ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Судебная практика

Наталия Мисник,

Родилась в г. Чернигове. В 2007 году окончила Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко по специализации «Суд. Прокуратура. Адвокатура. Нотариат». Начинала карьеру с должности главного юрисконсульта ГАК «Хлеб Украины». Затем выполняла функции корпоративного юриста в группе компаний «Фактор». С 2009-го по 2012 год оказывала юридическое сопровождение решений корпоративных конфликтов и M&A в группе компаний «Тект». В 2012 году присоединилась к команде ЮФ «Гвоздий и Оберкович» в должности юриста. С 2014 года — руководитель судебной практики фирмы. Имеет значительный опыт в сфере административного, хозяйственного и гражданского судопроизводства.

Креативная зона

«Подтверждение правильности налогового учета — тот случай, когда юрист может и должен проявить креатив»
говорит Наталия Мисник, руководитель судебной практики, старший юрист ЮФ «Гвоздий и Оберкович»

— Какие категории налоговых споров сегодня чаще других передаются на рассмотрение судов? Кто обычно выступает инициатором?

— Лидерами среди налоговых споров, как и прежде, остаются споры, связанные с администрированием налогов, реализацией налогового контроля и погашением налогового долга.

Истцом, как правило, выступает именно налогоплательщик. По статистике Высшего административного суда Украины (ВАСУ), в первом полугодии 2014 года им было пересмотрено 6 253 налоговых дела, из которых только 179 — по заявлениям органов фискальной службы.

Приятно отметить, что большинство налоговых споров разрешается в пользу налогоплательщиков. Такая статистика свидетельствует о том, что на сегодня в спорах с фискальными органами именно суд является наиболее действенным способом защиты.

 

— Чем можно пояснить эту тенденцию?

— Законодательством предусмотрен несудебный (административный) порядок разрешения налоговых споров, когда налогоплательщик имеет право обжаловать незаконное решение в вышестоящем органе налоговой службы. Однако в нашей стране институт административного разрешения налоговых споров практически не функционирует. Например, согласно статистике Государственной фискальной службы Украины, в настоящее время в административном порядке отменяется лишь 6 % налоговых уведомлений-решений, в то время как в Германии этот показатель достигает 42 %, а в США — 90 %.

Не рассчитывая на то, что жалоба будет рассмотрена в административном порядке с положительным для них результатом, налогоплательщики предпочитают обращаться за защитой своих интересов непосредственно в суд. При этом большинство судебных споров можно назвать типичными. Это неоправданно увеличивает нагрузку судей и влечет значительное увеличение времени судебного рассмотрения. Суды перегружены делами, которых можно было бы избежать в случае надлежащего функционирования института досудебного урегулирования.

Очевидно, что система административного обжалования налоговых решений требует реформирования. Но пока этого не произошло, суды были и остаются единственным надежным способом защиты интересов налогоплательщиков в налоговых спорах.

 

— Что-то изменилось в судебной практике по налоговым спорам?

— Подходы административных судов к разрешению налоговых конфликтов в целом остались прежними. Как и ранее, значение в таких делах имеет установление реальности хозяйственных операций, а также наличие у налогоплательщика деловой цели.

При этом суды руководствуются принципом превалирования сути над формой. Этот принцип сводится к тому, что для целей налогообложения учитываются в первую очередь экономические последствия, а не оформление хозяйственных операций. Такой подход дает возможность отстоять свое право на налоговую выгоду при наличии некоторых недостатков в оформлении первичных документов, в частности, при отсутствии отдельных реквизитов, допущении арифметических, грамматических, цифровых ошибок и описок. Основное требование к первичному документу — способность с его помощью идентифицировать содержание удостоверенной им хозяйственной операции, а также ее участников. Так, ВАСУ в своих постановлениях от 5 декабря 2013 года по делу № К/9991/56409/11 и от 23 мая 2013 года № К/9991/16034/11 отсы­лает к нормам статьи 4 Закона Украины «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине», согласно которым бухгалтерский учет и финансовая отчетность строятся на таких основных принципах, как превалирование сути над формой, а именно: операции учитываются согласно их содержанию, а не только исходя из юридических норм. Также суд отмечает, что мнение налогового органа об отсутствии товарно-транспортных накладных, путевых листов и прочих документов вообще не касается формирования налогоплательщиком затрат и налогового кредита.

