ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Интеллектуальная собственность

По году движения

Социальные, экономические, политические стрессы в этом году некритично повлияли на рынок интеллектуальной собственности. Юристы сетуют на недальновидность Госслужбы интеллектуальной собственности в определении своих задач и целей и просят более динамичной модели подхода к «интеллектуальным вопросам» для ИТ-бизнеса

КРИСТИНА ПОШЕЛЮЖНАЯ

Уходящий год для сферы интеллектуальной собственности прошел не хуже, но и не лучше, чем для других отраслей права. Разве что меньше (в сравнении с другими) заметны влияние военных действий на востоке страны и оккупация Крыма и больше — ратификация Соглашения об ассоциации с ЕС. А так все стабильно: не обновляемое годами специализированное законодательство, проблемы (ставшие уже извечными) с так называемым патентным троллингом, контрафактом, параллельным импортом. Впрочем, были и позитивные сдвиги: углубление сотрудничества национального ведомства с международными институциями и принятие методических рекомендаций по вопросам проведения экспертизы заявок на объекты промышленной собственности (Методические рекомендации).

Что касается законопроектной работы, следует упомянуть о разработке ряда законопроектов: о коллективном управлении имущественными правами субъектов авторского права и смежных прав, об урегулировании вопроса предоставления админуслуг в сфере интеллектуальной собственности. Была предпринята попытка (пока тщетная) реанимировать законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты прав интеллектуальной собственности в Интернете. Механизм защиты от пиратства в Сети никак не «оживет» на страницах закона в связи с конфликтом провайдеров и правообладателей. Первые не хотят нести ответственность за размещенный контент своих клиентов, вторые наивно полагают, что с блокировкой пиратского контента проблемы копирайта будут решены.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ИММУНИТЕТ

Интеллектуальная собственность хотя и является весьма обособленной сферой отношений, тем не менее не существует в полном вакууме и поэтому подвержена социальным, политическим и экономическим стрессам, как и другие сферы жизни. Совершенно очевидно, что любой рынок не терпит нестабильности, неопределенности и любых других факторов риска. Партнер ЮФ Aequo Александр Мамуня при этом отмечает, что рынок интеллектуальной собственности в Украине никогда не был развит и всегда находился на таком уровне, когда можно говорить только о том, что в стране существует набор определенных объектов интеллектуальной собственности, и на этом можно ставить точку. «Никаких системных трансферов технологий, глобальных лицензионных программ, масштабной коммерциализации, активной защиты и в конце концов рынка в полном понимании этого слова в Украине никогда не существовало. Это ситуация, когда наиболее крупные мировые игроки, желающие видеть украинский рынок (как подающий надежды) в стратегии своего развития, содержат минимально необходимый арсенал локальных инструментов ­интеллектуальной ­собственности в Украине, поскольку без такого минимального арсенала присутствие на каком-либо рынке просто невозможно для цивилизованной компании. При этом крайне мало держателей таких инструментов (портфелей прав интеллектуальной собственности) ими реально пользовались/пользуются с целью повышения эффективности своей деятельности в Украине», — комментирует г-н Мамуня.

По его словам, в описанной ситуации военные действия на востоке страны и оккупация Крыма, конечно же, негативно повлияли на активность действий игроков на рынке интеллектуальной собственности, но не драматически. Определенную неразбериху внесла оккупация Крыма: это связано с тем, что де-факто  территория полуострова подпадает под две юрисдикции — Украины и России. «Пока еще эти события не являются теми факторами, которые полностью вычеркивают Украину из стратегий развития глобальных бизнесов, а это означает, что ничего особо не меняется — рынок интеллектуальной собственности и дальше будет ­существовать в вялотекущем режиме, как и раньше. Национальные же бизнесы, к сожалению, никогда по-настоящему не делали погоды на украинском рынке интеллектуальной собственности», — говорит партнер ЮФ Aequo.

МЕТОДИЧЕСКАЯ НЕМОЩЬ

Государственная служба интеллектуальной собственности Украины нечасто балует профессиональное сообщество какими-либо разъяснениями и методической литературой, и предложенные в этом году Методические рекомендации и по промышленным образцам, и по знакам, и по изобретениям и полезным моделям — событие безусловно знаковое. Это, в частности, отмечает партнер МЮГ AstapovLawyers Наталия Мещерякова.

Но есть одно «но» — складывается впечатление, что эти рекомендации либо сильно отстали, либо изданы в спешке. По мнению г-жи Мещеряковой, ведомство в подготовке данных рекомендаций абсолютно не стремилось учесть, что сегодня, в условиях, когда закон о промышленных образцах не менялся много лет, именно Методическими рекомендациями можно было бы отчасти исправить сложившуюся практику абсолютно позорных регистраций чего угодно в качестве промышленных образцов. «Однако «центральный орган исполнительной власти, реализующий государственную политику в сфере интеллектуальной собственности», как мы можем наблюдать, не слишком дальновиден в определении своих задач и целей», — акцентирует внимание Наталия Мещерякова.

