ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Судебная практика | МЕЖДУНАРОДНЫЙ АРБИТРАЖ

Вынося спор из избы

Украинские компании достаточно активно решают свои споры в международных арбитражах. Есть «спрос» на Украину как ответчика в инвестиционных арбитражах. Это генерирует заметные объемы работы для юридических советников, в том числе украинских юрфирм. Но крупный бизнес ввиду недостаточной проарбитражности нашего государства предпочитает обращаться в именитые иностранные арбитражные центры

АЛЕКСЕЙ НАСАДЮК

Международный арбитраж рассматривается сторонами как достаточно гибкий инструмент разрешения споров, имеющий ряд преимуществ по сравнению с национальными судами. И поскольку уровень доверия бизнеса к украинской судебной системе все еще критически низок, количество арбитражей с украинским элементом постоянно растет.

«Кризисные годы всегда несут увеличение работы по разрешению споров. Эта тенденция охватывает как внутренние споры, так и международные», — отмечает Юлия Черных, партнер ЮФ Arbitrade. По ее оценке, значительный рост дел наблюдается как в отечественном арбитраже — МКАС при ТПП Украины, так и в зарубежных арбитражных институтах. Инвестиционные арбитражи, незначительно тревожившие Украину какое-то время, в настоящий момент также приобретают серьезное значение: «В Международном центре по разрешению инвестиционных споров (ICSID) зарегистрировано три дела, известно о нескольких процессах против Украины в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма». Г-жа Черных также отмечает значительное увеличение количества дел с украинским элементом, рассматриваемых в специализированных сырьевых арбитражных институтах ГАФТА и ФОСФА.

Среди мировых тенденций эксперты также называют усиление роли азиатских арбитражей, таких как Международный арбитражный центр Гонконга (HKIAC), Сингапурский международный арбитражный центр (SIAC), Китайская международная экономическая и торговая арбитражная комиссия (CIETAC). Отметим, что в списках арбитров этих институтов присутствуют и украинские юристы.

Что интересно, МКАС при ТПП Украины входит в число наиболее загруженных арбитражей, но в Украине рассматриваются, как правило, споры среднего уровня — отсутствие ряда процессуальных инструментов и в целом прохладный проарбитражный климат мотивируют бизнес обращаться в иностранные арбитражные институты. Идея Министерства экономического развития и торговли Украины создать в государстве альтернативную площадку разрешения споров пока не находит широкой поддержки в профессиональной среде. Непонимание среди прочего вызывает функциональное несоответствие ведомства. Задача повышения инвестиционной привлекательности, безусловно, входит в компетенцию МЭРТ, однако развитие арбитражных органов, как представляется, вне плоскости этого министерства.

 

Инвестиционный бум

Три инвестиционных спора против Украины находятся на рассмотрении ICSID, производство по еще одному делу — по иску компаний Poltava Gas и JP Poltava Petroleum Company против Украины — прекращено Генеральным секретарем ICSID 11 августа с.г. (запрос на арбитражное разбирательство поступил в марте 2015 года). Два иска были поданы в 2014 году, а третий — нидерландской компании Gilward Investments B.V. — зарегистрирован лишь 31 июля 2015 года, и дело находится на стадии формирования арбитражного трибунала. Компания Gilward Investments B.V. — один из акционеров компании «Аэросвит», ее требования сводятся к возмещению убытков, понесенных в связи с фактическим банкротством авиаперевозчика. Этот спор на стадии досудебного урегулирования оценивался более чем в 500 млн долл. США.

В такую же сумму — 500 млн долл. США — оценивается и инвестиционный спор, инициированный СП «Полтавская газонефтяная компания». По информации Минюста, в начале 2015 года чрезвычайный арбитр Арбитражного института Торговой палаты в г. Стокгольме принял решение, которым обязал ответчика (государство Украина) воздержаться от использования в отношении СП «Полтавская газонефтяная компания» увеличенной ставки платы за пользование недрами для добычи газа (более 28 %), как предусмотрено Налоговым кодексом Украины, начиная с 14 января 2015 года.

После этого в феврале 2015 против Украины было подано три иска, связанных между собой фактическими обстоятельствами и частично субъектным составом: 13 февраля — в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма по правилам Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма (истцы — компания JKX Oil & Gas Plc (Великобритания), компания Poltava Gas BV (Нидерланды) и СП «Полтавская газонефтяная компания» (Украина); 16 февраля — в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма по Арбитражному регламенту ЮНСИТРАЛ, пересмотренному в 2010 году (истец — компания JKX Oil & Gas Plc (Великобритания); 16 февраля — в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров по правилам ICSID (истцы — компания Poltava Gas BV (Нидерланды) и СП «Полтавская газонефтяная компания» (Украина).

