ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Налоговая практика

Павел Ходаковский,

Родился 23 февраля 1977 года в г. Львове. В 1999 году окончил Институт международных отношений при Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко (магистр международного права, переводчик с английского языка). В 2006 году окончил Дипломатическую академию Украины при МИД Украины (магистр внешней политики). До сотрудничества с АО Arzinger возглавлял Управление международно-правовой деятельности Секретариата Уполномоченного Верховного Совета Украины по правам человека, участвовал в разработке и реализации совместных проектов в области прав человека с такими международными организациями, как ПРООН, ОБСЕ, Совет Европы.
Павел Ходаковский является сертифицированным специалистом НКЦБФР по управлению активами. В 2014 году был избран вице-президентом Ассоциации налоговых советников.
Возглавляет практики трудового, налогового права АО Arzinger.

По больному счету

«Выведение НДС-счетов похоже на определенный эксперимент, результат которого пока не могут спрогнозировать до конца ни власть, ни бизнес»
считает Павел Ходаковский, партнер АО Arzinger

— Как вы оцениваете Концепцию реформирования налоговой системы, подготовленную Кабинетом Министров Украины?

— Очевидно, что запрос на изменения, сформированный Майданом, не мог обойти такую чувствительную для общества сферу, как налогообложение. В свою очередь, кадровые изменения в правительстве и руководстве Государственной фискальной службы происходили на фоне осознания необходимости проведения существенных реформ в области налогообложения: отказа от практик предыдущей власти и внедрения новой философии отношений между бизнесом и государством.

В то же время конечный продукт такой работы в виде концепции реформирования налоговой системы Украины, подготовленный Кабинетом Министров Украины, и предложенные изменения в действующее налоговое законодательство Украины вряд ли можно расценивать как всеобъемлющую реформу, которую ожидало общество и которая способна кардинально улучшить нынешнее состояние дел в налоговой сфере.

Это скорее предложения по улучшению действующей налоговой системы, которые, с одной стороны, могут смягчить некоторые ее болевые точки (уменьшение количества налоговых разниц и количества ограничений по возможности отнесения на затраты, реформирование ЕСВ), а с другой — не задевают действующих основ администрирования сбора налогов и не дают ответа на вопрос: «Налоговую систему с какими параметрами мы хотим в конце концов построить?».

Понятно, очень тяжело фактически в военное время, когда ресурсов не хватает, проводить реформы, результатом которых может стать временное уменьшение налоговых поступлений, и здесь правительству и нынешнему руководству Государственной фискальной службы Украины не позавидуешь, однако должно быть четкое понимание: общество требует именно кардинальных изменений в налоговой сфере и только косметическими преобразованиями здесь не обойтись.

 

— Остро стоит вопрос специальных счетов по НДС. Будут ли они введены и справедливы ли опасения бизнеса относительно их негативного влияния на текущую деятельность компаний в ­Украине?

— На данный момент изменения в Налоговый кодекс Украины, которыми определен новый порядок администрирования НДС, приняты и, если не последует никаких изменений, будут введены в действие с 1 января 2015 года. Цель, которую преследует правительство, внедряя предлагаемые новшества, достаточно очевидна: создать автоматические механизмы, позволяющие минимизировать масштабные злоупотребления в сфере оборота НДС, фактически введя принцип «НДС-кредит только против уплаченного НДС-обязательства».

Однако предварительный анализ и моделирование возможного влияния данного закона на реальный бизнес порождает много вопросов. Особое опасение связано с угрозой «вымывания» части оборотного капитала вследствие авансирования выплат налоговых обязательств в бюджет, с чем вынуждено будет столкнуться большинство украинских компаний.

Среди других возможных негативных последствий принятого закона следует отметить отсутствие механизма учета отрицательного значения НДС, сформированного до начала 2015 года, и как следствие фактическое узаконивание невозврата НДС в этой части, негибкость в использовании средств на специальных счетах по НДС, зависимость плательщика налога от добросовестности его контрагента и т.п.

В целом введение НДС-счетов похоже на определенный эксперимент, результат которого пока не может спрогнозировать до конца ни власть, ни бизнес. При этом нет уверенности, что новая система действительно позволит решить проблему злоупотреблений с НДС.

