ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Интеллектуальная собственность

Юлия Семений,

Родилась в г. Новгороде. В 2001 году окончила Международный научно-технический университет (магистр права), в 2006 году — Институт интеллектуальной собственности и права. Начала трудовой путь с должности юрисконсульта в ООО «А. Пригоф и Партнеры». С 2004-го по 2014 год работала в АК «Коннов и Созановский». В мае этого года присоединилась к партнерскому составу ЮФ «Астерс». Специализация: интеллектуальная собственность, защита от недобросовестной конкуренции, ­медиаправо и судебная практика. Рекомендованный юрист в сфере интеллектуальной собственности согласно ведущим международным справочникам. Обладатель «Юридической премии 2010 года» в номинации «Лучший юрист по интеллектуальной собственности». Член Ассоциации юристов Украины, Всеукраинской ассоциации патентных поверенных.

Эффект защиты

«Процессуальное законодательство содержит неплохой набор инструментов для эффективной судебной защиты в сфере интеллектуальной собственности»
отмечает Юлия Семений, партнер ЮФ «Астерс»

— Какие объекты интеллектуальной собственности чаще всего становятся предметом судебных разбирательств?

— Традиционно наибольшее количество споров касается знаков для товаров и услуг. Также много спорят об авторском праве в первую очередь на музыкальные произведения. Несколько меньше споров по промышленным образцам, изобретениям и полезным моделям, а также смежным правам. Однако следует отметить, что в ряде споров могут одновременно фигурировать несколько объектов. Так, иск о признании недействительным свидетельства на знак для товаров и услуг может быть подан на основании более ранних авторских прав. Либо же основанием для иска о признании недействительным патента на промышленный образец могут быть права истца на знак для товаров и услуг.

 

— Расскажите, пожалуйста, о последних судебных тенденциях защиты прав промышленной собственности.

— Хотя судебная защита сейчас идет во многом по проторенной за прошедшие годы дорожке, можно отметить, что украинские суды проявляют большую широту и самостоятельность взглядов при рассмотрении споров о защите прав интеллектуальной собственности. Это, безусловно, логичное и необходимое развитие ситуации, поскольку интеллектуальная собственность — специфическая отрасль права, в которой решение многих вопросов зависит от оценочных суждений и субъективных мнений — по вопросам сходства, смешения и т.д. Игнорировать упомянутую специфику было бы неправильно. К примеру, суды стали больше внимания уделять изучению и критической оценке заключений судебной экспертизы, и все чаще встречаются случаи, когда заключение эксперта не отвергается, но и не закладывается в основу решения целиком и безоговорочно. В исках о досрочном прекращении свидетельств на знаки для товаров и услуг в связи с неиспользованием более гибко применяются требования доказать нарушение прав и интересов истца. В отдельных случаях такие иски были удовлетворены в силу конфликта оспариваемой регистрации с уже существующими регистрациями знаков истца, а не только возможностью отказа в регистрации знака по поданной истцом заявке.

 

— С какими проблемами сталкиваются стороны при оспаривании патентов на промышленные образцы?

— При оспаривании патентов на промышленные образцы проблемы возникают прежде всего у истца и касаются они доказывания оснований для признания патента недействительным (как правило, это отсутствие новизны или выдача патента вследствие подачи заявки с нарушением прав третьих лиц). Эти проблемы обусловлены спецификой правовой охраны промышленного образца, а именно тем, что единственным критерием патентоспособности промышленного образца является новизна, и при этом объем правовой охраны определяется совокупностью существенных признаков, представленных на внесенном в реестр изображении изделия. Поскольку патент не закрепляет как такового перечня существенных признаков, а отсылает к изображению, а тем более ввиду отсутствия единой методики исследования возможны различные практические подходы по определению существенных признаков, которые «на выходе» могут дать разный объем охраны одному и тому же объекту. При этом исследование сходства к промышленным образцам применяется только в случае, когда основанием для иска является нарушение прав на торговую марку, да и то в специфическом объеме, поскольку сравнивать необходимо ту же совокупность существенных признаков. Предполагается, что ситуация несколько изменится с имплементацией в национальное законодательство положений Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, предусматривающего, что помимо новизны промышленный образец должен иметь индивидуальный характер, то есть общее впечатление, которое он производит на информированного пользователя, должно отличаться от общего впечатления, производимого каким-либо иным промышленным образцом.

