ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Судебная практика | МЕЖДУНАРОДНЫЙ АРБИТРАЖ

МАРКИЯН МАЛЬСКИЙ,

Родился в 1984 году во Львове. В 2007 окончил Львовский национальный университет им. Ивана Франко (юридический факультет). Также он получил квалификацию магистра права в Стокгольмском университете (Швеция), квалификацию магистра международного права и экономики — в Институте мировой торговли (Швейцария) и степень кандидата юридических наук — в Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко. До присоединения к Arzinger в 2010 году работал юристом в группе международного арбитража в компании Freshfields Bruckhaus Deringer в Париже. Принимал участие в рассмотрении споров по регламентам ICSID, ICC, SCC, UNCITRAL, LCIA и MKAC. Рекомендованный арбитр Венского международного арбитражного центра, Дубайского международного арбитражного центра, Чешского арбитражного суда, Арбитражного центра Мексики, Новотомыской торговой палаты (Польша), Казахстанского Международного арбитража. Адвокат, партнер, глава Западноукраинского филиала, руководитель практики арбитража.

Гражданская диспозиция

«Если арбитражный спор рассматривается в Украине, это абсолютно не значит, что состав арбитража будет проукраинским»
делится опытом Маркиян Мальский, партнер, руководитель западноукраинского филиала АО Arzinger

— Насколько Киев как место рассмотрения арбитражного спора интересен бизнесу?

— На данном этапе развития международного коммерческого арбитража Киев, к сожалению, не является приоритетным местом для рассмотрения споров крупного бизнеса. Большинство споров уходят в иностранные юрисдикции, которые представляются более привлекательными, в частности, возможностями получения обеспечительных мер, минимальным количеством инстанций, рассматривающих вопросы отмены арбитражных решений, и т.д.

В то же время достаточно большое количество споров между мелкими и средними предпринимателями рассматривает Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Украины (МКАС при ТПП Украины). Эти споры, как правило, на небольшие суммы, касаются договоров купли-продажи, подряда, оказания услуг.

Пока Киев как место арбитража интереса для иностранного бизнеса не представляет, но Украина как государство, активно вовлеченное в арбитражные разбирательства, в этом аспекте достаточно интересна. Мы понимаем, что многие инвестиционные иски против РФ в связи с Крымом войдут в историю. Украина во многих вопросах является первопроходцем. Если мы себя покажем как страна, которая состоится, уверен, что определенный рост доверия как ключевого элемента арбитража будет иметь место, и в таком аспекте значение Киева как арбитражного центра повысится.

 

— Влияет ли на передачу крупных споров в иностранные арбитражи стремление сторон выбрать нейтральную юрисдикцию?

— Этот фактор, безусловно, присутствует. Стороны договора, как правило, не желают, чтобы их спор рассматривала связанная институция. Собственно, с этого и начинался международный арбитраж. Хотя в нашей практике есть много примеров, когда мы «на вражеской территории» побеждали в сложных делах — как-никак арбитры рассматривают дело непредвзято. И если спор рассматривается в Украине, это абсолютно не значит, что состав арбитража будет проукраинским. В рекомендательном списке арбитров в МКАС при ТПП Украины достаточно много иностранных специалистов.

Индикатором доверия к МКАС как раз следует рассматривать количество дел, в которых отсутствует украинский элемент — ничто не мешает сторонам из других государств обращаться в арбитраж в Киеве. Такие дела есть, но их количество очень небольшое, и это является индикатором того, что на мировой арене наш МКАС не считается сильным игроком. Но предпосылки для улучшения ситуации имеются.

 

— А влияет ли место рассмотрения спора на формирование доказательной базы, возможное решение, его дальнейшее исполнение?

— Место арбитража существенно влияет на перспективы и процедуры обжалования вынесенного арбитражем решения, учитывается в вопросах арбитрабельности спора и т.д.

