ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Отрасли практики | Корпоративное право и M&A

Анна Зоря ,

Родилась в г. Киеве. В 2001 году окончила юридический факультет Национального университета им. Тараса Шевченко. В 2005–2010 годах работала в ЮФ Magisters. С 2010 года — партнер ЮФ Ulysses, возглавляла практику корпоративного права и М&А. В 2013 году стала партнером АО Arzinger. Руководит практикой корпоративного права и М&A, индустриальными практиками сельского хозяйства, телекоммуникаций и медиа. Специализируется на представительстве корпоративных клиентов и финансовых институций в сделках по слияниям и поглощениям, трансграничных сделках структурированного финансирования и в других сделках в сфере рынков капитала и долгового финансирования.

 

Попасть под слияние

«Иностранные компании не принимали активного участия в M&A, за исключением случаев продажи своих украинских активов»
утверждает Анна Зоря, партнер АО Arzinger

— Какие факторы оказали влияние на процессы, наблюдаемые в сфере M&A сегодня?

— 2015 год трудно назвать урожайным в плане M&A. Неопределенность экономической и политической ситуации в Украине, постоянное колебание валютного курса, ужесточение условий привлечения кредитных ресурсов, пристальное внимание и недоверчивое отношение к украинским компаниям — неполный перечень тех факторов, которые повлияли на отечественный рынок слияний и поглощений.

На данный момент бизнес находится в состоянии ожидания. Однако кто-то все же решается на риск и получает желаемое. Как говорится, неопределенность и риск — главная трудность и главный шанс бизнеса.

Стоит отметить, что иностранные компании не принимали активного участия в M&A, за исключением случаев продажи своих украинских активов. Одним из наиболее активных участников сделок M&A выступал российский бизнес, что и неудивительно.

 

— В каких секторах сегодня наблю­дается больше всего сделок M&A? И чем сегодня интересуются потенциальные инвесторы?

— Украина всегда была привлекательной для инвесторов с точки зрения развития сельского хозяйства. В агросекторе сделок хоть и немного, однако, как правило, они не являются вынужденными. Стоит отметить, что в 2015 году правительство задумалось о проведении глубоких и системных реформ. С этой целью уже в начале года Министерством аграрной политики и продовольствия Украины была инициирована разработка Единой комплексной стратегии развития сельского хозяйства и сельских территорий на 2015–2020 годы. Также в начале 2015 года был принят Закон о дерегуляции, который предусматривает отмену целого ряда разрешений и других мер государственного регулирования в аграрной и некоторых смежных сферах. Указанные изменения призваны сократить расходы бизнеса на ведение хозяйственной деятельности, уменьшить коррупционную составляющую, а также привести законодательство Украины в отдельных сферах в соответствие с законодательством ЕС.

Кроме этого, возобновится интерес к энергетическому сектору и возрастет к пищевой промышленности. Также ожидается интерес к банковскому сектору и рынку телекоммуникаций.

 

— Что, помимо экономических и политических факторов, влияло на активность инвесторов?

— В 2015 году проявились тенденции, связанные с принятием антикоррупционных законов. При продаже/покупке компании особое внимание уделяется наличию коррупционных рисков. Для выявления и устранения коррупционных рисков в деятельности компании могут привлекаться независимые эксперты, в том числе для проведения аудита, поскольку на сегодняшнем этапе развития законодательства это важно. Мы рекомендуем анализировать антикоррупционные комплаенс-процедуры (в том числе антикоррупционные программы), проводить их независимый аудит на предмет соответствия и эффективности, анализировать возможность привлечения компании и сотрудников к ответственности за коррупционные правонарушения.

Таким образом, тенденцией, которой не было ранее, является новый вид due diligence — антикоррупционный. Что интересно, но не удивительно — при наличии коррупционных рисков покупатель может отказаться от покупки актива.

 

— Какие еще изменения, внесенные в законодательство в уходящем году, могут отразиться либо уже отразились на рынке M&A?

— Безусловно, уходящий год был насыщен изменениями, которые кардинально повлияют на корпоративные отношения и M&A. Так, были приняты изменения, связанные с деятельностью акционерных обществ: внедрен механизм производного иска, позволяющий акционерам общества подавать иски против недобросовестных менеджеров; введен институт независимых директоров; отменена обязательность выплаты дивидендов через депозитарную систему; усовершенствован порядок определения рыночной стоимости ценных бумаг; отменено ограничение количества акционеров частного акционерного общества. Данные изменения вступят в силу с 1 мая 2016 года. 

Кроме того, были внесены изменения в законодательство, связанные с определением конечных бенефициарных владельцев компаний. Причины их принятия — создание прозрачности структуры собственности, необходимость борьбы с отмыванием денег, полученных преступным путем, финансированием терроризма, а также желание государства четко понимать, кто стоит за компаниями и несет в конечном итоге ответственность за их деятельность. Однако, как это часто случается, благие намерения не удалось осуществить. С учетом того, что механизмов проверки информации о бенефициарах нет, данное нововведение не является рабочим инструментом.

Стоит также отметить, что это новшество отразится на использовании нерезидентных структур. Большинство компаний уже сейчас пересматривают юрисдикции регистрации нерезидентных компаний. Вполне вероятно, что более востребованными станут юрисдикции, которые не имеют подписанных с Украиной соглашений об обмене информацией, в частности, относительно предоставления информации о конечных бенефициарах.

 

— Какие шаги должен предпринять законодатель с целью улучшения инвестиционного климата и развития рынка M&A?

— В сегодняшних реалиях ощущается острая необходимость в принятии закона об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью. Принятие нового закона позволит значительно улучшить условия деятельности обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью и создать привлекательную альтернативу для многих украинских компаний и иностранных инвесторов. Этот вопрос витает в воздухе уже много лет, но мы надеемся, что в обозримом будущем он будет решен.

 

— При структурировании M&A-сделок стороны зачастую отдают предпочтение английскому праву. Стоит ли ожидать, что со временем его место все-таки займет украинское?

— Отдавая предпочтение иностранному праву при структурировании M&A-сделок, стороны руководствуются, как правило, следующими соображениями. Иностранное право (главным образом английское право, широко применяемое к сделкам M&A) предоставляет широкий спектр способов правовой защиты интересов сторон, включая такие важные институты, как гарантии (warranties), заверения (representations), гарантии возмещения убытков (indemnities) и др., прямые аналоги которых отсутствуют в действующем украинском законодательстве.

Переломный момент может наступить только в том случае, если законодательно будет предоставлена возможность заключения акционерных соглашений/соглашений между участниками, будет принят закон об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью, и, самое главное, появится реальная возможность защитить свои права в суде. Стоит лишь надеяться, что перспектива применения украинского права не столь далека.