ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Юридический рынок

Олег Батюк ,

Родился в 1963 году в г. Городня (Черниговская область). В 1985 году окончил с отличием Киевский государственный университет им. Тараса Шевченко, в 1988-м — аспирантуру Киевского государственного университета им. Тараса Шевченко. В 1991–1992 годах проходил обучение в Школе права Queen Mary University of London. С 1997 года — управляющий партнер киевского офиса МЮФ Salans (с 2013 года Dentons). Специализация: корпоративное право, слияния и поглощения, инвестиции. С 2012 года — член совета директоров Dentons Europe, а также член международного консультационного комитета Dentons. Кандидат юридических наук. Рекомендован Best Lawyers, Chambers Global, Chambers Europe, IFLR1000, The Legal 500 в профильных практиках своей специализации.

 

Форма успеха

«Для достижения успеха на украинском рынке практика юрфирмы должна быть хорошо сбалансированной»
констатирует Олег Батюк, управляющий партнер киевского офиса МЮФ Dentons

— Какие тренды развития юридической профессии наблюдаются в мире?

— В первую очередь могу отметить глобализацию. Развиваемся мы, развиваются другие юрфирмы, но далеко не столь энергично. Dentons находится в центре внимания. Недавно мы объявили о предполагаемом объединении с ведущими сингапурской и австралийской юридическими фирмами, что позволит нам занять лидирующие позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Транстихоокеанское партнерство, инфраструктурная программа Китая «Морской шелковый путь XXI века», усилия по созданию экономического сообщества АСЕАН до конца года и Тихоокеанский альянс латиноамериканской четверки свидетельствуют о важности данного региона в плане развития торговли, финансирования и производства.

Помимо этого, за последние несколько месяцев произошло слияние с McKenna Long, переход команды из более 50 юристов в будапештский офис фирмы, открытие офиса в Италии. И год еще не закончился. До конца года мы планируем завершить еще несколько подобных проектов.

Мнепонравилось, каконаснаписала Milano Finanza: «Dentons, il più grande e importante studio legale al mondo». Это очень емкая фраза, подчеркивающая наш статус крупнейшей и наиболее значительной фирмы на сегодня и наше стремление быть лучшими.

Другой тренд — продукт юридической профессии из глубоко специализированного индивидуального становится рыночным, ставится на поток. Это, а также более глубокое проникновение на рынок компьютерных технологий — факторы, которые необходимо учитывать. Эти тенденции пока не в полной мере достигли Украины, впрочем, как и многих других стран.

 

— А кто впереди планеты всей?

— Конечно же, США. Там очень много можно сделать, не обращаясь в юрфирму. Завещание, простой иск в суд, due diligence, договор купли-продажи акций — это все можно получить за достаточно небольшие деньги. С помощью компьютерных технологий вам подготовят документ, который раньше на ­Уолл-Стрит стоил бы в сотни раз дороже. Есть целые корпорации, занимающиеся подготовкой юридических документов и продажей стандартизированных юридических продуктов. Это не юридические фирмы, но, поверьте, бизнес у них идет очень хорошо, настолько хорошо, что мы, юристы, задумываемся о том, что пора бы вернуть этот сегмент рынка под свой контроль.

Наша фирма участвует в этом процессе. В Калифорнии мы создали компанию NextLaw Labs, которая вместе с IBM занимается внедрением в юридическую практику компьютерных инновационных решений, основанных в том числе на искусственном интеллекте. Недавно, например, NextLaw Labs объявила о заключении первой сделки с компанией ROSS Intelligence Inc., которая занимается разработкой приложения «Юридический консультант» с использованием возможностей суперкомпьютера IBM Watson, призванного ускорить процесс поиска правовой информации и сэкономить время.

Люди все меньше хотят платить большие деньги за базовые юридические услуги. Рутинная работа на местном рынке уже сейчас не приносит прибыли, которая была раньше. И когда эту работу будет выполнять компьютер, мы увидим, как рынок изменится. Пока что до этого далеко, но все стремительно меняется.

Естественно, даже искусственный интеллект не сможет решить все юридические задачи. Отдельные элементы, безусловно, будут алгоритмизированы, но самые сложные проекты, например межюрисдикционные проекты, еще очень долгое время будут делать люди. Решения с максимальной добавочной стоимостью, требующие специалистов высочайшего уровня, будут пользоваться спросом. Естественно, приход искусственного интеллекта изменит нашу профессию, но не убьет ее. Точно так же, как автомобиль не убил лошадь. Надеюсь, юристам останется все же побольше места и наиболее интересные вопросы будут решать они.

