоять из основного файла (Master File), представляющего общий обзор бизнеса и природы операций, локального файла (Local File) c информацией о конкретных трансакциях между компаниями и отчета Country-by-Country, который будет подаваться за соответствующий период, начиная с 2016 года», — обращает внимание эксперт.

Такие нормы проекта BEPS должны быть имплементированы в национальное законодательство. Кроме этого, предусмотрены изменения в отношении порядка определения налоговой базы в сделках с нематериальными активами. Г-жа Врублевская также отмечает, что предложено использовать концепцию экономического собственника активов, согласно которой фактический владелец нематериального актива не может претендовать на весь объем дохода от его использования, если другая компания поддерживает, развивает, защищает этот актив. Для операций с сырьевыми товарами предлагается определять стоимость в соответствии с рыночными котировками.

«Кстати, наше законодательство в сфере ТЦО уже сейчас предусматривает такие механизмы определения цены в контролируемых сделках для биржевых товаров. Если характеризовать тенденции в целом, то можно сказать, что следует ожидать усиления контроля за сделками и квалификации операций в соответствии с принципом «превалирования сути над формой». Согласно рекомендациям ОЭСР, сделки в случае несоответствия договорным условиям могут быть переквалифицированы для целей налогообложения», — констатирует г-жа Врублевская.

 

Недоадминистрирование

Если в сфере ТЦО бизнесу следует ориентироваться на новый план ОЭСР, то внедрение такого нового механизма, как система электронного администрирования НДС, носит исключительно национальный и технический характер. И ни для кого не секрет, что у бизнеса возникло с ним множество труд­ностей.

«Ключевой проблемой стал факт массового блокирования контролирующими органами доступа плательщиков налогов к Единому реестру налоговых накладных, причем зачастую в «ручном» режиме. Такие факты объяснялись налоговыми органами «техническими неполадками», — рассказывает партнер ЮФ «Династия» Анна Поддубная. По ее словам, основные причины блокирования доступа — наличие отрицательного баланса на электронных счетах налогоплательщика после обнуления системы, расхождения по НДС с контрагентами, связанные в большинстве случаев с недобросовестностью контрагентов, либо непринятие налоговыми органами сумм корректировок к таким накладным.

«Сам факт обязательности регистрации налоговых накладных привел к массовым злоупотреблениям по отношению к плательщикам налогов. Многочисленные обращения в налоговые органы в порядке административного обжалования таких фактов не давали положительных результатов, вследствие чего суды оказались перегружены исками, связанными с оспариванием таких действий. При этом сотрудники контролирующих органов зачастую забывали о существовании решения Европейского суда по правам человека от 22 января 2009 года по делу «Булвес против Болгарии» в части отсутствия у плательщика налогов обязанности контроля налоговой дисциплины контрагентов, а также о подпункте 56.21 статьи 56 Налогового кодекса Украины относительно принятия решения в пользу плательщика налогов при выявлении обстоятельств, в которых спорная ситуация может быть решена как в пользу налогоплательщика, так и в пользу контролирующего органа», — отмечает г-жа Поддубная.

В то же время, по ее мнению, исправить сложившуюся ситуацию можно с помощью модернизации программного обеспечения, выраженной в устранении конфликтов в графах реестра при регистрации налоговых накладных и расчетах корректировки.

Кроме того, необходимым фактором эффективной работы с Единым реестром налоговых накладных однозначно является соблюдение ГФС Украины как держателя реестра, норм действующего законодательства Украины и практики Европейского суда.

«Игнорирование указанных обстоятельств непременно приведет отечественный бизнес в упадок, поскольку в связи с «обкаткой» системы электронного администрирования НДС плательщики налогов вынуждены изымать денежные средства из оборота предприятия и оплачивать НДС, в том числе по нескольку раз по факту одних и тех же хозяйственных операций», — уверена эксперт.

