ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Отрасли практики | Корпоративное право и M&A

Елена Кибенко ,

Родилась в Харькове. В 1994 году окончила Национальную юридическую академию им. Ярослава Мудрого. В 2006 году защитила докторскую диссертацию по праву компаний ЕС. Юридической практикой занимается с 1992 года. С марта 2011 года является управляющим партнером юридической фирмы «Кибенко, Оника и Партнеры». Практику совмещает с преподавательской деятельностью. Автор более 150 научных и практических статей, семи учебников и пяти монографий. Специализация: корпоративное право, международное частное право, слияния и поглощения, международное финансирование, инвестиции, рынок финансовых услуг. Член Научно-консультативного совета при Верховном Суде Украины.

 

Раскрытию подлежит

«Украина одной из первых реализовала требование FATF относительно необходимости раскрытия информации о конечных бенефициарных собственниках юридических лиц»
отмечает Елена Кибенко, управляющий партнер ЮФ «Кибенко, Оника и партнеры»

— Какой объем информации о бенефициарах юрлица сейчас подлежит раскрытию в Украине?

— На сегодня юридические лица должны предоставлять государственному регистратору информацию о своем бенефициарном собственнике (контролере). В частности, в Едином государственном реестре юридических лиц и физических лиц — предпринимателей содержится такая информация о бенефициаре юридического лица: Ф.И.О., паспортные данные, страна гражданства и место проживания. Украинские компании должны были подать информацию о своих бенефициарах до 25 сентября 2015 года, соответственно, к компаниям, которые такой информации не предоставили, может быть применено взыскание в виде штрафа.

 

— Насколько эффективна реализуемая у нас модель?

— Украина одна из первых реализовала соответствующее требование FATF относительно необходимости раскрытия информации о конечных бенефициарных собственниках юридических лиц. Но в то же время сам механизм реализации норм национального законодательства оставляет желать лучшего. Дело в том, что при раскрытии компанией информации о своем бенефициаре никакие подтверждающие документы не предоставляются. Поэтому на практике в реестр часто подается информация о номинальных акционерах, а не о реальных бенефициарах. Может вообще подаваться информация о лицах, никак не связанных с компанией или вообще не существующих. Вычислить то, что такая информация не является достоверной, можно только путем сопоставления данных в реестре: например, по целому ряду юридических лиц будут фигурировать одни и те же имена номиналов (такая практика уже применяется за рубежом).

 

— А каким образом зарубежные государства раскрывают информацию о бенефициарах своих компаний?

— Тема раскрытия информации о бенефициарных собственниках уже несколько лет довольно активно обсуждается за рубежом. Актуальными являются вопросы о порядке предоставления соответствующей информации, степени доступности реестра бенефициарных собственников компаний и т.д. На сегодня Парламентом ЕС была одобрена 4-я Директива ЕС, направленная на борьбу с отмыванием денег (4th Anti-Money Laundering Directive, AMLD). В соответствии с положениями данной Директивы все страны — члены ЕС должны в течение двух лет имплементировать ее в свое национальное законодательство. Директива предусматривает создание централизованного реестра бенефициарных собственников организаций и компаний. Предполагается, что информация из этого реестра будет доступна органам государственной власти (в том числе и финансовым контролирующим органам), а также организациям, которые осуществляют процедуру «знай своего клиента» (KYC). Ожидается, что реестр конечных бенефициаров будет создан в 2017 году. Доступ третьих лиц к реестру бенефициаров определяется каждой страной самостоятельно с учетом положений ее национального законодательства о защите персональных данных и других нормативных актов.

 

— Опыт какого государства заслуживает вни­мания?

