ДИРЕКТОРИЯ ЮФ

Отрасли практики

Защитный рефлекс

Снижение деловой активности в отдельных сферах иначе как коллапсом не назовешь. На первом месте у клиентов — забота о реструктуризации, оптимизации, экономии, а то и просто сохранении активов. Соответственно, трансакционной работы в чистом виде у юристов в этом году было немного

ЕВГЕНИЙ ПОДЛЕСНЫЙ

Абсолютное большинство юристов, работающих в консалтинговых практиках, текущий год характеризуют существенным сокращением количества сделок в корпоративной, банковской и финансовой сферах. Такая оценка очевидна, исходя из всем известных событий, происходящих в Украине с конца прошлого года.

Серьезные перемены в  стране обнажили существующие проблемы в экономике, поэтому «прежние экстенсивные модели развития, которые активно использовались корпоративным сектором, окончательно дали сбой и не имеют права на дальнейшее существование», — говорит Андрей Усенко, руководитель информационно-аналитического отдела МЮФ Integrites. Он отмечает, что «на фоне произошедших перемен намерения по проведению IPO и размещению еврооблигаций сменились предложениями по реструктуризации (мягкий вариант происходящего — «Метинвест Холдинг»), дефолтами и вынужденной реструктуризацией (жесткий вариант — агрохолдинг «Мрия») и усердным поиском финансовых ресурсов для поддержания текущей деятельности, что оказалось достаточно затруднительным. Планы по расширению бизнеса и его экстенсивному развитию сменились процессами оптимизации, тяжбами и арбитражами по просроченным долгам». А в банковском секторе процесс консолидации системы путем M&A и покупки портфелей кредитов сменился выводом банков из системы. «11 банков в процессе ликвидации и 15 с временной администрацией, которые, вероятнее всего, также будут ликвидированы», — приводит статистику Андрей Усенко. Максим Лебедев, старший юрист ЮФ «Гвоздий и Оберкович», обращает внимание на то, что количество запросов о ликвидации либо же о продаже компаний даже с существующим долгом увеличилось в несколько раз.

ИНВЕСТИЦИОННАЯ НЕУВЕРЕННОСТЬ

Политическая обстановка в Украине и отсутствие реальных реформ не способствуют иностранному инвестированию. Более того, у иностранных инвесторов была и частично остается обеспокоенность за свои ресурсы, что определило наиболее востребованные векторы юридической практики в инвестиционной сфере: обеспечение контроля над инвестициями в нестабильной ситуации, а также вывод таких инвестиций в безопасные юрисдикции. Актуальными остаются и вопросы по завершению начатых ранее инвестиционных проектов — немалое их количество испытывает трудности с финансированием. Намерения инвесторов при этом корректируются с учетом позиции Национального банка Украины (НБУ), запретившего, среди прочего, вывод иностранных инвестиций в виде дивидендов или поступлений от продажи корпоративных инвестиций. «Иностранные инвесторы, мягко говоря, в некотором недоумении, но во многих случаях имеют возможность прибегнуть к расчетам за инвестиции за пределами Украины», — комментирует ситуацию Антон Коробейников, советник ЮФ Sayenko Kharenko.

Еще одним знаковым шагом стало введение НБУ фактического запрета на досрочное погашение кредитов и займов, предоставленных нерезидентами. Как рассказал Антон Коробейников, вследствие этого «украинские заемщики, которые привлекали средства от иностранных кредиторов по кредитным договорам на базе форм Loan Market Association, сейчас находятся в состоянии технического дефолта из-за того, что обязательства по досрочному погашению стали противоречить украинскому законодательству».

«В целом после восьми месяцев действия запрета досрочных платежей можно сделать вывод о его отрицательном влиянии как на готовность иностранных кредиторов финансировать украинские компании, так и на внутригрупповое перемещение капитала», — отмечает Габриель Асланян, советник ЮФ «Астерс». Максим Лебедев также считает, что «политика НБУ по регулированию обращения иностранной валюты, а также общая обстановка в Украине заметно отпугнули иностранных инвесторов от старта новых бизнес-проектов». Но, несмотря на негативные оценки действий Национального банка Украины в 2014 году, юристы оптимистично смотрят в будущее и говорят о возможных постепенных смягчениях политики НБУ в отношении международных сделок по финансированию.