Законодательство Украины в сфере международного арбитража в целом соответствует европейским стандартам, но у нас традиционные проблемы с правоприменением — украинские суды не всегда демонстрируют проарбитражную позицию. Есть примеры негативных решений государственных судов, которые пытались как-то подорвать репутацию международного коммерческого арбитража. С подобными явлениями арбитражному сообществу необходимо бороться, чтобы дела, направленные против развития арбитража, не имели прецедентного характера.

 

— Можно ли говорить о конкуренции между арбитражными институтами? И в чем, кроме цены, они могут конкурировать?

— Конкуренция между арбитражными институтами действительно существует. Для того чтобы бизнес выбрал тот или иной арбитраж, институции предлагают усовершенствованные регламенты, процедуры, информационные ресурсы. Они стремятся соответствовать условиям стремительно меняющегося рынка и способствовать эффективному разрешению споров. К примеру, могут предлагаться сокращенные производства для разрешения срочных споров, сокращаются сроки разбирательств. Некоторые арбитражные институты идут на сокращение арбитражных расходов.

К примеру, спрос на услуги МКАС при ТПП Украины предопределяется размером арбитражных расходов, а также временными рамками процесса — за полгода дело должно быть рассмотрено, и арбитры в принципе стараются соблюдать эти временные рамки.

Борьба между арбитражами достаточно серьезная. Исторически высокий уровень доверия был у Стокгольма. Сейчас наблюдается смещение акцентов в сторону Парижа. В Лондон попадают, конечно же, самые крупные дела, но стоимость рассмотрения там кратно выше. Я бы также отметил центральноевропейские арбитражи, в частности безупречную репутацию Вены. В последнее время заметен рост популярности азиатских арбитражных центров — Сингапура и Гонконга, которые небезуспешно пытаются «перетянуть» к себе дела с участием российского бизнеса.

 

— Что у нас делается для формирования проарбитражного климата на уровне как государства, так и арбитражного сообщества?

— Сейчас государственные суды являются органами, рассматривающими как вопросы признания и исполнения на территории Украине решений иностранных арбитражей, так и вопросы отмены арбитражных решений, вынесенных в Украине. В большинстве случаев наблюдается понимание судами основ арбитража и своей компетенции. В прошлом, конечно, были примеры несколько «странных» решений в контексте арбитража, но практика в целом сформировалась, и ныне можно говорить об определенном проарбитражном подходе.

На законодательном уровне требует урегулирования вопрос сокращения количества судебных инстанций, вовлеченных в признание и приведение в исполнение арбитражных решений. Очень важно внедрить возможности получения обеспечительных мер в поддержку арбитража.

В последние три-пять лет в арбитражном сообществе кристаллизовалось понимание необходимости улучшений. Вопросы усовершенствования законодательного регулирования дискутируются в профессиональном сообществе. Активно работает Украинская арбитражная ассоциация. Ее усилия, равно как и усилия юрфирм, практикующих в сфере арбитража, постепенно приводят к повышению популярности этого способа разрешения споров. Думаю, популярность арбитража будет и дальше расти, и это, в частности, позволит несколько разгрузить государственные суды.

 

— Как вы относитесь к идее создания в Украине альтернативного арбитража, как это предлагают сделать в Министерстве экономического развития и торговли Украины?

— Достаточно сложно оценивать перспективы, эффективность и целесообразность создания такого арбитражного института. Пока не совсем понятны цели и механизмы реализации этой идеи. По моему мнению, сначала следовало бы внести упомянутые изменения в законодательство и достичь реальной проарбитражности судов, а уже потом думать над «альтернативами». Могу сказать, что мировое сообщество уходит от концепции альтернативных арбитражей. Ввиду этого усовершенствование МКАС при ТПП Украины представляется на сегодня более актуальным вопросом. Нужно усовершенствовать его регламент, кардинально пересмотреть список арбитров. На примере МКАС показать всему миру, что в Украине возможно достаточно быстро старое переформатировать в модерн.