ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Судебная практика | Уголовный процесс

Екатерина Гупало ,

Родилась в Харькове. В 2009 году окончила Национальный университет «Киево-Могилянская Академия», степень магистра права получила в Университете Саламанки (Испания). До присоединения к Arzinger в 2015 году работала в WTS Consulting («КМ Партнеры» до 2014 года).

Советник АО Arzinger, адвокат, возглавляет практики разрешения споров (в частности, с налоговыми и таможенными органами), защиты в уголовных делах по преступлениям в сфере предпринимательства и служебной деятельности. Практический опыт охватывает представительство интересов компаний с иностранными инвестициями более чем в ста судебных спорах с налоговыми и таможенными органами. Среди них, в частности, украинские «дочки» транснациональных компаний-зернотрейдеров и другие представители агросектора, а также компании в сфере пищевой, лесоперерабатывающей, строительной промышленности.

Уголовная тактика

«В Украине в свете последних тенденций отдельной уголовной практикой обзаводится все больше топовых юридических фирм»
отмечает советник АО Arzinger Екатерина Гупало

— Ощутил ли бизнес в последнее время уменьшение давления со стороны правоохранительных органов?

— Уголовный процессуальный кодекс (УПК) Украины остается настольной книгой для многих компаний, в том числе и международных, присутствующих в Украине. Актуальным вопросом для бизнеса являются уголовные производства по результатам налоговых проверок с материальной суммой доначислений. Даже бухгалтеры международных компаний уже воспринимают поход на допрос к следователю как весьма обыденное дело. Правда, в последнее время акты со снятым бюджетным возмещением налога на добавленную стоимость (НДС) стали все чаще направлять в райотделы «обычной» милиции. И если следователи налоговой милиции уже хорошо разбираются в особенностях расследования уголовных производств по результатам налоговых проверок, то в обычных райотделах милиционерам только предстоит «набивать руку» в налоговых «делах».

 

— Как на это реагирует рынок юридический услуг?

— Если в Европейском Союзе уголовным правом занимаются, как правило, небольшие бутиковые юридические компании, то в Украине в свете последних тенденций отдельной уголовной практикой обзаводится все больше топовых юридических фирм. Ведь их клиенты — крупные предприятия, в том числе и международные компании, все чаще нуждаются в помощи квалифицированных уголовных адвокатов. Поэтому с учетом нынешних тенденций можно прогнозировать: уголовная практика еще длительное время будет оставаться актуальной.

 

— Основываясь на вашем личном опыте защиты интересов клиентов, расскажите, какие категории уголовных «дел» сегодня наиболее распространены?

— В первую очередь это уголовные производства, связанные с так называемыми плохими контрагентами. Все чаще в практике встречаются случаи заключения соглашений о признании виновности учредителем или директором предприятия, в которых среди прочего поставки с конкретными налогоплательщиками признаются нереальными. Наиболее распространенными в данном контексте являются соглашения о признании виновности в фиктивном предпринимательстве по статье 205 Уголовного кодекса (УК) Украины. При этом УПК Украины прямо запрещает судам утверждать своим приговором соглашения о признании виновности, затрагивающие интересы (нарушающие права, свободы и интересы) третьих лиц. Соответствующий запрет установлен в части 7 статьи 474 УПК Украины. То есть, когда соглашение о признании виновности содержит в себе оценку деятельности других лиц, это не что иное, как нарушение интересов третьих лиц. Эта оценка дается фактически без привлечения соответствующих лиц к уголовному процессу. Соответственно, существование приговора об утверждении соглашения о признании виновности учредителем (директором) предприятия поставщика для налогоплательщика становится полной неожиданностью и неприятным сюрпризом.

В то же время, несмотря на существующий в УПК Украины запрет, налогоплательщик, чьи поставки признаны бестоварными, обжаловать приговор об утверждении соглашения о признании виновности не может. Ведь часть 4 статьи 394 УПК Украины содержит исчерпывающий перечень оснований для обжалования, а также устанавливает ограниченный круг субъектов, имеющих право обжаловать такие приговоры суда, — это только обвиняемый и прокурор. Последний в обжаловании приговора об утверждении соглашения о признании виновности явно не заинтересован. А налогоплательщики, которые пытаются обжаловать такие приговоры, стабильно получают отказ.

