ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Отрасли экономики | Энергетика и Природные ресурсы

Евгений Шкребец,

Родился в г. Харькове в 1971 году. Окончил Национальную юридическую академию им. Ярослава Мудрого в 1996 году. Юридической практикой занимается с 1992 года. С 2002 года — управляющий партнер адвокатского объединения «Шкребец и Партнеры». Основная специализация: налоговое право, энергетика, корпоративное право, судебная практика. Входит в состав Квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Харьковской области.

Расчет показателен

«Необходимо выстраивание на законодательном уровне прозрачной и понятной вертикали расчетов за потребленные энергоресурсы»
уверен Евгений Шкребец, управляющий партнер АО «Шкребец и Партнеры»

— В чем особенность правового статуса предприятий энергетического комплекса?

— Функционирование предприятий в сфере энергетики, прежде всего электрогенерирующих компаний (генераций), с точки зрения правового регулирования имеет ряд особенностей. Главная из них обусловлена нахождением этих компаний в качестве среднего звена в цепочке «поставщик — производитель — потребитель».

Основным ресурсом, из которого производится электрическая и тепловая энергия, продолжает оставаться природный газ. Если для производства электроэнергии приобретается газ, как правило, у коммерческих поставщиков, то для производства тепла или комбинированного производства (одновременного производства тепла и электроэнергии) газ поставляется так называемым гарантированным поставщиком — НАК «Нафтогаз Украины». Взаиморасчеты генераций с поставщиками с одной стороны и с потребителями с другой имеют массу нюансов.

 

— Какие проблемы возникают с расчетами, например, с НАК «Нафтогаз Украины»?

— В конце 2013 года — начале 2014 года большинство генераций столкнулось с проблемой оплаты «технического» природного газа, то есть газа, произведенная из которого тепловая энергия не доходит до конечного потребителя, а списывается на потери при транспортировке. Необходимо упомянуть важный момент: тепловая энергия для промышленных предприятий отпускается по одному тарифу, а для населения — по заниженному, и впоследствии эта разница в тарифах компенсируется государством. На каждую категорию потребителей рассчитывается свой объем «технического» газа. Так вот, НАК «Нафтогаз Украины» категорически не соглашался с распределением природного газа для производства тепловой энергии для населения и для промышленных потребителей, требуя, чтобы весь «технический» газ оплачивался по тарифам для промышленных потребителей. Сложилась абсурдная ситуация, при которой предприятия теплокоммунэнерго передавали генерациям одни данные о потребленном природном газе в пересчете на тепловую энергию разными категориями потребителей, а НАК «Нафтогаз Украины» требовал указывать в актах приема-передачи природного газа, которые готовили генерации, совершенно иные данные. Из-за пробелов в правовом регулирования данного вопроса ситуация зашла в тупик: акты приема-передачи природного газа за несколько месяцев не были подписаны, налоговые накладные не выдавались, вследствие чего огромные суммы уплаченного НДС в составе цены газа электрогенерирующие компании не могли включить в состав налогового кредита. В конечном итоге проблема была решена на уровне Кабинета Министров Украины.

 

— А с какими сложностями сопряжена деятельность по производству электроэнергии?

— Всю произведенную электрическую энергию генерации, как известно, продают одному юридическому лицу — государственному предприятию «Энергорынок», которое в дальнейшем распределяет ее по облэнерго, а уже последние доставляют конечному потребителю. Механизм расчетов ГП «Энергорынок» с генерациями, предусмотренный Законом Украины «Об электроэнергетике», не предполагает оплаты по принципу «сколько купил — за столько заплатил», расчет производится по специальному алгоритму, который рассчитывается для каждой энергогенерирующей компании отдельно и может меняться чуть ли не ежедневно. В целом складывается ситуация, при которой генерации получают от ГП «Энергорынок» денежные средства по указанному алгоритму не на всю сумму поставленной электроэнергии. Вследствие этого накапливается задолженность, которая может достигать десятков миллионов гривен. Взыскать же такую задолженность в судебном порядке не представляется возможным, поскольку на данный момент существует устоявшаяся практика, в том числе и Высшего хозяйственного суда Украины, признания оплаты с использованием упомянутого механизма законной.

 

— То есть на законодательном уровне были заложены основы для создания кризиса неплатежей?

— Так и есть. Но это еще полбеды. Важным аспектом в деятельности генераций является кризис неплатежей со стороны получателей тепловой энергии — предприятий теплокоммунэнерго. Задолженность здесь накапливается в гораздо большем объеме, чем за электрическую энергию. Дело в том, что практически все предприятия теплокоммунэнерго находятся в специальном реестре предприятий, участвующих в расчетах по Закону Украины № ­2711-IV («О мерах, направленных на обеспечение устойчивого функционирования предприятий топливно-энергетического комплекса»), что автоматически влечет за собой приостановление всех исполнительных производств по взысканию с таких предприятий задолженности за полученную тепловую энергию. Действие указанного закона неоднократно продлевалось, в последний раз — до 2016 года. Указанная ситуация не способствует дисциплине платежей в этой сфере. Понятно, что население рассчитывается за потребленное тепло не в полной мере, но невозможность принудительного взыскания задолженности с теплокоммунэнерго — не выход. Ведь в конечном итоге это негативным образом сказывается на расчетах за полученный природный газ и способствует накапливанию задолженности генераций перед поставщиками, в первую очередь НАК «Нафтогаз Украины». Отсюда — принудительная остановка ТЭЦ в межотопительный период, недовыработка электрической энергии и т.д.

 

— Какой же выход вы видите из этой ситуации?

— Необходимо выстраивание на законодательном уровне прозрачной и понятной вертикали расчетов за потребленные энергоресурсы.

 

— Упомянутые особенности статуса и вытекающие отсюда проблемы как-то отражаются на взаимоотношениях энергогенерирующих компаний с налоговыми органами?

— Особой специфики, связанной со статусом генераций, не существует, она не предусмотрена нормами Налогового кодекса Украины. Однако следует помнить, что, как правило, генерации — это достаточно крупные предприятия. Наравне со своей основной деятельностью — производством тепловой и электрической энергии — они осуществляют и вспомогательную: ремонт, модернизацию, переоснащение оборудования, закупку товаров, услуг. Для этих целей формируется годовой план закупок, который предполагает привлечение достаточно большого количества подрядчиков и поставщиков. Зачастую именно на стадии выполнения работ и поставки товаров у генераций возникают проблемы с налоговыми органами. Энергогенерирующие компании не имеют возможности отследить всю цепочку поставки товара (продукции), начиная от производителя, или контролировать выполнение работ исключительно персоналом подрядчика. В то же время в цепочке поставки товаров или выполнения работ возникают недобросовестные поставщики или субподрядчики, которые в целях минимизации налогообложения сотрудничают с так называемыми фиктивными компаниями. А налоговые органы, несмотря на фактическое выполнение работ или поставку товаров (продукции), считают, что все сделки в цепочке поставки товара (выполнения работ) вплоть до конечного получателя являются ничтожными. Это порочная практика, от которой следует уходить. Ответственность должно нести то юридическое лицо, которое сознательно идет на незаконную минимизацию налогообложения, а не его добросовестные контрагенты, и нами уже была сформирована положительная практика в этом направлении.