 

— Насколько суды эффективны в борьбе с «патентным троллингом» в Украине?

— Что касается так называемого патентного троллинга, то роль судов здесь, как и в любом другом вопросе, сводится к рассмотрению споров по искам лиц, считающих, что их права были нарушены. Необходимо понимать, что суды обязаны следовать формальным требованиям законодательства, в том числе процессуального. То есть суды ограничены в оценке действий тех или иных лиц как злоупотребления правами интеллектуальной собственности. Например, если речь идет о получении патента (к примеру, на промышленный образец) с целью блокирования импорта или оборота уже существующего продукта, бизнес может оценивать такие действия как недобросовестные, но суд не может игнорировать наличие у владельца патента соответствующих имущественных прав. В целом это абсолютно правомерный и адекватный подход, хотя он и снижает эффективность борьбы с недобросовестными игроками рынка. Тут, опять же, необходимо говорить о мерах, сдерживающих злоупотребления, — начиная от общего повышения уровня правовой культуры в стране и заканчивая более эффективным механизмом взыскания ущерба, нанесенного такими злоупотреблениями.

 

— С учетом всех судебных проволочек, может, целесообразнее решать конфликты в досудебном порядке? Насколько такой вариант эффективен и реален в нынешних условиях?

— Возможность применения мер досудебного решения конфликта зависит от многих факторов, таких как обоснованность позиций сторон и их общие подходы к урегулированию споров, цель каждой из сторон, роль продуктов, с которыми связан спор, в бизнесе сторон и т.д. Немаловажную роль, особенно в наше время, играет и размер затрат на урегулирование спора — зачастую именно он становится решающим для сторон при принятии решения о досудебном урегулировании либо же заключении мирового соглашения. Поэтому урегулирование споров в досудебном порядке остается актуальным. Но также стоит учитывать, что во многих случаях длительность судебного рассмотрения может быть на руку одной из сторон (как правило — ответчику). Кроме того, поскольку законодательство делает крайне сложной задачу взыскания ущерба, а альтернатива в виде выплаты компенсации прямо предусмотрена только как способ защиты авторского права и смежных прав, судебное решение зачастую только предписывает прекратить незаконное использование, к примеру, торговой марки, и далеко не всегда это является серьезным наказанием для нарушителя.

 

— Нужно ли усовершенствовать нормы процессуального законодательства, чтобы сделать судебное рассмотрение дел в сфере интеллектуальной собственности более эффективным и результативным?

— На мой взгляд, процессуальное законодательство содержит неплохой набор инструментов для эффективной судебной защиты в сфере интеллектуальной собственности. Более того, не все эти инструменты используются достаточно активно (к примеру, истребование информации и документов в ходе подготовки к судебному заседанию, осмотр доказательств на месте). Поэтому в первую очередь следует говорить о необходимости внесения изменений в нормы материального права, а также корректного и своевременного применения существующих процессуальных норм. Конечно, нельзя исключать возможности злоупотребления процессуальными правами — так называемых процессуальных диверсий, однако полностью устранить их вряд ли возможно, ведь это привело бы к ущемлению прав участников процесса в целом.

 

— С учетом грядущего реформирования судебной системы, возможно, законодателю стоит рассмотреть вопрос о создании специализированного суда по интеллектуальным спорам?

— Вопрос создания специализированных «патентных» судов обсуждается уже давно. Безусловно, специализация повышает качество рассмотрения споров, однако создание отдельных судов — это не единственный путь решения проблемы, специализация возможна и реализуется в рамках существующей судебной системы. Думаю, в свете нынешней ситуации целесообразнее направить усилия на повышение эффективности специализации судей как таковой и рассмотрения споров в целом, а не на административно-хозяйственные вопросы, которые неизбежно возникнут и потребуют серьезных ресурсов в случае создания нового суда.