В то же время мощным направлением в рамках инвестиционной практики стало перераспределение контроля над инвестиционными активами в связи со сменой власти. «Не секрет, что хотя многие представители бывшей власти и не принимают участия в политических событиях и вообще стараются особо не светиться, контроль над своими капиталами они пока во многом сохраняют. Кое-кто реструктурировал компании, переводя активы за рубеж, кто-то постарался избежать санкций ЕС, уводя активы от наиболее одиозных лиц», — говорит Дмитрий Шемелин, юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры».

КОРПОРАТИВНЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

Уходящий год также принес немало законодательных изменений в сфере корпоративного права, еще больше перемен ожидается в году грядущем. Юрий Нечаев, юрист ЮФ «Авеллум Партнерс», среди важных изменений, которые предполагается внести в Закон Украины «Об акционерных обществах», указывает механизм сквиз-аут, который позволит крупному мажоритарию (95 % акций и более) принудительно выкупить (по рыночной цене) акции всех миноритариев), и механизм производного иска, позволяющий акционерам общества подавать иски против недобросовестных менеджеров.

Среди состоявшихся законодательных изменений, затрагивающих сферу корпоративных отношений и M&A, можно выделить новеллы о защите прав инвесторов, устранившие правовые коллизии  относительно регулирования отношений между владельцем и топ-менеджментом компании. Также в октябре с.г. были внесены изменения в законодательство, связанные с определением конечных выгодоприобретателей юридических лиц и публичных деятелей.

«Стоит отметить, что подход к международному структурированию изменился, и клиенты все больше обращают внимание на европейские юрисдикции, не имеющие статуса офшора. Такие тенденции также связаны с политикой украинского правительства о раскрытии бенефициара (конечного получателя выгоды) компаний, глобальной деофшоризацией и обменом налоговой информацией», — комментирует Максим Лебедев.

Как отмечает Александр Выговский, адвокат ЮФ «Ильяшев и Партнеры», существенно расширяются полномочия и повышается роль совета в управлении банком. «Согласно новым принципам формирования совета банка, в его состав должны избираться не только участники банка (их представители), но и независимые члены, причем последних должно быть не менее четверти от общего количества членов совета», — комментирует эксперт.

Хотя внесенные изменения и предусматривают критерии независимости членов совета банка, однако, по словам г-на Выговского, «не было сформулировано требование о том, что решение на заседании совета будет считаться принятым, если за него проголосует большинство независимых членов. Установление на законодательном уровне минимального количества членов совета также является положительным шагом (с учетом малочисленности нынешних советов многих банков), однако пять членов, на наш взгляд, недостаточно для эффективной работы данного органа».

ФИНАНСОВЫЙ ПЕССИМИЗМ

«За прошедший год на рынке юридических услуг в сфере банковского и финансового права преобладала тенденция к сокращению количества проектов. Падение спроса закономерно привело к увеличению конкуренции со стороны юридических фирм. Кроме того, изменился характер финансовых проектов: место сделок по привлечению нового финансирования заняли проекты по реструктуризации существующей задолженности», — говорит Антон Коробейников. Из финансовых сделок в 2014 году он выделяет реструктуризацию еврооблигаций VAB Банка, открывшую сезон немногочисленных банковских реструктуризаций в этом году, а также выпуск Украиной еврооблигаций, гарантированных США, который является беспрецедентным по своим условиям.

Среди успешных сделок в области финансирования за последний год можно также отметить финансирование Международной финансовой корпорацией ПАО «Мироновский хлебопродукт» на сумму 250 млн долл. США и финансирование Европейским банком реконструкции и развития совместно с Международной финансовой корпорацией и Черноморским банком торговли и развития ПАО «Концерн Галнафтогаз» на общую сумму 180 млн долл. США, которые сопровождались ЮФ «Астерс».