Когда рынок и профессиональное сообщество уже вовсю обсуждают понятие индивидуального характера промышленного образца, рассуждают о признаках продукта, обусловленных его технической функцией, рассчитывают, что имплементация положений Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС поможет решить ряд проблем, связанных, к примеру, с недобросовестными регистрациями промышленных образцов, центральный орган исполнительной власти очень странно понимает государственную политику в сфере интеллектуальной собственности в принципе.

Конечно, как признается г-жа Мещерякова, профессиональное сообщество не ожидало, что в Методических рекомендациях, утвержденных коллегией ведомства еще весной этого года (до подписания экономического блока Соглашения с ЕС), будут разъясняться понятия, которых еще нет в национальном законодательстве (а судя по содержанию обнародованного проекта Национальной стратегии развития сферы интеллектуальной собственности на период до 2020 года, мы их там еще и не скоро увидим — не ставит ведомство в ближайшей перспективе задачу разработать механизм имплементации положений Соглашения), но учесть реалии и предложить Методическими рекомендациями отчасти исправить ситуацию ведомство вполне могло.

ЦИФРЫ ИЗ ЗАЛА СУДА

Первое полугодие 2014 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года характеризовалось неизменностью количества поступлений дел в спорах, связанных с защитой прав на объекты интеллектуальной собственности для местных хозяйственных судов, и увеличением на 16 % количества дел, поступивших на рассмотрение апелляционных хозяйственных судов. При этом расположение хозяйственных судов Донецкой и Луганской областей, Донецкого апелляционного хозяйственного суда в зоне проведения АТО, по словам секретаря четвертой судебной палаты Высшего хозяйственного суда Украины Игоря Бенедисюка, не повлияло на общую тенденцию увеличения количества поступлений дел по спорам, связанным с защитой прав на объекты интеллектуальной собственности, поскольку подавляющее большинство дел данной категории рассматривается Хозсудом г. Киева, хозсудами Киевской, Днепропетровской, Одесской и Харьковской областей, а меньше всего таких дел рассмотрели хозяйственные суды Ивано-Франковской, Тернопольской и Хмельницкой областей.

В І полугодии этого года в процентном соотношении поступление кассационных жалоб данной категории увеличилось на 35 % в сравнении с соответствующим периодом 2013 года, а количество рассмотренных дел — на 30 %. Подавляющее большинство дел в спорах этой категории, рассматриваемых хозяйственными судами Украины, связаны с защитой авторского права и смежных прав (49 %), защитой прав на объекты промышленной собственности (34 %), признанием правоохранных документов недействительными (17 %). Игорь Бенедисюк уточняет, что в январе-сентябре 2014 года в категории дел по спорам, связанным с защитой прав на объекты интеллектуальной собственности, наибольшее количество жалоб приходится на дела относительно защиты авторского права и смежных прав — 34 жалобы, из них можно выделить такие подкатегории, как взыскание компенсации за нарушение имущественных авторских прав, взыскание авторского вознаграждения, взыскание отчислений, предусмотренных статьей 42 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах», понуждение к заключению договора о выплате вознаграждения (роялти), прекращение действий, нарушающих авторское право, признание договора о передаче прав на использование произведений недействительными и др.

Г-жа Мещерякова в свою очередь считает, что регистрация объектов интеллектуальной собственности и споры в судах — индикаторы состояния экономики: все процессы в производстве и в торговле видны как на ладони. «Да и тенденции в обществе в целом очевидны, поэтому перспектива у нас есть лишь в том случае, если мы примем европейские цивилизованные правила ведения бизнеса», — прогнозирует комментатор.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Партнер практики ИT и медиаправа АО «Юскутум» Дмитрий Гадомский обращает внимание на «интеллектуальную сторону» рынка информационных технологий. Именно там, по его словам, стоит ожидать перспектив. Так, Украина уже несколько лет является одним из лидеров по офшорному программированию, у нас размещают свои R&D-центры сотни иностранных ИТ-компаний. Дмитрий Гадомский говорит, что до определенного момента эта индустрия не нуждалась в развитой системе интеллектуальной собственности. Но в этом году Украина попала в двадцатку стран с самым большим количеством образовывающихся инновационных компаний. То есть в Украине стали появляться компании, основной актив которых — высокотехнологичные разработки. И когда этот бизнес вплотную столкнулся с национальными особенностями регулирования прав интеллектуальной собственности, он остался недоволен.

«Нашу сферу интеллектуальной собственности очень хорошо характеризует мнение иностранных инвесторов: «Если ваши права интеллектуальной собственности зарегистрированы в Украине, значит, у вас нет прав», — цитирует г-н Гадомский, дополняя, что с этим утверждением можно и нужно спорить, однако целесообразнее понять причины такой точки зрения и попытаться ее изменить.