 

— Применяется ли судом презумпция добросовестности налогоплательщика?

— Согласно этому принципу, плательщик налогов не может нести ответственность за нарушения, допущенные другими лицами, если не было доказано его непосредственное участие в правонарушении. Ранее суды придерживались единой позиции: дефектность и даже фиктивность контрагента налогоплательщика сама по себе не свидетельствует об осведомленности налогоплательщика о противоправном характере деятельности его контрагентов и, соответственно, о дефектности хозяйственных операций.

Сейчас подход судов несколько изменился. Теперь суды считают, что налогоплательщик может нести ответственность за недобросовестность своего контрагента, поскольку он сам его выбирал, следовательно, должен быть предусмотрительным.

Например, в определении ВАСУ от 26 июня 2014 года по делу № К/800/15689/14 суд отметил, что «участники хозяйственного оборота должны проявлять разумную предусмотрительность, поскольку последствия выбора недобросовестного контрагента возлагается на самих участников».

Таким образом, налогоплательщик ныне обязан в суде доказывать свою предусмотрительность в выборе контрагента. «Предусмотрительный на­ло­гоплательщик» может, в частности, подать доказательства проверки своего контрагента на предмет налоговой добросовестности по всем доступным базам данных, кроме этого, подать доказательства, подтверждающие обос­нованность такого выбора. Иными словами, налогоплательщик в суде обязан доказывать: реальность задекларированных хозяйственных операций; наличие деловой цели; свою добросовестность и предусмотрительность при выборе контрагента; соблюдение норм налогового законодательства относительно содержания и последствий для налогового учета соответствующей операции.

 

— Какие документы будут служить для суда доказательством того, что хозяйственная операция была реальной?

— С учетом разнообразия хозяйственных операций исчерпывающего перечня документов, подтверждающих правильность налогового учета, нет и не может существовать.

Налогоплательщик сам заинтересован в том, чтобы доказать товарность операций, поэтому лучше подавать все документы, которые есть в наличии. Лишних доказательств не бывает.

Кроме того, не стоит забывать, что суд учитывает разумность и добросовестность поведения участников спора. Налогоплательщик, которому нечего скрывать, всегда сочтет разумным подать все имеющиеся у него документы для подтверждения своей правоты и не будет прикрываться нормами процессуального права, возлагающими бремя доказывания на представителей налоговой службы.

Помимо стандартной первичной документации мы советуем подавать все документы, которые могут подтвердить реальность сделки. Фантазия юриста в таких ситуациях не должна ограничиваться никакими рамками. Это именно тот случай, когда юрист может и должен проявить креатив. В нашей компании мы разработали совершенно новый подход к сбору и предоставлению доказательной информации в налоговых спорах. Во-первых, мы обеспечиваем предоставление в суд бухгалтерской документации, подтверждающей не только движение товара по цепочке поставщиков, но и наличие у участников товарооборота финансовой заинтересованности в проведении сделки. К тому же в каждом деле мы привлекаем свидетелей со стороны контрагента, оформляем фотоотчеты, обеспечиваем проведение независимых аудиторских проверок.

В целом можно констатировать, что сегодня налогоплательщики имеют множество способов и возможностей для защиты своих интересов в спорах с налоговыми органами. Одержать победу несложно, если тщательно подходить к формированию доказательной базы и выстраивать юридически грамотную правовую позицию в отношении обжалования каждого неправомерного действия (решения) фискального органа.