Но в целом будущее финансовых рынков юристы оценивают с большой долей пессимизма. Так, Дмитрий Шемелин говорит о том, что «на финансовых рынках наблюдается либо коллапс, либо его ожидание». В следующем году общие выплаты государства и предприятий перед иностранными заемщиками достигнут 50 млрд долл. США — таких денег в стране нет. «При подобном состоянии экономики и отсутствии очень энергичных и эффективных реформ ожидать долгосрочного рефинансирования бесполезно как государству, так и частным заемщикам. Поэтому Украина сейчас находится в преддефолтном состоянии, о чем свидетельствует и полностью оправданный уровень ее суверенных рейтингов. Соответственно, привлечение какого-либо долгосрочного финансирования практически исключается. Поэтому наиболее предусмотрительные должники уже начали процедуры реструктуризации, в том числе с позиции силы — путем обжалования кредитных, залоговых и лизинговых договоров. Банки в свою очередь подчищают юридические неточности в своих отношениях с заемщиками и тоже готовятся к реструктуризациям и взысканиям», — рассказал г-н Шемелин.

ТУМАННОЕ БУДУЩЕЕ

Делая прогнозы на предстоящий год, юристы говорят, что он во многом cтанет решающим для Украины. Предполагается, что существенная доля работы будет связана с урегулированием вопросов возврата задолженности. Так, Антон Коробейников ожидает дальнейшей концентрации на сделках по реструктуризации существующей внешней задолженности украинских банков и крупных корпоративных заемщиков. «Существует очень небольшая вероятность появления одной-двух сделок по привлечению новых средств с помощью инструментов структурированного финансирования, которые позволят свести к минимуму страновые риски, что поднимет их привлекательность до приемлемого для инвесторов уровня. На данный момент мы работаем над анализом таких инструментов и возможности их использования некоторыми украинскими заемщиками», — комментирует советник ЮФ Sayenko Kharenko. Андрей Усенко добавляет, что «нельзя исключать ни сделок в сфере M&A (инвесторы могут воспользоваться ситуацией), ни новых стартапов (диверсификация или переход в новые сектора)». Также будет немало работы по оптимизации бизнеса корпоративных клиентов и решению споров с госорганами.

Есть опасения, что начнутся массовые дефолты — так считает, в частности, Дмитрий Шемелин. Он предполагает, что банки, скорее всего, будут договариваться с заемщиками о какой-то форме реструктуризации, вероятно, с вхождением в капитал. «Также следует ожидать инвестирования в проблемные активы, скупки бизнеса по дешевке, поскольку произошли серьезные изменения в политических, а значит, и в бизнес-элитах», — добавляет юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры».

В случае если не будет дефолта на государственном уровне, можно предположить, что отдельные объекты будут выставлены на приватизацию, и к их приобретению правительство попытается привлечь иностранных инвесторов. При таком развитии ситуации инвесторы захотят получить дополнительные гарантии своих прав на активы. Возможны также случаи реприватизации. Это тоже может стать полем для активной работы юристов.

На общую ситуацию повлияет и крымский вопрос, прежде всего то, как будут строиться отношения между официальным Киевом и полуостровом, какой статус получит украинская собственность на территории Крыма.

Существенное влияние на изменение в инвестиционной привлекательности как конкретных объектов, так и целых отраслей окажет неизбежный процесс переориентации с российских рынков на рынки ЕС и, возможно, третьих стран вследствие недружественных торговых ограничений со стороны РФ. Это касается многих сфер отечественной экономики, в связи с чем, по мнению Дмитрия Шемелина, стоит ожидать перетоков инвестиций в отрасли, не нуждающиеся в дешевом газе или рынке сбыта в России.

Вместе с тем юристы не исключают более оптимистических сценариев развития событий на предстоящий год. Ведь с избранием нового парламента появились надежды на позитивные изменения в законодательстве и реформы, которые пока что в основном декларируются. По мнению Андрея Усенко, «мы увидим реализацию ограниченного круга реформ, к примеру, снижение децентрализации при сохранении достаточного набора рычагов в центре, реализацию налоговой реформы, направленную на упрощение администрирования, при умеренном сокращении налогового бремени». Аналитик МЮФ Integrites считает, что ожидать бурного развития корпоративного сектора в ближайший год не стоит, фактически прекращение падения промышленного производства и стабилизация финансовой системы — уже хорошо. Ожидать прихода иностранных инвесторов до полной стабилизации он также не рекомендует, подчеркивая, что фактор высокой неопределенности станет определяющим при принятии инвестиционных решений.