— В этой связи вспоминается процедура создания реестра бенефициарных собственников в Великобритании, которая одной из первых начала работать в этом направлении. Изменения в законодательство вступят в силу с 2016 года. Предусмотрено, что компании должны самостоятельно установить своих бенефициаров и подать соответствующую информацию в контролирующие органы. Помимо существенной ответственности директора компании по созданию реестра бенефициаров (вплоть до тюремного заключения), значительная ответственность предусмотрена и для самого бенефициара компании. После того как будет установлен бенефициар, ему направляется запрос о подтверждении его данных (такое подтверждение в дальнейшем должно быть направлено в реестр компаний). Если же бенефициар отказывается подтверждать свои данные или предоставлять их, компания имеет право применить к бенефициару ограничения. В таком случае контролер компании лишается права управлять компанией, отчуждать свою долю в компании или получать выплаты. Собственный реестр бенефициаров компании должен находиться либо в самой компании, либо в Регистрационной палате (Companies House). Общий реестр станет публично доступным, за исключением некоторых персональных данных.

 

— Какие выводы можно сделать, сравнив украинский механизм раскрытия информации о бенефициарных собственниках юридических лиц и зарубежный опыт в данной сфере?

— Украинским законодательством не предусмотрен какой-либо механизм принудительного получения информации от лиц, которые являются бенефициарными собственниками компаний, как это сделано в Англии, что полностью снимает груз ответственности с бенефициаров и перекладывает его на руководителей компаний, к которым за непредоставление информации о контролере компании может быть применено административное взыскание в виде штрафа от 5100 до 8500 грн. Те же в свою очередь могут уйти от ответственности, запросив информацию о бенефициаре от своего зарубежного участника/акционера и получив «вежливый отказ».

Если все-таки будет доказано, что предоставленная в реестр информация является недостоверной, то речь может идти об уголовной ответственности за предоставление заведомо ложной информации государственному регистратору (статья 205-1 УК Украины), которое максимально может наказываться ограничением свободы на срок до двух лет.

 

— С вопросом раскрытия информации о бенефициарах тесно связан процесс обмена информацией о счетах нерезидентов. Какая ситуация наблюдается в этой сфере?

— Действительно, в октябре 2014 года в Берлине было подписано соглашение об автоматическом обмене информацией о счетах нерезидентов. Соглашение предусматривает, что между странами будет ежегодно проводиться автоматический обмен информацией о счетах нерезидентов с контролирующими органами государств, резидентами которых они являются. Информация, которой будут обмениваться государства, включает в себя данные о физическом лице, состоянии его счета, в том числе и о доходах собственника счета. Если же собственником счета является юридическое лицо, то в таком случае информация будет передаваться в страну, резидентом которой является бенефициарный собственник компании. Первый обмен информацией о счетах нерезидентов запланирован на 2017 год по итогам 2016 года. Пока сложно сказать, когда и каким образом это соглашение коснется украинских бенефициаров и будет ли информация поступать в Украину, которая не является участницей соглашения. Но по моему убеждению, рано или поздно Украина будет все-таки вынуждена присоединиться к соглашению.

 

— Каких последствий следует ожидать украинскому бизнесу от внедрения упомянутых нововведений и какие могут возникнуть риски?

— В первую очередь создание единого реестра бенефициарных собственников компаний и обмен информацией о счетах нерезидентов окажет влияние на схемы налогового планирования, которые использовались украинским бизнесом ранее. Понятие банковской тайны значительно изменится и уже не будет существовать в том виде, в котором оно существует сегодня. Предоставление информации о счете иностранным банком налоговым органам по местонахождению украинского бенефициара зарубежной компании может привести к отказу от использования иностранных компаний либо легализации владения их акциями. Кроме того, отказ от привычных юрисдикций может спровоцировать поиск новых благоприятных налоговых юрисдикций в странах, которые не намерены исполнять требования ЕС относительно создания реестра бенефициарных собственников и обмена информацией о счетах нерезидентов.

Кроме того, исходя из примера Великобритании, необходимо обратить внимание на то, что за нарушение законодательства в сфере раскрытия информации о бенефициарах компаний будут налагаться довольно серьезные взыскания. Причем ответственность будут нести не только директора и представители компаний, но и бенефициары этих компаний. Это может привести к бегству украинского капитала из Великобритании, которая до этого была одной из наиболее распространенных юрисдикций для инкорпорации.

Часть бизнеса, наоборот, уже понимает, что время бездумного использования офшоров и номиналов ушло и надо выстраивать новые легальные и безопасные  для работы схемы.