Поскольку указанные иски к государству Украина связаны фактическими обстоятельствами, на которых основываются исковые требования, документами, имеющими отношение к делу, и частично субъектным составом, стороны спора согласовали их консолидацию в рамках арбитража ad hoc путем подписания Соглашения об объединении арбитражных производств.

 

Геополитический фактор

Юлия Черных обращает внимание на еще одно знаковое в арбитражной среде событие: «Несмотря на то, что неоспоримым преимуществом арбитража всегда считалась аполитичность, геополитические изменения влияют непосредственно или опосредованно на формирование арбитражных предпочтений. Ведь выбор арбитража — это выбор юрисдикции, сопряженный с выбором определенной страны. Не помню в истории арбитража случаев, чтобы несколько ведущих арбитражных центров, по сути конкурентов, понимающих влияние санкций на количество дел, генерируемых из Российской Федерации, делали совместное заявление. Речь идет о хорошо известной русскоязычной статье Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма, Арбитражного суда Международной торговой палаты и Лондонского международного арбитражного суда «Потенциальное влияние санкций ЕС на международные споры, администрируемые европейскими арбитражными институтами». Лейтмотивом статьи стали утверждения, что арбитраж вне политики; санкции не направлены непосредственно на арбитражное разбирательство; лица, подверженные санкциям, не лишены права обращаться в арбитраж; постановления ЕС не затрагивают принципов арбитражного разбирательства, среди которых основополагающие — беспристрастность и равное отношение к сторонам. Вместе с тем арбитражные институты указали на соблюдение права ЕС и на вынужденное применение особых административных процедур при участии в процессе лиц, подверженных санкциям, и оплате этими лицами арбитражного сбора».

 

ЛИДЕРЫ РЫНКА. МЕЖДУНАРОДНЫЙ АРБИТРАЖ

Авторитетные юристы*
СЕРГЕЙ ВОЙТОВИЧ
(«ГРИЩЕНКО И ПАРТНЕРЫ»)
ВЕДУЩИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ФИРМЫ
1 SAYENKO KHARENKO
2 ASTAPOVLAWYERS
3 ARBITRADE
4 ARZINGER
5 «ЕГОРОВ, ПУГИНСКИЙ, АФАНАСЬЕВ И ПАРТНЕРЫ»
ВЕДУЩИЕ ЮРИСТЫ
1 ТАТЬЯНА СЛИПАЧУК
(SAYENKO KHARENKO)
2 ЮЛИЯ ЧЕРНЫХ
(ARBITRADE)
3 СЕРГЕЙ СВИРИБА
(«ЕГОРОВ, ПУГИНСКИЙ, АФАНАСЬЕВ И ПАРТНЕРЫ»)
4 МАРКИЯН МАЛЬСКИЙ
(ARZINGER)
5 ОЛЕГ БЕКЕТОВ
(ASTAPOVLAWYERS)
ДРУГИЕ ИЗВЕСТНЫЕ ЮРИСТЫ*
АНДРЕЙ АСТАПОВ
(ASTAPOVLAWYERS)
ЕВГЕНИЙ БЛИНОВ
(ASTAPOVLAWYERS)
ПАВЕЛ БЕЛОУСОВ
(AEQUO)
ВСЕВОЛОД ВОЛКОВ
(INTEGRITES)
СЕРГЕЙ ГРИШКО
(REDCLIFFE PARTNERS)
МАРКИЯН КЛЮЧКОВСКИЙ
(«ЕГОРОВ, ПУГИНСКИЙ, АФАНАСЬЕВ И ПАРТНЕРЫ»)
КОНСТАНТИН ЛИКАРЧУК
(РАНЕЕ —«АВЕЛЛУМ ПАРТНЕРС»)
АЛЕКСАНДР МАРТЫНЕНКО
(CMS CAMERON MCKENNA)
ЕЛЕНА ПЕРЕПЕЛИНСКАЯ
(INTEGRITES)
ЯРОСЛАВ ПЕТРОВ
(ASTERS)
ИГОРЬ СЮСЕЛЬ
(BAKER & MCKENZIE)
АМИНАТ СУЛЕЙМАНОВА (AGA PARTNERS)