Лидеры рынка. Корпоративное право

ВЕДУЩИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ФИРМЫ
1 «АСТЕРС»
2 SAYENKO KHARENKO
3 BAKER & MCKENZIE
4 «ВАСИЛЬ КИСИЛЬ И ПАРТНЕРЫ»
5 ARZINGER
Ведущие юристы
1 ВЛАДИМИР САЕНКО
(SAYENKO KHARENKO)
2 ВЯЧЕСЛАВ ЯКИМЧУК
(BAKER & MCKENZIE)
3 ВАДИМ САМОЙЛЕНКО
(«АСТЕРС»)
4 НИКОЛАЙ СТЕЦЕНКО
(«АВЕЛЛУМ ПАРТНЕРС»)
5 АННА БАБИЧ
(AEQUO)
Другие известные юристы*
ЯРОСЛАВ АБРАМОВ
(SILVER SEAL ADVISERS)
ЛЕОНИД АНТОНЕНКО
(SAYENKO KHARENKO)
ОЛЕГ БАТЮК
(DENTONS)
ТАТЬЯНА ГАВРИШ
(ILF)
ОЛЯНА ГОРДИЕНКО
(BAKER & MCKENZIE)
ЭРНЕСТ ГРАМАЦКИЙ
(«ГРАМАЦКИЙ И ПАРТНЕРЫ»)
ЕВГЕНИЙ ДЕЙНЕКО
(CLIFFORD CHANCE)
ОКСАНА ИЛЬЧЕНКО
(«ЕГОРОВ, ПУГИНСКИЙ, АФАНАСЬЕВ И ПАРТНЕРЫ»)
МАРГАРИТА КАРПЕНКО
(DLA PIPER UKRAINE)
ЕЛЕНА КИБЕНКО
(«КИБЕНКО, ОНИКА И ПАРТНЕРЫ»)
АЛЕКСЕЙ КОТ
(«АНТИКА»)
ДЕНИС ЛЫСЕНКО
(AEQUO)
ОЛЕГ МАЛЬСКИЙ
(ASTAPOVLAWYERS)
АЛЕКСАНДР МАРТЫНЕНКО
(CMS CAMERON MCKENNA)
АРМЕН ХАЧАТУРЯН
(«АСТЕРС»)
МАКСИМ ЧЕРКАСЕНКО
(ARZINGER)

* — В алфавитном порядке.

Источник: Ukrainian Law Firms 2014. A Handbook for foreign clients

Лидеры рынка. Банковское и Финансовое право

ВЕДУЩИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ФИРМЫ
1 SAYENKO KHARENKO
2 «АВЕЛЛУМ ПАРТНЕРС»
3 «АСТЕРС»
4 CLIFFORD CHANCE
5 DENTONS
Ведущие юристы
1 МИХАИЛ ХАРЕНКО
(SAYENKO KHARENKO)
2 ГЛЕБ БОНДАРЬ
(«АВЕЛЛУМ ПАРТНЕРС»)
3 СЕРГЕЙ ЧОРНЫЙ
(BAKER & MCKENZIE)
4 АРМЕН ХАЧАТУРЯН
(«АСТЕРС»)
5 НАЗАР ЧЕРНЯВСКИЙ
(SAYENKO KHARENKO)
Другие известные юристы*
АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕНКО
(INTEGRITES)
ЮЛИЯ КИРПА
(AEQUO)
АНТОН КОРОБЕЙНИКОВ
(SAYENKO KHARENKO)
АЛЕКСАНДР КУРДЫДЫК
(DLA PIPER UKRAINE)
ЕЛЕНА ЛИННИК
(GRYPHON INVESTMENT CONSULTING GROUP)
ИРИНА МАРУШКО
(«ЛАВРИНОВИЧ И ПАРТНЕРЫ»)
АДАМ МЫЦЫК
(DENTONS)
ИГОРЬ ОЛЕХОВ
(BAKER & MCKENZIE)
ИРИНА ПОКАНАЙ
(«АСТЕРС»)
НАТАЛЬЯ СЕЛЯКОВА
(DENTONS)
АЛЕКСЕЙ СОШЕНКО
(CLIFFORD CHANCE)
РОМАН СТЕПАНЕНКО
(«ЕГОРОВ, ПУГИНСКИЙ, АФАНАСЬЕВ И ПАРТНЕРЫ»)

* — В алфавитном порядке.

Источник: Ukrainian Law Firms 2014. A Handbook for foreign clients