ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Судебная практика

Валентин Гвоздий ,

Родился в с. Святец Теофипольского района Хмельницкой области. Окончил юридический факультет Черновицкого национального университета им. Юрия Федьковича.

Профессиональную карьеру начал в 1999 году на должности помощника адвоката Клары Маргулян в адвокатском бюро. С 2003 года по настоящее время — управляющий партнер юридической фирмы GOLAW (ранее — «Гвоздий и Оберкович»).

С 17 ноября 2012 года — заместитель председателя Совета адвокатов Украины.

В июле 2015 года принят в Палату адвокатов Берлина как иностранный адвокат.

Специализация: судебная практика, налоговое право, комплаенс.

Переворот осознания

«На пятом году существования пункта 56.21 НК Украины суды наконец-то осознали принцип добросовестности налогоплательщика и начали его применять в налоговых спорах»
подчеркивает ВАЛЕНТИН ГВОЗДИЙ, управляющий партнер GOLAW

— 2015 год ознаменовался изменениями как в налоговой, так и в судебной системе. Сказались ли реформы на практике рассмотрения налоговых споров судами?

— Естественно, такие важные реформы не могли не сказаться на практике рассмотрения налоговых споров. В первую очередь преобразования отразились на качестве правосудия. Нельзя не отметить, что судьи стали более детально изучать обстоятельства дела, тщательнее исследовать акты налоговых проверок, первичную документацию налогоплательщика, а также основные аспекты его хозяйственной деятельности.

 

— Какие тенденции наблюдаются сегодня в судебной практике по налоговым спорам? Изменились ли ключевые подходы судов к их разрешению?

— Приятно отметить, что суды стали активнее помогать налогоплательщикам отстаивать их права и интересы. Это свидетельствует о трансформации правосудия, его переходе от административно-карательной системы к прогрессивному и справедливому способу решения споров.

Одним из наиболее существенных изменений для бизнеса стало то, что с 2015 года налогоплательщики получили возможность обжаловать не только результаты налоговой проверки, но и предпосылки для ее проведения. То есть сейчас можно оспорить не только решения налоговой о доначислении обязательств, но и приказы о проведении проверки как таковой. Ранее долгое время представители налоговых органов утверждали, что фактический допуск инспектора к проверке лишает налогоплательщика права в дальнейшем оспаривать результаты такой проверки на основании нарушений при ее назначении. При этом налоговики ссылались на постановление Верховного Суда Украины (ВСУ) от 24 декабря 2010 года по делу № 21-25а10, в котором суд установил, что налогоплательщик, считающий нарушенным порядок и основания проведения налоговой проверки, имеет право защитить свое право путем недопуска должностных лиц к такой проверке. Если же допуск к проверке состоялся, в дальнейшем предметом рассмотрения дела в суде может быть только суть выявленных в ходе проверки нарушений.

Однако недопуск к проведению проверки — это сомнительный способ защиты. Во-первых, он не действует в случае проведения невыездных проверок. Во-вторых, несет в себе риски ареста имущества, в частности текущих счетов предприятия, согласно подпункту 94.2.3 пункта 94.2 статьи 94 Налогового кодекса (НК) Украины. В 2015 году эта практика изменилась. Так, 27 января 2015 года ВСУ по результатам рассмотрения дела № 21-425а14 сделал такой правовой вывод: несоблюдение налоговым органом обязательных условий для проведения налоговой проверки дает основания для выводов о незаконности проверки и ее последствий. Таким образом, даже если плательщик налогов допустил проверяющих к проверке, но при этом не был ознакомлен с приказом о проведении такой проверки или были допущены другие процедурные нарушения во время проверки, результаты такой проверки могут и должны быть признаны незаконными.

 

— Нужно ли в таком случае инициировать отдельный судебный спор об отмене результатов налоговой проверки?

— В целом логично было бы допустить, что если решением суда отменен приказ о проведении налоговой проверки и действия по ее проведению признаны противоправными, то и налоговые уведомления-решения, вынесенные по результатам такой проверки, не имеют юридической силы. Фактически Верховный Суд Украины в упомянутом постановлении от 27 января с.г. приходит к аналогичным выводам. Хотя прямо в решении это не прописано. В связи с этим у налогоплательщика возникает необходимость дополнительно оспаривать налоговое уведомление-решение в суде. На практике такие процессы осуществляются параллельно. При этом решение суда об отмене приказа о проведении налоговой проверки имеет преюдициальное значение в деле об отмене налогового уведомления-решения и свидетельствует о незаконности такого решения.

 

— Вы отмечали изменение подхода к оценке первичной документации. Как теперь поступают суды? Что еще следует учитывать налогоплательщику при споре с налоговой?

— Формальные ошибки бухгалтерии теперь не являются решающим доказательством бестоварности хозяйственных операций.

Кроме того, налогоплательщику следует учитывать, что нормы налогового законодательства не ограничивают период предоставления необходимых первичных документов. Другими словами, если бухгалтер забыл представить какие-то документы в ходе налоговой проверки, то ничто не мешает ему исправить такую оплошность в суде. Право подавать возражения относительно выводов налогового органа и приобщать к материалам дела доказательства в подтверждение таких возражений предоставляется налогоплательщику как на всех стадиях налогового контроля, так и на стадиях судебного процесса, на которых возможна подача участником процесса новых доказательств. К такому выводу, в частности, пришел Высший административный суд Украины (ВАСУ) в постановлении от 8 апреля 2015 года по делу № К/9991/39128/12.

Еще одним положительным изменением является то, что в 2015 году наконец-то заработала презумпция правомерности позиции налогоплательщика. Напомню, что, согласно пункту 56.21 статьи 56 НК Украины, в случае конфликта норм налогового законодательства, когда имеет место неоднозначное регулирование, норма должна толковаться в пользу налогоплательщика. Однако на практике эта норма не работала, и суды, как правило, становились на сторону фискальных органов.

Эта тенденция изменилась с принятием 23 сентября 2015 года постановления ВАСУ по делу № К/800/39896/13, в котором суд четко указал на принцип добросовестности налогоплательщика. Суд подчеркнул, что в сфере налоговых правоотношений все действия налогоплательщика являются законными до тех пор, пока они не оспорены в установленном законом порядке. Это, в свою очередь, указывает на невозможность применения к налогоплательщику негативных последствий, например, за исключение из электронных баз данных задекларированных им показателей.

 

— Что бы вы посоветовали налогоплательщику для построения правильной линии защиты в налоговом споре?

— Сегодня налогоплательщики имеют множество способов и возможностей для защиты своих интересов в спорах с налоговыми органами. Одержать победу несложно: достаточно тщательно подходить к формированию доказательной базы и выстраиванию юридически грамотной правовой позиции по обжалованию каждого неправомерного действия (решения) фискальных органов.

Как показывает практика, в спорах с фискальными органами налогоплательщику следует занимать активную позицию. При этом важно ориентироваться не только на устоявшиеся правовые доктрины, но и учитывать последнюю практику судов по их применению.