 

— Каким должен быть алгоритм действий компаний, которые столкнулись с ситуацией, когда директор (учредитель) предприятия поставщика фактически в одностороннем порядке признал все сделки бестоварными?

— Линию защиты в уголовном производстве против служебных лиц компании-покупателя целесообразно выстраивать по нескольким направлениям. Даже если учредитель (директор) фирмы-поставщика в соглашении о признании виновности зафиксировал фиктивность предприятия и якобы неосуществление им операций поставки, есть еще много других лиц, которые могут подтвердить факт поставки товара именно от данной компании. Как правило, товар где-то хранится, кем-то транспортируется — там и нужно искать потенциальных свидетелей, а не ограничивать поиски исключительно сотрудниками компании-поставщика.

Кроме того, нужно постараться найти директора (учредителя) проблемного поставщика. Это может быть не только номинальный директор, а человек, который действительно вел хозяйственную деятельность, но поставил свою подпись под соответствующим соглашением с единственной целью — избавиться от давления правоохранительных органов и от угрозы более строгого наказания, нежели незначительный денежный штраф (максимальный размер которого — 85 тыс. грн — довольно редко применяется судами), предусмотренный статьей 205 УК Украины.

Не стоит забывать и о сборе документальных доказательств, но подходить к этому процессу нужно достаточно обдуманно. То есть необходимо собирать не только стандартный пакет первичных документов по поставкам, но и в зависимости от условий поставки связываться с местами хранения, транспортно-экспедиционными компаниями с целью получения дополнительных документальных доказательств.

 

— Эта проблема имеет системный характер или исключительно локальный?

— Локальной ее можно было считать до недавнего времени, пока история с «плохими» украинскими контрагентами в цепочке поставок не получила продолжения: приобрела актуальность и для нерезидентов. Речь идет о компаниях, которые не ведут свою деятельность в Украине, а закупают у третьих лиц товар украинского происхождения. Часто рынок диктует такие условия, при которых без внесения предоплаты купить товар нерезидент не может, при этом право собственности по контракту получает зачастую только после таможенного оформления товара. Именно на этом этапе возникает риск того, что искусственно (по надуманным причинам) будет создана ситуация, при которой дальнейшее движение товара станет невозможным.

 

— Каким образом можно «обездвижить» товар?

— Арсенал используемых правоохранительными органами методов достаточно велик: их черпают из действующего уголовного процессуального и таможенного законодательства, при этом не брезгуют и не совсем правовыми методами. Например, известны случаи, когда груз не передавался на таможню только из-за письма от правоохранительных органов.

УПК Украины в этом смысле предоставляет обширный инструментарий. Скажем, можно наложить арест на товар. Для нерезидентов, рассчитавшихся за товар, право собственности по договору на который они получают только после таможенного оформления, это действительно проблема. Стоит ли говорить о том, что в случае, если товар скоропортящийся, его и вовсе могут реализовать на публичных торгах.

Кроме того, на практике нередко возникают ситуации, когда в случае, если у следователя нет достаточных оснований для наложения ареста, в ход идет другой инструмент, предусмотренный главой 15 УПК Украины, — определение о временном доступе к вещам (то есть к товару, который находится на складах) с правом их изъятия. После оформления соответствующего протокола на этот товар распространяются определенные ограничения, и существует риск его дальнейшей реализации на публичных торгах.

Не стоит забывать и об арсенале Таможенного кодекса Украины: например, достаточно оформить протокол о нарушении таможенных правил по статье 483, которая устанавливает ответственность в виде штрафа в размере 100 % от стоимости товара, а также конфискацию такого товара.

Все эти действия осуществляются в рамках официально заявленного курса борьбы с теневым бизнесом. Правда, как свидетельствует практика, эффект от них абсолютно противоположный: вывести бизнес из тени пока не удалось, при этом нерезиденты, которые не нарушали закон и участниками уголовного производства не являлись, несут прямые убытки.