ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Отрасли практики | Корпоративное право и M&A

Ярослав Романчук,

Родился в 1964 году в г. Львове. В 1990 году окончил Ленинградский горный институт по специальности автоматизация и системная инженерия, в 2004-м — Киевский университет права Национальной академии наук Украины по специальности правоведение и квалификации юрист. Специализация: налоговое право, трансфертное ценообразование, корпоративное право, коммерциализация объектов права интеллектуальной собственности, налоговое планирование с использованием нематериальных активов, реструктуризация бизнеса, защита активов. Адвокат, управляющий партнер международного правового центра EUCON. Президент Ассоциации налоговых советников. Член Комиссии по налогообложению Международной торговой палаты (IСС) в г. Париж. Партнер глобального Альянса по вопросам трансфертного ценообразования (TPA Global) (г. Амстердам). Председатель Комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Польско-Украинской Хозяйственной Палаты (г. Варшава). Член Совета предпринимателей при Кабинете Министров Украины.

На Варшаву!

«Польша имеет все предпосылки стать полноценным окном в Европу для украинских предпринимателей»
уверен Ярослав РОМАНЧУК, управляющий партнер МПЦ EUCON

— Ваша компания — одна из немногих украинских юрфирм, у которой есть свой офис на территории ЕС — в Польше. Вы заранее готовились к евроинтеграции?

— С момента создания нашей компании, с 2006 года, мы имеем свой офис в Варшаве. В общей структуре наших клиен­тов около 75 % — нерезиденты, среди них очень большой процент компаний из Польши. Практически все крупные и средние польские компании являются либо были нашими ­клиентами.

Поэтому для простоты обслуживания, для обеспечения комфорта и качества предоставления наших услуг мы сразу открыли свое представительство в Европейском Союзе.

МПЦ EUCON мы создавали вместе с нашим коллегой, известным юристом из Польши Лешеком Ляховичем, занявшим должность старшего партнера компании и руководителя офиса в этой стране. До июля текущего года основная функция варшавского офиса состояла в предоставлении услуг иностранным инвесторам, которые имеют бизнес в Украине либо планировали начинать его здесь. Фактически офис на 95 % работал в одном направлении. Со второго полугодия ситуация кардинально изменилась, почти все инвесторы заморозили свои проекты, практически полностью приостановилось инвестирование в Украину, иностранный бизнес ожидает стабилизации ситуации, в первую очередь политической, а также прекращения военных действий на территории нашей страны.

Однако после подписания Соглашения об ассоциации заметно активизировался украинский бизнес, прежде всего экспортеры. Мы наблюдаем также серьезный интерес украинского инвестора к рынкам Евросоюза и к Польше в частности. Договор об ассоциации Украины с Европейским Союзом дает новые возможности для доступа на рынки ЕС, главное сейчас — правильно и своевременно этим воспользоваться. Наша цель — максимально направить опыт, знания и возможности на решение задач, поставленных клиентом.

 

— Почему у украинского бизнеса в столь сложный для страны момент активизируется интерес к европейскому рынку?

— В целом в Украине ситуация для бизнеса очень сложная: выживет тот, кто не сломается, кого не сломают, кто сможет найти в себе силы выстоять и диверсифицировать рынки сбыта своей продукции. Многие наши клиенты, думая о диверсификации и защите своих активов, переводят их в страны со стабильной экономикой, со стабильной правовой системой. Катализатором стало и то, что, с одной стороны, для украинского бизнеса почти полностью закрылся российский рынок и объемы экспорта на восточном направлении серьезно упали, а с другой — Евросоюз в одностороннем порядке создал льготные условия для украинских товаров, упразднив таможенные пошлины. Это стало одним из основных мотивов переориентации украинского бизнеса на другие рынки, в частности и на европейский. Польша при этом имеет все предпосылки стать полноценным окном в Европу для украинских предпринимателей.

 

— Смогут ли украинские товары быть конкурентоспособными на рынке ЕС?

— Мне трудно  судить обо всех экспортных позициях, но уверен: свободно может конкурировать продукция наших сельхозпроизводителей, пищевой отрасли, птицеводства.

Самой большой проблемой для украинских производителей остается сертификация и стандартизация продукции. Никогда не думал, что будем заниматься еще и этим вопросом, развивая новую практику в Польше. Но поскольку мы предоставляем клиентам полный комплекс услуг, пришлось освоить и это направление.

Получение сертификатов вообще и в сжатые строки в частности очень зависит от качества подготовленных документов. Именно поэтому важна помощь профессиональных юристов. Это тот случай, когда дать взятку или просто договориться с чиновником не получится — рассмотрение документов проходит без физического контакта с исполнителем, да и в принципе такой подход категорически неприемлем на европейском рынке.

 

— Какие вопросы преимущественно интересуют экспортеров в ЕС?

— Экспортеры ставят перед нами множество задач: сертификация украинской продукции, помощь в поисках новых рынков сбыта, участие в переговорных процессах с покупателями, договорная работа, таможенные процедуры, получение соответствующих лицензий, получение экспортных квот, вопросы, связанные с налогообложением, трансфертным ценообразованием, налоговым планированием и прочее.

 

— Каковы перспективы развития нового бизнеса в ЕС, ведь нас там никто особо не ждет?

— То что в Европе никто не ждет украинский бизнес с распростертыми объятиями — это правда, и необходимо понимать, что конкурировать придется на качественно новом уровне, «по-взрослому». Мы за последние несколько месяцев помогли трем своим клиентам открыть компании в Польше. Если говорить об отраслях, то это две компании сельскохозяйственного сектора и одна компания, которая занимается электронной коммерцией. Сейчас наши специалисты работают над интересным проектом — перенос производства в ЕС. Это производство сельхозтехники, и оно будет размещено в свободной экономической зоне. Следует сказать, что таких зон в Польше больше десяти.

Ряд проектов находится в стадии предварительного просчета и принятия решения инвесторами.

 

— Ощущается ли разница в работе с иностранными и отечественными клиентами?

— Разница есть. В первую очередь это серьезные отличия в подходе к работе. Иностранцев прежде всего интересуют правовые механизмы, а наш бизнес ищет возможности договариваться. Это то, что называют менталитетом. Но здесь нельзя обвинять наш бизнес, это порок нашей системы. У нас вся страна договаривается, приходится тратить очень много времени, чтобы ломать психологию и убеждать клиентов, что на первое место нужно ставить правовую составляющую.

 

— Насколько существенно отличается регулирование корпоративных правоотношений в Польше и в Украине?

— Наше законодательство, регулирующее корпоративные правоотношения, существенно отличается от европейского, и нас впереди ждет много работы по приведению его к стандартам ЕС. Термин «корпоративное право» редко используется в Польше, преобладает понятие prawo spoleka, то есть «право торговых обществ» в русском переводе. Все вопросы корпоративных правоотношений регулируются Кодексом торговых предприятий Республики Польша, который вступил в действие с 1 января 2011 года. В этом Кодексе имплементированы все предписания Европейского Союза. Поэтому украинскому инвестору в процедуре создания, приобретения, управления, прекращения, продаже компании в Польше следует руковод­ствоваться именно этим нормативно-правовым актом.