 

Компромисса не вышло

Еще одним нововведением, с которым столкнулись налогоплательщики в этом году, является институт налогового компромисса. Воспользоваться этим механизмом плательщики могли с 17 января по 16 апреля с.г. К слову, эксперты неоднократно заявляли о том, что применение налогового компромисса за такой период не оправдает себя. Так, согласно официальным данным ГФС, воспользоваться этим механизмом изъявили желание 5119 налогоплательщиков (из них 2236 заявлений касались несогласованных налоговых обязательств, находящихся в процессе обжалования). Компромисс был достигнут в 1511 случаях, закрыто 170 уголовных производств, бюджет получил 138,1 млн грн. В целом по результатам применения процедуры налогового компромисса в бюджет поступило 358,8 млн грн. В то же время ставка делалась на то, что предложенной схемой воспользуются большинство налогоплательщиков, а бюджет получит дополнительно до 3 млрд грн.

Видимо, это и послужило одной из причин непринятия парламентом законопроекта, направленного в том числе и на продление сроков применения налогового компромисса.

Приглашение к диалогу

Экономическая стабильность и улучшение инвестиционного климата во многом зависят от доверия бизнеса к фискальным органам и наличия конструктивного диалога между ними. Но, как показывает практика, несмотря на многочисленные попытки, наладить такой диалог пока не удалось.

По инициативе Государственной фискальной службы Украины при ведомстве создана структура Уполномоченного по вопросам предпринимательства. Это еще один дополнительный инструмент общения по поводу всех предложений, вопросов и жалоб, которые направляются в фискальную службу налогоплательщиками.

С момента начала работы налогового омбудсмена прошло не так уж и много времени, соответственно, пока рано говорить о его эффективности. Но следует отметить, что такой инструмент, возможно, позволит улучшить процедуру административного обжалования и, как следствие, снизить нагрузку на административные суды. Более того, уже рассматриваются варианты привлечения к диалогу представителей административных судов и экспертов с той же целью — с целью снижения нагрузки на суды.

 

Реформе быть?

Один из ключевых элементов реформы, к которому бизнес проявляет особый интерес, — реорганизация Государственной фискальной службы Украины. В этом процессе очень важным представляется как раз административное обжалование решений налоговых органов.

К слову, не дожидаясь правительственного законопроекта о налоговой реформе, на рассмотрение парламента был подан законопроект № 3357, инициаторами которого выступили более 100 народных депутатов. В данном документе уже можно проследить процесс изменения процедуры административного обжалования. Но у экспертов к законопроекту есть ряд замечаний. Так, по мнению Владислава Кочкарова, управляющего партнера ЮК Prove Group, сохранение двухуровневой процедуры обжалования неэффективно. «Мы неоднократно утверждали, что органы фискальной службы и ГФС как центральный орган не способны обеспечить объективное рассмотрение соответствующих жалоб. На протяжении последних нескольких лет решения в пользу плательщиков налогов принимались ГФС в трех-пяти случаях из 100», — отмечает г-н Кочкаров. Более целесообразно, по мнению эксперта, предусмотреть такой способ выхода из конфликта, как достижение компромисса в налоговом споре.

Критике подвергается и предложение относительно полномочий ГФС предоставлять индивидуальные налоговые консультации, в том числе связанные с применением норм права. «На наш взгляд, ГФС не может быть субъектом, определяющим единую правоприменительную практику, так как не является тем органом в системе исполнительной власти, который уполномочен формировать налоговую и таможенную политику. Понимая это, мы предлагаем рассмотреть вопрос о введении исключительной компетенции Минфина на издание обобщающих (индивидуальных) консультаций, а также инициировать создание при данном министерстве экспертного совета, в который могли бы входить представители профильных комитетов Верховной Рады Украины, научного сообщества, фискальной службы, Ассоциации налогоплательщиков Украины и лица, занимающиеся обобщением судебной практики в системе высших специализированных судов. Только коллегиальный подход, по нашему мнению, может обеспечить объективность процессов по формированию правоприменительной практики», — прокомментировал Владислав Кочкаров.

Налоговая реформа, как считает бизнес, не должна ограничиваться механизмом административного обжалования либо полномочиями ГФС. Необходимо обеспечить согласованность действий парламента и правительства в процессе реформы в целом. Но единой концепции относительно того, какой должна быть налоговая реформа, все еще нет, поскольку предложения Министерства финансов для бизнеса во многих аспектах являются неприемлемыми, а профильное министерство не соглашается с целым рядом предложений, разработанных экспертами от бизнеса.

