ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Судебная практика | МЕЖДУНАРОДНЫЙ АРБИТРАЖ

СЕРГЕЙ ГРИШКО,

Родился в Харькове в 1981 году. В 2003 году окончил Национальный юридический университет имени Ярослава Мудрого. В 2007 году получил степень магистра права Лондонского университета Королевы Марии в области международного и сравнительного разрешения споров. В 2008–2015 годах координировал практику разрешения споров в киевском офисе CMS Cameron McKenna. С декабря 2015 года — партнер, глава практики разрешения споров Redcliffe Partners. Представлял интересы клиентов в международных институционных арбитражах и в арбитражах ad hoc как в Украине, так и за рубежом по регламентам: ICACU, LCIA, LMAA, SCC, ICC, UNCITRAL и ICSID. Регулярно представляет интересы клиентов в судах всех уровней по корпоративным, административным, коммерческих спорам и спорам, касающимся интеллектуальной собственности. Сергей Гришко указан в числе арбитров Постоянной палаты третейского суда JSM (Словакия). Рекомендован в Украине профессиональными исследованиями Chambers Global и Chambers Europe.

 

Про иски инвесторов

«Если не будут искоренены дискриминационные подходы и непрозрачное принятие решений госорганами, Украина может стать частым гостем в инвестиционном арбитраже»
прогнозирует Сергей Гришко, партнер Redcliffe Partners

— Какие факторы предопределили спрос на услуги ICSID при разрешении инвестиционных споров?

— Исторически инвестиционные споры относительно компенсаций за экспроприацию и т.п. рассматривались в порядке дипломатической защиты на межгосударственном уровне. Такой порядок очень сильно зависел от политической обстановки и других внеправовых факторов. Международный центр по разрешению инвестиционных споров (ICSID), напротив, стал абсолютно деполитизированным форумом, где споры разрешаются лишь на основании правовых норм.

ICSID — это специализированный орган Группы Мирового банка, который обеспечивает беспристрастное и объективное рассмотрение споров между иностранными инвесторами и принимающими государствами. Он действует на основании своего «процессуального кодекса» — Конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 года (Конвенции ICSID) и принятых на ее основании арбитражных регламентов.

 

— В чем отличие ICSID от других арбитражных институтов?

— Основным отличием от других арбитражей, если угодно, изюминкой ICSID, является его юрисдикция: он может рассматривать только споры между государствами и иностранными инвесторами, связанные с инвестициями. ICSID не может рассматривать споры между частными сторонами либо же дела, имеющие чисто коммерческий характер, не предусматривающий принятия рисков и ведения дел в принимающей стране.

Слагаемые успеха ICSID — высочайший профессионализм и нравственные качества арбитров и административного персонала, а также очень грамотно прописанная процедура арбитражного рассмотрения. Большому количеству рассмотренных дел также способствует то, что именно ICSID указан как форум разрешения споров в большинстве договоров о защите инвестиций.

Кроме того, он полностью юридически и фактически независим от Мирового банка и является эталоном прозрачности среди международных арбитражных институций.

 

— Ожидаете ли вы увеличения обращений в ICSID в связи с нарушениями Украиной обязательств перед инвесторами, в том числе и ввиду резких макроэкономических и политических изменений в стране?

— В ICSID сейчас рассматривается три дела против Украины, причем один иск зарегистрирован в этом году. Как утверждает Антон Янчук, заместитель министра юстиции, который отвечает за представительство интересов государства в инвестиционном арбитраже, по состоянию на май 2015 года Украина получила более 20 исков от инвесторов. Однако далеко не все из них действительно дойдут до арбитража.

Важно понимать, что подача международного иска (например, в ICSID) — достаточно дорогостоящее мероприятие. Поэтому инвесторы прибегают к нему только в случаях, когда нет возможности добиться внимания принимающего государства к своим проблемам иным образом. Надо сказать, что Украина проделала работу над ошибками и сейчас правительство намного активнее участвует в процессе досудебного урегулирования инвестиционных споров, чтобы не доводить дело до обращения в ICSID.