По словам адвоката, сейчас разные группы специалистов работают над десятком законопроектов в сфере интеллектуальной собственности, причем движение идет не только в сторону ужесточения законодательства и предоставления изобретателям и авторам больших прав. «Наоборот, ИТ-бизнесу необходимо создать более динамичную модель, при которой на первый план выйдет возможность компании реализовать свою идею лучше и качественней конкурента, вместо того чтобы просто держать патент и судиться со всеми, кто разрабатывает что-то похожее», — убежден Дмитрий Гадомский.

Но это еще не все. Похожая ситуация и с авторским правом, излишний формализм которого не позволял использовать при разработке код, распространяемый на основании открытых лицензий. Кроме этого, по словам Дмитрия Гадомского, мы находимся в перманентном состоянии ожидания изменения законодательства в сфере защиты авторских прав в Интернете. Кстати, лоббистами этих изменений являются компании, расцвет бизнеса которых приходился на конец прошлого века, тогда как оппонентами таких изменений выступают компании, развивающиеся прямо сейчас: онлайн-кинотеатры и сервисы обмена музыкой.

Вторым существенным катализатором изменений в сфере ИС стало распространение 3D-печати. «Пока правообладатели нематериальных активов, например, игр, все еще пытаются бороться с нарушениями их прав в Интернете, энтузиасты вовсю штампуют персонажей игр или, что еще хуже, распространяют такие модели посредством Интернета. При этом формально нарушения авторских прав, прав на патент не происходит», — обращает внимание эксперт. Стало быть, решением именно этих проблем будет заниматься сфера интеллектуальной собственности в следующем году.

Что касается перспектив отрасли, то необходимо упомянуть о том, что в октябре этого года председатель Государственной службы интеллектуальной собственности Николай Ковиня был уволен с занимаемой должности по собственному желанию (он подлежал увольнению согласно Закону Украины «Об очищении власти»). По всей видимости, нового руководства центрального органа исполнительной власти следует ожидать уже в новом году. Поэтому совершенно очевидно одно — 2015 год для сферы интеллектуальной собственности станет годом перемен.

Лидеры рынка. Интеллектуальная собственность

АВТОРИТЕТНЫЕ ЮРИСТЫ*
МИХАИЛ ДУБИНСКИЙ
(«ДУБИНСКИЙ И ОШАРОВА»)
АНТОНИНА ПАХАРЕНКО-АНДЕРСОН
(«ПАХАРЕНКО И ПАРТНЕРЫ»)
ВЕДУЩИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ФИРМЫ
1 «ПАХАРЕНКО И ПАРТНЕРЫ»
2 «ДУБИНСКИЙ И ОШАРОВА»
3 «ВАСИЛЬ КИСИЛЬ И ПАРТНЕРЫ»
4 BAKER & MCKENZIE
5 «КОННОВ И СОЗАНОВСКИЙ»
ВЕДУЩИЕ ЮРИСТЫ
1 ЯРОСЛАВ ОГНЕВЬЮК
(«ДУБИНСКИЙ И ОШАРОВА»)
2 АЛЕКСАНДР ПАХАРЕНКО
(«ПАХАРЕНКО И ПАРТНЕРЫ»)
3 АЛЕКСАНДР МАМУНЯ
(AEQUO)
4 РУСЛАН ДРОБЯЗКО
(BAKER & MCKENZIE)
5 ЮЛИЯ СЕМЕНИЙ
(«АСТЕРС»)
ДРУГИЕ ИЗВЕСТНЫЕ ЮРИСТЫ*
ОЛЕГ ЖУХЕВИЧ
(«ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ»)
ИРИНА КИРИЧЕНКО
(«ИЛЬЯШЕВ И ПАРТНЕРЫ»)
АНТОН КОВАЛЬ
(«ДУБИНСКИЙ И ОШАРОВА»)
ЮРИЙ КРАЙНЯК
(JURIMEX)
ТАРАС КИСЛЫЙ
(«ЕГОРОВ, ПУГИНСКИЙ, АФАНАСЬЕВ И ПАРТНЕРЫ»)
МАЙЯ ЛЬГОВА
(«ГРИЩЕНКО И ПАРТНЕРЫ»)
НАТАЛИЯ МЕЩЕРЯКОВА
(ASTAPOVLAWYERS)
МАРИЯ ОРТИНСКАЯ
(IPSTYLE)
АЛЕКСАНДР ПАДАЛКА
(SAYENKO KHARENKO)
АЛЕКСЕЙ ФИЛАТОВ
(АДМИНИСТРАЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ, ранее — «ВАСИЛЬ КИСИЛЬ И ПАРТНЕРЫ»)

* — В алфавитном порядке.

Источник: Ukrainian Law Firms 2014. A Handbook for foreign clients