В любом случае, даже если зарегистрированный законопроект и станет основой для работы парламента и правительства в соответствующем направлении, бизнес ожидает в первую очередь существенного реформирования налоговых органов, ликвидации налоговой милиции и непосредственно изменения системы налогообложения.

Но независимо от того, к какому компромиссу придут разработчики реформ (а очередного новогоднего «налогового подарка» нельзя исключить), им надо помнить, что помимо позитивных изменений для бизнеса важно понимание предсказуемости и стабильности налогового законодательства.

ЛИДЕРЫ РЫНКА. НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ

ВЕДУЩИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ФИРМЫ. КОНСАЛТИНГ
1 WTS CONSULTING
2 EY UKRAINE
3 DLA PIPER UKRAINE
4 BAKER & MCKENZIE
5 «ОМП»
ВЕДУЩИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ФИРМЫ. НАЛОГОВЫЕ СПОРЫ
1 WTS CONSULTING
2 EUCON
3 «ЛАВРИНОВИЧ И ПАРТНЕРЫ»
4 PWC LEGAL
5 «ВАСИЛЬ КИСИЛЬ И ПАРТНЕРЫ»
ВЕДУЩИЕ ЮРИСТЫ
1 АЛЕКСАНДР МИНИН (WTS CONSULTING)
2 ЯРОСЛАВ РОМАНЧУК (EUCON)
3 ВЛАДИМИР КОТЕНКО (EY UKRAINE)
4 СВЕТЛАНА МУСИЕНКО (DLA PIPER UKRAINE)
5 ГЕННАДИЙ ВОЙЦИЦКИЙ (BAKER & MCKENZIE)
ДРУГИЕ ИЗВЕСТНЫЕ ЮРИСТЫ*
ВЛАДИМИР ВАЩЕНКО (VB PARTNERS)
ПАВЕЛ ХОДАКОВСКИЙ (ARZINGER)
ВАЛЕНТИН ГВОЗДИЙ («ГВОЗДИЙ И ОБЕРКОВИЧ»)
ДАНИЛ ГЕТМАНЦЕВ (JURIMEX)
АНДРЕЙ ГРИНЧУК («ГРИНЧУК И ПАРТНЕРЫ»)
ИГОРЬ ДАВИДЕНКО (DENTONS)
МАКСИМ КОПЕЙЧИКОВ («ИЛЬЯШЕВ И ПАРТНЕРЫ»)
ДМИТРИЙ КОРБУТ (SAYENKO KHARENKO)
ДЕНИС ЛЫСЕНКО (AEQUO)
АЛЕКСАНДР МАЙДАНИК («ЕГОРОВ, ПУГИНСКИЙ, АФАНАСЬЕВ И ПАРТНЕРЫ»)
ИРИНА МАРУШКО («ЛАВРИНОВИЧ И ПАРТНЕРЫ»)
ОЛЕГ МАРЧЕНКО (MARCHENKO DANEVYCH)
ВЛАДИМИР МИСЕЧКО («МИСЕЧКО И ПАРТНЕРЫ»)
ДМИТРИЙ МИХАЙЛЕНКО («ОМП»)
СЕРГЕЙ ПОПОВ (KPMG UKRAINE)
АНДРЕЙ ПРОНЧЕНКО (PWC LEGAL)
ИЛЬЯ СВЕРДЛОВ (DLA PIPER UKRAINE)
ВЛАДИСЛАВ СОКОЛОВСКИЙ («СОКОЛОВСКИЙ И ПАРТНЕРЫ»)
АНДРЕЙ СТЕЛЬМАЩУК («ВАСИЛЬ КИСИЛЬ И ПАРТНЕРЫ»)
НАТАЛИЯ УЛЬЯНОВА (ICF)
АЛЕКСАНДР ШЕМЯТКИН (WTS CONSULTING)
ЕВГЕНИЙ ШКРЕБЕЦ («ШКРЕБЕЦ И ПАРТНЕРЫ»)