Тем не менее есть ряд острых вопросов, таких, например, как повышение Украиной ставок рентного сбора за пользование недрами, которые могут мотивировать инвесторов обращаться в инвестиционный арбитраж.

 

— Статус ответчика в инвестиционном арбитраже явно не добавляет баллов к инвестиционной привлекательности страны. Можно ли переломить ситуацию?

— Защита прав инвесторов, как иностранных, так и внутренних, действительно очень важный индикатор инвестиционной привлекательности. Показатель входит в перечень оценочных критериев популярного Doing Business Survey Мирового банка.

Сейчас сразу несколько причин негативно влияют на инвестиционный имидж нашей страны. Во-первых, уровень защиты прав инвесторов (как украинских, так и иностранных) на национальном уровне остается низким.

Но главная причина получения инвестиционных исков, на мой взгляд, связана с аннексией Крыма и военными действиями на Донбассе. Значительное количество инвесторов лишилось своих активов.

В то же время повышается осведомленность инвесторов о таком эффективном инструменте защиты, как инвестиционный арбитраж. Только за последнее время я с командой юристов представлял интересы клиентов в нескольких инвестиционных арбитражах в связи с оспариванием условий добычи и использования полезных ископаемых в Украине. Это свидетельствует о том, что инвесторы готовы защищать свои интересы даже посредством сложного и относительно дорогостоящего процесса в инвестиционном арбитраже.

Дальнейшая динамика инвестиционных исков против Украины во многом будет определяться подходами Кабинета Министров Украины, Национального банка Украины и других регуляторов, а также судебной системы к защите инвесторов. Если не будут искоренены дискриминационные подходы, непрозрачное принятие решений, нарушение надлежащих процедур, Украина может стать частым гостем в инвестиционном арбитраже.

 

— Чего можно ожидать от инвестиционных споров относительно крымских активов? Распространяется ли на них юрисдикция ICSID?

— В ситуации с крымскими активами защита интересов инвесторов должна рассматриваться с позиций классической либеральной экономики, то есть инвесторы должны не ждать, пока Украина придет и защитит их, а самостоятельно инициировать арбитражные процедуры против России. Украина же могла бы снабжать украинских инвесторов доказательственной информацией, которую нельзя получить в открытом доступе, но которая может быть у государственных органов. Кроме того, Министерство юстиции Украины могло бы выступить координатором между различными инвесторами.

К сожалению, Россия не ратифицировала Конвенцию ICSID, а потому его юрисдикция на споры за крымские активы напрямую не распространяется. В то же время ICSID компетентен рассматривать такие споры в соответствии с так называемым Дополнительным средством. Правда, в таком случае для исполнения арбитражных решений против России нужно будет получать экзекватуру в национальных судах.

 

— Всегда ли государство в инвестиционных спорах является ответчиком?

— В подавляющем большинстве случаев арбитражные соглашения, предусматривающие юрисдикцию ICSID, заключаются посредством акцептования инвестором «арбитражной оферты» принимающего государства, содержащейся в соответствующем международном договоре о защите инвестиций. Соответственно, говорить о подаче иска государством в такой ситуации не приходится.

В то же время возможны и ситуации, когда юрисдикция ICSID основана на арбитражном соглашении, содержащемся в договоре, к примеру, в договоре концессии или соглашении о разделе продукции, заключенном между инвестором и государством. В таком случае любое нарушение договора инвестором может быть предметом рассмотрения в ICSID.

 

— Существуют ли специфические отличия в исполнении решений инвестиционных арбитражей?

— Решения ICSID имеют особый статус. В отличие от решений «обычных» арбитражей, они не требуют получения экзекватуры в национальном суде и подлежат принудительному исполнению в странах, ратифицировавших Конвенцию ICSID, в том же порядке, что и национальные судебные решения, вступившие в законную силу. Если же инвестиционный арбитраж проводится не по Конвенции ICSID, а по Дополнительному средству ICSID или Арбитражному регламенту UNCITRAL, то такие решения подлежат судебному контролю и их следует признавать и приводить в исполнение в общем порядке.