 

— Как вы оцениваете перспективу проведения налоговой амнистии или налогового компромисса?

— В условиях сложившихся постреволюционных реалий данная инициатива является, безусловно, актуальной и поддерживается основной массой и бизнеса, и политиков, поскольку позволяет в правовом поле урегулировать ситуацию «добровольно-принудительного» нарушения налогового законодательства, имевшую место при предыдущей власти, многими украинскими компаниями. Вместе с тем находящийся на рассмотрении Верховной Рады Украины законопроект о налоговом компромиссе содержит в себе ряд юридических неувязок, которые требуют доработки при его принятии в конечной редакции. К тому же уже сейчас можно прогнозировать много сложностей при имплементации данного закона ввиду того, что в нем заложены существенные дискреционные полномочия налоговых органов. 

В то же время важно, чтобы остался неизменным основной лейтмотив данного законопроекта — налоговый компромисс, то есть разовое действие, направленное на то, чтобы бизнес «закрыл» период, связанный с вынужденным нарушением налогового законодательства, и вел дальше дела с чистого листа. В отличие от такого подхода амнистия — это обычно попытка привлечь дополнительные средства в бюджет в обмен на легализацию определенной части незадекларированного капитала или прибыли, которая теоретически может применяться неограниченное количество раз. И здесь следует быть осторожным, поскольку использование амнистии, особенно неоднократное, создаст иллюзии у налогоплательщиков относительно того, что сейчас налоги платить не стоит, поскольку потом, воспользовавшись амнистией, можно будет заплатить меньше.

В этом контексте хотелось бы отметить следующее: только тогда, когда бизнес и общество будут знать и иметь возможность проконтролировать, куда идут уплачиваемые ими налоги, а также понимать и ощущать, что они возвращаются дополнительными благами в виде улучшений в сфере медицины, образования, иной социальной инфраструктуры, у бизнеса появится естественное желание платить налоги в полном объеме. К счастью, предпосылки для этого есть.

— Как в целом изменился характер работы налоговых юристов за последний год?

— Наверное, охарактеризовать среду, в которой приходится работать украинским налоговым (и не только) юристам в последний год можно так: это уже ставшие традиционными постоянные изменения действующего законодательства, которые в этом году происходили на фоне кардинально новых вызовов и проблем, возникших в связи с событиями, имевшими место в Крыму и на востоке Украины.

Ввиду дуализма правового поля, действующего в Крыму, юристам приходится искать неординарные решения, чтобы помочь крымским клиентам сохранить их активы и бизнес на полуострове, а также определиться с тем, как вести деятельность дальше. Это связано в первую очередь с завершением переходного периода, установленного до 31 декабря 2014 года российским законодательством, в рамках которого украинские компании с крымской пропиской должны определиться с форматом своей дальнейшей деятельности в Крыму: эвакуироваться на материк, перерегистрироваться по законодательству РФ в качестве юридического лица либо филиала российского нерезидента или действовать как-то иначе. Накатывается волна подобных проблем в связи с ситуацией на Донбассе, и для их решения потребуется активное вовлечение юристов…

 

— Чему уделяли внимание юристы в этом году помимо непосредственной работы?

— Следует отметить, что текущий год характеризовался как никогда активным участием юристов в разнообразных гражданских инициативах: «Реанимационный пакет реформ», «Нова Країна» и других, в рамках которых нарабатывались идеи по законодательному изменению системы налогообложения в стране. Многие коллеги участвовали также в работе разнообразных комиссий, созданных при Министерстве экономического развития и торговли, Министерстве финансов и Государственной фискальной службе, решающих схожие цели в контексте реформирования налоговой системы Украины.

В числе уже упомянутых общественных инициатив нельзя не упомянуть и об инициативе налоговых юристов, осуществляющих профессиональную деятельность в рамках адвокатских компаний, в корпоративном секторе и в публичной сфере, вылившейся в создание новой общественной организации — Ассоциации налоговых советников, главная цель которой состоит в объединении интеллектуальных усилий налоговых специалистов для улучшения качества системы налогообложения в Украине.