 

— Как глобальное расширение Dentons отразилось на работе киевского офиса?

— Преимущества от объединений на глобальном уровне заметны у нас невооруженным глазом. С учетом особенностей украинского рынка, для того чтобы не повторить судьбу некоторых именитых брендов, ушедших с рынка, нужно быть тем, кем мы являемся — глобальной полицентрической фирмой.

Обычно в таком контексте мы говорим об экспорте и импорте клиентской работы. Сейчас к нам приходят клиенты из наших новых офисов, и таких проектов у нас больше половины по объему. Украинский рынок юридических услуг небольшой и очень фрагментированный. Добиться успеха международной юрфирме, работая исключительно на внутреннем рынке, невозможно. Есть проекты из США, Канады, Китая — именно в этих юрисдикциях наиболее заметны преимущества наших объединений. Зачастую это комплексные проекты, в которых мы выполняем часть работы, касающейся Восточной Европы.

Это те проекты, которых у нас не было до объединения. Возьмем, к примеру, реструктуризацию внешнего суверенного долга — наша фирма принимала участие в этом проекте со стороны группы держателей украинских облигаций во главе с Franklin Templeton Investments, одним из крупнейших частных кредиторов Украины.

Что касается экспорта, то мы теперь имеем возможность рекомендовать украинским клиентам наши офисы в юрисдикциях, где раньше нас не было или мы были представлены недостаточно. Это те же США, Китай, а также Великобритания и даже Африка. Раньше в Лондоне у нас был небольшой офис, что ограничивало наши возможности работать с проектами крупных международных банков, а сейчас мы лидеры в Лондоне по целому ряду направлений.

 

— Правильно ли я понимаю, что объем экспорта, проходящего через ваш офис, пока меньше поступающих проектов, то есть украинский бизнес еще не готов генерировать существенные объемы работы для юристов?

— К сожалению, это действительно так. Крупные украинские структуры чувствуют себя не лучшим образом. Работа для внешних юридических консультантов, конечно, есть, но ее объемы существенно сократились. К примеру, сейчас никто не говорит о выходе на международные рынки капитала, об IPO. Такие сегменты украинского рынка, как слияния и поглощения, недвижимость, фонды частного инвестирования находятся в замороженном состоянии. В то же время наблюдается существенный спрос на реструктуризацию, в том числе банковскую. Мы также занимаемся подобными проектами и, считаю, делаем больше других.

Вместе с тем украинский бизнес активно думает о внешних рынках, а некоторые компании уже идут в те регионы, где мы представлены. Опять же, у нас много запросов, может, и не всегда полностью юридических, но касающихся общей оценки инвестиционной ситуации, например, в Китае, Канаде, Германии, Польше, странах Африки и Ближнего Востока.

 

— С какими вопросами преимущественно обращаются западные клиенты? Они видят перспективы инвестирования в Украину или только присматриваются?

— Пока только присматриваются. Рынок очень интересный, но вместе с тем и сложный. Есть и стагнация, и отсутствие инвестирования. С другой стороны, есть ниши высокой активности: ИТ, агросектор, фармацевтика. Очень интересным бизнесом остается энергетика, как традиционная добыча нефти и газа, так и альтернативная энергетика, даже несмотря на изменения в тарифе.

Но в целом крупные иностранные инвесторы присматриваются и ждут. Ждут реструктуризации госдолга, ждут урегулирования ситуации на востоке страны, ждут реформ.

 

— Каких именно?

— Налоговой, регулятивной, судебной. Для тех, кто хочет системно развивать бизнес в Украине, очень важна налоговая реформа. Инвесторы хотят, чтобы стало меньше бюрократии. Конечно же, коррупция (как я мог о ней забыть?), включая перемены в прокуратуре и судах.

 

— Ввиду такой экономической и политической ситуации изменяются ли условия ведения юридического бизнеса, и что бы вы отметили в качестве основного тренда года в Украине?

— Существует элемент политизации юрбизнеса, раньше такого не было. Равно как и не было столь заметной миграции юристов во властные структуры. Политизация проявляется и в том, что под прицел общественности попадают коллеги, представляющие интересы определенных лиц и групп, например, российского бизнеса. Я не готов здесь дискутировать об этических аспектах ситуации, но тренд очевиден.

Рынок стал боле разноплановым. Время, когда юридические фирмы обслуживали определенные группы, и это давало им лицензию на сытое будущее, прошли. Сейчас практику необходимо дифференцировать. Ориентироваться на одного клиента или лишь на одну практику стало рискованно. Для того чтобы выжить на этом рынке, практика юрфирмы должна быть хорошо сбалансирована.